Биатлон и Макларен. Могло быть гораздо хуже
 Фото: Станислав Красильников / ТАСС
10 February 2017, 19:02

Биатлон и Макларен. Могло быть гораздо хуже

Алексей Дурново — о последствиях антидопингового скандала для биатлона и России

В топах российских спортивных новостей — «биатлонистку сборной России Екатерину Глазырину отстранили от соревнований из-за доклада Макларена», «француз Мартен Фуркад толкнул россиянина Александра Логинова», «российские спортсмены не пожали руки Фуркаду» — чемпионат мира по биатлону начался и продолжается скандалами, связанными с допинговой темой. Спортивный обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Дурново — о том, стоит ли России продолжать опасаться доклада Макларена.

После доклада Макларена проблемы у России возникли по трем видам спорта: скелетону, лыжам и биатлону. Скелетонистов «отпустили» уже через пару недель. В лыжах шесть человек отстранены как подозреваемые, но в чем их подозревают — непонятно. В биатлоне — двое. Фамилия одной из отстраненных стала известна 10 февраля — Екатерина Глазырина. Кто второй, пока неизвестно.

За день до начала чемпионата Международный союз биатлонистов (IBU) принял решение: сборная России выступит в Австрии именно тем составом, каким и планировалось (кроме Глазыриной, которую сняли за час до начала гонки с ее участивем). Больше того, даже число подозреваемых сократилось с семи человек до шести (изначально их было больше тридцати). То есть список, сформированный по итогам доклада Макларена, за два с половиной месяца уменьшился в пять раз.

Убежден: несмотря на отголоски, историю с докладом Макларена можно считать закрытой. Глава IBU Андрес Бессеберг — не первый человек, заявлявший, что этому докладу не хватает доказательной базы, но его мнение нельзя не назвать важным.

В расследовании фигурировали многие российские спортсмены, но из зимних видов спорта больше всего — биатлонисты. И здесь Россия могла получить самый ощутимый удар — по любимому сотнями тысяч россиян виду спорта, который зимой даже у футбола выигрывает по части популярности, а хоккей с баскетболом и вовсе оставляет далеко позади. Не получила.

То есть шуму от доклада было много, а вот поражающего эффекта —никакого. Ну, почти. По итогам конгресса IBU Россия фактически потеряла чемпионат мира по биатлону 2021 года, который должна была принимать Тюмень. Нет, его не отобрали, но предложили добровольно отказаться от чемпионата до 24 февраля. Если Россия сама этого не сделает, вот тогда отнимут решением конгресса. Это похоже на попытку дать России сохранить лицо — мы тебя уволим, но как бы по собственному желанию.

О таких увольнениях, правда, редко говорят публично, но IBU сказал. Нечто похожее было в декабре. Тогда у России забрали юниорский чемпионат планеты и тюменский этап Кубка мира наступавшего 2017 года. При этом подано решение было так, как будто Россия отказалась от них сама. Позднее, правда, выяснилось, что решил так все-таки IBU.

России, наверное, лучше действительно самой от чемпионата отказаться. В конце концов, чем-то пожертвовать придется, а лучше пусть это будут турниры, чем люди.

Тем более что сама допинговая история не окончена, завершился только ее маклареновский этап. В какой-то момент (правда, совершенно неизвестно, в какой) МОК начнет тотальную перепроверку проб, взятых в Сочи, и тогда, возможно, история зайдет на второй круг. К тому же о допинге мы, совершенно точно, будем слышать постоянно, пока идет чемпионат мира. Дело в том, что за сборную России выступает Александр Логинов, талантливый, без всяких сомнений, биатлонист, который только что отбыл дисквалификацию за строжайше запрещенный эритропоэтин. Отсидел полностью, без сокращений, от первого дня и до последнего, вот только вернулся категорически не вовремя. В самый разгар скандала. А потому о Логинове в биатлонном мире говорят даже больше, чем о Мартене Фуркаде, тем более что сам Фуркад о Логинове тоже говорит и даже пишет. Когда Союз биатлонистов России поздравил Логинова с днем рождения в Инстаграме, перечислив все его достижения, Фуркад оставил под фотографией ехидный комментарий. «Не забудьте про его главное достижение — дисквалификацию за допинг». А в ходе соревнований Фуркад подрезал Логинова (уже закончившего дистанцию), заставив его упасть.

Фуркад к допингу, к слову, столь же нетерпим, как байкер Хирург к тем, кто напоминает ему о пакте Молотова-Риббентропа. С подачи Фуркада биатлонисты выдвинули IBU ультиматум с требованием ужесточить наказание за допинг — увеличить штраф и срок дисквалификации. Союз пока оставил это обращение без внимания, но, скорее всего, вернется к нему после окончания сезона. И, вполне вероятно, что в предолимпийский сезон в силу вступят новые и очень жесткие правила.

Не закончена и российская история с систематическим допингом. Спортсмены, которых ловили на запрещенных препаратах, у нас по-прежнему имеют господдержку. У проштрафившихся олимпийских чемпионов и призеров не отбирают подарки, не требуют обвинений и не лишают их орденов и денежных вознаграждений. Они, зачастую, еще и получают государственные должности. Хотя, кажется, даже ежу понятно, что если наказанного за допинг спортсмена лишать привилегий, госсодержания и прочих плюшечек, то скандалов с допингом станет меньше. Потому что одно дело рисковать, зная, что тылы твои все равно прикрыты, а другое — ставить на карту жизнь и судьбу, с четким осознанием того, что если тебя поймают, ты станешь изгоем.

Алексей Дурново о допинговых итогах года

Одна из самых показательных историй: назначение советником губернатора Владимирской области по вопросам спорта тяжелоатлета Алексея Ловчева, получившего четыре года дисквалификации за допинг. И назначили его в самый разгар допингового скандала.

Если ты нарушаешь правила вместе со всеми, то должен быть готов к тому, что санкции однажды применят только к тебе. Если бы ответственные за российский спорт люди помнили об этом, то проблем у него, скорее всего, было бы меньше.

util