«До суда в Украине я уже не доживу». Россия выдворяет экс-ополченца ЛНР
 Ополчение ЛНР. Фото: Станислав Красильков / ТАСС
14 February 2017, 21:00

«До суда в Украине я уже не доживу». Россия выдворяет экс-ополченца ЛНР

Российский суд потребовал от него «справку из СБУ» о том, что ему угрожает опасность

7 февраля Новошахтинский районный суд вынес постановление о контролируемом выезде за территорию РФ в отношении гражданина Украины Олега Андрушевича, в 2014-2015 годах воевавшего на востоке страны на стороне непризнанных республик. Сам Олег, успевший обзавестись в России семьей, утверждает, что в ЛНР ему податься некуда, а на Украине его ждет уголовное преследование или смерть. Открытая Россия записала рассказ экс-ополченца.

— Сам я из-под Харькова. Город Южный Харьковской области. Жил, в общем-то, как все, работал. Не скажу, что мне Янукович нравился как президент, но при нем была стабильность. Мы стали лучше жить при нем, могли смотреть в завтрашний день. Люди брали кредиты, знали, что будет возможность их отдать. То есть, ситуация в стране стабилизировалась.

Майдан мне сразу не понравился. Я понял, что это государственный переворот, незаконная власть, не избежать войны и большой крови — это было видно еще с начала декабря 2013 года. Люди, которые там стояли, — управляемое стадо, зомби, у них не было своей точки зрения. Я пытался участвовать в «Антимайдане» в Киеве, но дела там были хуже и хуже, из Киева я вернулся в Харьков, и мы готовили сопротивление уже там. Как и за любым другим «антимайдановцем», за мной охотились представители Правого сектора. Правоохранительные органы? Ну, как сказать... Если у нас были потасовки, наших ребят всех забирали, а правосеков не трогали. Наших потом тоже отпускали, но отношение было видно.

Когда началась война на Донбассе, все стало чуть серьезнее. В один момент мне позвонил друг, участковый, и говорит: Олег, у тебя есть сутки, чтобы покинуть территорию Украины, на тебя пришла бумага. Тогда я поехал в Луганск и вступил в ополчение. Сделал я это, чтобы бороться с незаконной властью на Украине. С тем беспределом, который они творили на территории Луганской и Донецкой народных республик. После событий в Одессе очень сильно я изменился.

Служил я в спецбатальоне «Леший» и в батальоне Святого Георгия Победоносца, до контузии. Было это под Луганском, на блокпосте Александровском. Ночью был бой, утром рано я сдал смену, пошел в блиндаж чистить автомат и отдохнуть. И прямое танковое попадание в блиндаж. Жив остался, но контузило, в колене трещина. Сейчас хожу, хромаю. Если поднять что-то больше 15 килограмм в руки и идти по ступенькам, колено сразу же клинит.

После ранения я отлежался, повоевал еще, но потом со здоровьем стало хуже, и я решил переехать к своей гражданской жене в Новошахтерск, в Россию. Она тоже с Украины, ее тоже преследовали киевские власти — она помогала батальонам ЛДНР. Например, предупреждала нас, когда мимо нее летели нас бомбить самолеты. До Донецка было 18 минут с ее звонка, до Луганска, кажется, 12 минут. Ну и, плюс, через интернет она связывалась с определенными людьми, помогала гуманитаркой, формой ополчению. Когда сдали Лисичанск, один из командиров Мозгового оставил там ноутбук и телефон, в которых была вся переписка и все координаты.

Границу я пересек официально, никаких проблем не было. Прошел по украинскому паспорту — паспортов республик тогда еще не выдавали. В Россию на работу я официально так и не устроился, так как нет паспорта. Неофициально брали, но потом не платили зарплату — попросту кидали. Перебивался, знакомому дачу помогал отстраивать, он платил, плюс сбережений немного осталось с Украины. Но со временем вопрос со статусом встал ребром.

4 февраля я в который раз пошел в ФМС: мне знакомые посоветовали: сходи, говорят, к Сергею, человек хороший. Попросил как-то помочь решить вопрос. В ФМСе сказали — приходи 7 февраля в полицию, там тоже хорошие ребята, все объяснят, составят протокол, пойдете в суд — сделают штраф без выдворения и приходите делать документы.

Судья, конечно, форменно издевалась. Потребовала справку от СБУ о том, что на меня заведено уголовное дело, либо что моей жизни угрожает опасность, и тогда она предоставит убежище. Я и в полиции, и в суде пытался объяснить, что на Украину мне нельзя. В полиции, кстати, вообще не хотели вносить в протокол, что я служил в ополчении, говорили «не надо, давай не будем». Но я их, все же, убедил. А в суде показал документы, что служил, показал, что я в базах данных «Миротворца» (сайт, созданный при участии депутата Верховной рады Украины и советника главы МВД Антона Геращенко, который собирает и систематизирует персональные данные пророссийских сепаратистов и оппозиционеров. — Открытая Россия). Они пожали плечами, сказали — все, что мы можем для вас сделать, это выдворить за территорию РФ самовыездом, а не через спецприемник. Спасибо. Ну и присудили самовыезд.

16 февраля повезу обжалование. Но как я свяжусь с СБУ? То, что я в базах данных «Миротворца», вполне достаточно, как говорят юристы. Это первое, на что мы будем опираться во время апелляции. Чтобы вы понимали, дело даже не в том, что на меня заведут дело. Если я в базе данных, я просто до суда не доживу. Дело не в сроке. Они узнают, что меня депортировали, вот в чем вся проблема. И в ЛНР я не могу — воевать уже не способен, жилья нет, семью кормить надо.

Я думаю, что так происходит из-за чиновников на местах. На президентском уровне это решается. Мы писали президенту, просили временное убежище, политическое убежище. По поводу временного им спустили указание сверху, чтобы разобрались. Но от МВД никаких уведомлений не приходило.

В базе «Миротворца» действительно есть запись, содержащая личные данные Олега, включая домашний адрес в Харьковской области и его телефон. В своем обращении на имя Уполномоченного по правам человека в Ростовской области Олег также отметил, что он опекает троих детей, один из которых болен аутизмом. Ответа он пока не получил. По его словам, апелляцию рассмотрят примерно через месяц.

Одни — в Верховной раде, другие — в земле. Как сложились судьбы полевых командиров ДНР-ЛНР и Украины

Спустя два года можно констатировать, что треть фигур из сувенирной киевской колоды физически уничтожена, а еще треть вынужденно покинула Донбасс. Правда, убитых настиг не «украинский народ». А те, кто сбежал из Донбасса, сделали это не под военным давлением украинского народа. Читать дальше...

Дмитрий Ольшанский: «Гражданство ДНР безусловно бесполезная вещь»

«Я думаю, что это такая серия пиар-акций, когда кремлевский пиарщик, который отвечает за мероприятия на Донбассе, привлекает каких-то людей, которые должны создавать, что называется, „движуху“. Причем эта „движуха“ прямо противоположна тому, что нужно людям там». Читать дальше...

util