Просто взять и выбросить тело. История борца с наркотиками, избавившегося от трупа цыганки в лесу
 Константин Вилков. Фото: личная страница Вконтакте
12 Февраля 2017, 11:27

Просто взять и выбросить тело. История борца с наркотиками, избавившегося от трупа цыганки в лесу

9 февраля Псковский областной суд рассматривал апелляцию руководителя организации «Псков — город без наркотиков», председателя регионального отделения партии «Родина» Константина Вилкова по делу о смерти цыганки, сбывавшей наркотики. Женщина умерла при задержании, в котором кроме сотрудников полиции принимал участие Вилков. Корреспондент Открытой России изучил дело борца с наркотиками.

Труп оставили под кустом

В декабре 2015 года в Псковской области арестовали известного борца с контрафактным алкоголем и наркотиками, руководителя организации «Псков — город без наркотиков» Константина Вилкова. Арест вызвал широкий резонанс в области — ему предшествовала серия публикаций в нескольких местных СМИ и блогах о том, что борец с наркотиками якобы свернул шею цыганке и выбросил труп в лес. Сообщения об этом, примерно с весны 2015 года, активно публиковал псковский блогер Дмитрий Ершов. Сам Вилков комментариев не давал. Ситуацию не комментировали и в следственных органах. Подробности стали известны только после задержания Вилкова.

19 декабря 2014 года оперуполномоченные по борьбе с наркотиками УВД города Пскова Алексей Федотов, Роман Коншин и Ирина Царева на машине Константина Вилкова задержали цыганку Оксану Казимировскую, которая, по информации Вилкова, продавала наркотики. Пока женщину везли в отдел полиции, она умерла. Федотов, Коншин и Вилков высадили Цареву в городе, оставили ей свои телефоны, а сами повезли труп женщины в лес, где и оставили его под кустом.

Оксана Казимировская. Фото: bloknot.ru

Оксана Казимировская. Фото: bloknot.ru

Как выяснилось позже, Царева в тот же вечер по телефону сообщила своему начальнику о том, что ее коллеги увезли цыганку в неизвестном направлении. Эту же информацию, по ее словам, она сообщила на следующий день начальнику УВД города Пскова Сергею Сорокину. Правда, в устной форме, что стало для нее главной ошибкой — никаких действий ее начальство не предприняло. Однако этой историей заинтересовалась ФСБ.

Сотрудники спецслужбы сначала пришли к Алексею Федотову — он тут же написал явку с повинной и показал место, где оставили труп. Примерно в это же время Коншин написал рапорт начальнику УВД Псковской области. Начальник УВД Пскова Сорокин был уволен с должности.

«Белый китаец» в горле

Убийство Вилковым Казимировской сразу стало главной версией у сторонних наблюдателей. В соцсетях и на местных форумах спорили: одни осуждали Вилкова за убийство, другие писали, что «так и надо этим наркоторговцам». Но Псковский городской суд пришел к выводу, что убийства не было. Ранее судимая за сбыт наркотиков Казимировская была задержана при попытке сбыть наркотики, при задержании она заглотила пакет с веществом «белый китаец» (3-метилфентанил), и он застрял у нее в горле.
«Смерть Казимировской О.А. наступила от механической асфиксии, в результате закрытия просвета гортани инородным телом», пришла к выводу судебно-медицинская экспертиза. При этом никаких других опасных для жизни и здоровья повреждений у Казимировской не выявлено.

Следствие же считало, что причиной смерти Казимировской были действия сотрудников полиции при задержании, а также неоказание помощи, когда женщина потеряла сознание. Трех сотрудников полиции, Федотова, Цареву и Коншина, СУ СК Псковской области обвинило по ч.3 ст. 286 УК РФ в превышении должностных полномочий с применением насилия, спецсредств (наручники), повлекшем смерть потерпевшей. Сразу после этого их уволили из УВД, хотя ранее, судя по характеристикам, зачитанным в суде, это были образцовые сотрудники.

Константин Вилков с основателем «Города без наркотиков» Евгением Ройзманом. Фото: личная страница Вконтакте

Константин Вилков с основателем «Города без наркотиков» Евгением Ройзманом. Фото: личная страница Вконтакте

Константин Вилков сначала проходил по делу как свидетель, затем ему предъявили обвинение в пособничестве (ст.33 ч.5 ст.286 ч.3 УК РФ). Арестовали же Вилкова из-за того, что он не являлся на следственные действия и якобы угрожал свидетелям. Впрочем, в суде выяснилось, что угроз не было, а свидетели подписывали заявления об угрозах, не вчитываясь в то, что им дали на подпись следователи. Две недели Вилков провел в СИЗО и полгода под домашним арестом, после чего его выпустили под подписку о невыезде.

За то время, пока шло следствие, Константин Вилков не только не исчез из общественно-политического поля в Пскове, но стал в нем еще более заметной фигурой. Он принял участие в довыборах в Псковскую городскую думу, которые проиграл, а также стал председателем совета регионального отделения партии «Родина». Однако ответа на вопрос, как полиция и общественный деятель могли просто взять и выбросить тело торговца наркотиками в лесу, не последовало ни от обвиняемых, ни от их руководства.

Подсудимые свою вину не признали. Они не отрицали фактических обстоятельств дела: женщину задерживали, наручники надевали, в машину сажали, в отделение везли. Когда она потеряла сознание, в чувство пытались привести нашатырным спиртом. А когда поняли, что умерла, Цареву оставили в городе с телефонами, а труп действительно вывезли в Палкинский лес и рапорта о случившемся не написали.

А вот с квалификацией преступления подсудимые категорически не согласились. Экспертиза установила, что смерть наступила не от их действий, а от собственных действий погибшей.

«Смерть Казимировской О.А. явилась следствием самостоятельных действий с ее стороны — неудачной попытки проглотить находящийся в ее ротовой полости пакет с порошком. Таким образом, действия Федотова А.В. и Коншина Р.А. с причиной смерти не связаны», — говорится в выводах комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Следственный эксперимент на месте задержания Казимировской. Фото: Медиазона

Следственный эксперимент на месте задержания Казимировской. Фото: Медиазона

А эксперт в судебном заседании также пояснил, что: «Возможность спасти человека при асфиксии есть только в том случае, когда точно известно, что он именно вдохнул что-то. Даже в этом случае можно спасти, а можно и не спасти. Скорая за пять минут вряд ли успела бы».

Подсудимые сообщили суду, что пока цыганка (так ее во время заседания называли не только они, но и прокурор) была в сознании, она уверяла, что ничего не глотала, и наркотиков у нее нет, а «беглый осмотр ротовой полости» при задержании также не вызвал у них подозрений.

Незнание и халатность

8 ноября 2016 года судья Псковского городского суда Светлана Григорьева огласила приговор, в котором изменила квалификацию преступления, совершенного Федотовым и Коншиным с третьей части (тяжкое преступление) на первую часть (небольшой тяжести) ст. 286 УК РФ. То есть суд принял во внимание судмедэкспертизу и признал, что вина подсудимых в смерти Казимировской не доказана. Однако в превышении должностных полномочий они все же виновны, вывоз трупа задержанной в лес — это преступление. Константина Вилкова признали виновным в пособничестве в совершении полицейскими этого преступления. Наказание суд назначил условное: Федотову — 2,5 года, Коншину — 2 года, Вилкову — 1,5 года. Ирину Цареву суд признал виновной в совершении иного преступления — «халатности» по ч. 1 ст. 293 УК РФ.

«Царева не предпринимала никаких активных действий по сокрытию трупа, поэтому не совершила превышения должностных полномочий. Вместе с тем она, имея возможность предотвратить преступление своих коллег, а также принять меры по оказанию первой помощи Казимировской, которая очевидно находилась в беспомощном состоянии, угрожавшем ее жизни и здоровью, этого не сделала», — говорится в приговоре.

Федотову, Коншину и Вилкову было назначено дополнительное наказание — лишение права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях.

Встреча Константина Вилкова с избирателями. Фото: личная страница Вконтакте

Встреча Константина Вилкова с избирателями. Фото: личная страница Вконтакте

А в связи с постановлением Госдумы от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» подсудимые Федотов, Коншин и Вилков были сразу же освобождены от основного наказания (но не от дополнительного), а Ирина Царева освобождена от наказания, и с нее снята судимость.

Федотов и Коншин остались удовлетворены результатами, и приговор не обжаловали. А Ирина Царева и Константин Вилков обжаловали приговор в Псковском областном суде. Царева настаивала, что доложила начальству, пусть и в устной форме, а также оказывала первую помощь в виде нашатыря и таким образом свои обязанности исполнила. Вилков указал, что «не понимал, что сотрудники полиции превышают свои полномочия», поэтому и не совершал пособничества. Кроме того, он заявил, что суд никак не мотивировал ему назначение дополнительного наказания.

Сначала было внесено и представление прокуратуры на приговор, но позже его отозвали. В конце концов прокуратура заявила, что приговор законный и обоснованный.

9 февраля 2017 года Псковский областной суд вынес решение изменить приговор — исключить из приговора Константину Вилкову дополнительное наказание. Мотивировочная часть определения еще не изготовлена, поэтому пока нельзя сказать, почему так решила апелляционная инстанция. В остальной части приговор остался без изменения.

Таким образом, благодаря амнистии, у Федотова и Коншина осталось только лишение права занимать определенные должности. А Вилков и Царева полностью освобождены от наказания и вышли из зала суда без судимости.

util