Сотни редких картин вывозят в недостроенное здание с плесенью ради выставки РПЦ
 Транспортировка экспанатов 15 февраля 2017 года. Фото: Елена Козлова-Афанасьева
16 Февраля 2017, 09:00

Сотни редких картин вывозят в недостроенное здание с плесенью ради выставки РПЦ

Заложниками недостроя оказались картины Айвазовского, Шишкина, Брюллова и многих других

В России в 2017 году планируется открыть несколько мультимедийных выставок «Россия — моя история», проект которых был разработан при поддержке РПЦ и администрации президента, куратор — архимандрит Тихон (Шевкунов). Региональным властям поручено создать аналог исторического парка, открывшегося в декабре 2015 года в 57-м павильоне ВДНХ. В Тюмени под выставку решили отдать здание по улице Орджоникидзе, 47, в котором до февраля располагался музей изобразительного искусства. В городе разразился скандал — редкие и дорогие экспонаты перевозят в здание нового музея, которое до сих пор находится в стадии строительства.

«Сколько денег потребуется потом на реставрацию — неизвестно»

Здание, под протекающей крышей которого объединены два музея — краеведческий и ИЗО, строили на протяжении 25 лет, однако до сих пор не сдали в эксплуатацию полностью. Музейный комплекс носит имя Ивана Словцова.

Заложниками недостроя оказались 16 тысяч экспонатов общей стоимостью более 145 миллиардов рублей. Среди них иконы, древний поклонный крест, деревянные скульптуры XVII века, уникальные ковры, произведения из костей животных и картины. В коллекции картин русского искусства представлены работы Айвазовского, Шишкина, Брюллова, Репина, Кандинского.

Все эти произведения в авральном режиме начали свозить в музейный комплекс имени Словцова. По словам одной из хранительниц музея, пожелавшей остаться анонимной, первой перевезенной коллекцией стала экспозиция тюменских художников. Все это происходило в начале прошлой недели, когда на улице стоял двадцатиградусный мороз.

Когда хранительницы приехали с картинами на Советскую, 46, то увидели продолжающийся ремонт и строительные леса.

«Здание до сих пор не обустроено. Живопись тюменских художников стоит сейчас на каменном полу. Оборудования внутри никакого нет. У них есть лишь мелкие стеллажи под скульптуру, а все остальное лежит на каменном полу. Там очень грязно. Мы завозим произведения в антисанитарные условия. <...> Нам сказали, что это все будет стоять в складированном помещении не меньше полугода. Этого делать нельзя. Все что органично — ковры, кости, живопись — обязательно требует естественного освещения. Без этого происходят необратимые процессы. Сколько денег потребуется потом на реставрацию неизвестно. Состояние там очень неблагоприятное для произведений искусства. К чему эта спешка? Мы все как в рабовладельческом обществе. Ничего нельзя говорить, а то будешь уволен», — рассказывает другая хранительница.

По их словам, против переезда в неподготовленное место в такой спешке выступил весь коллектив, отвечающий за сохранение экспонатов. Главные их претензии — плохая вентиляция, отсутствие системы кондиционирования и помещений для хранения крупногабаритных экспонатов. Но главное — это длительный срок хранения в запечатанном виде. Музейный комплекс имени Словцова откроется лишь в 2018 году. Сегодня сотрудники музея ИЗО заканчивают вывоз коллекции русской живописи — последней остававшейся в здании на Орджоникидзе, 47.

«Экспонатам ничего не угрожает, кроме агрессивных хранителей»

«Я показывала новое здание сотрудницам нашего музея, которые репостят отрицательные материалы о переезде. Они находятся в приятном шоке от того, какие там на самом деле светлые, красивые и большие помещения. Я вам могу прокомментировать переезд только с положительной стороны. Все то, что говорят про здание, что оно якобы влажное и с грибками — это все неправда. В конце прошлого года здание было сдано в эксплуатацию, сейчас не сданы только экспозиционные корпуса. Они строятся и будут сданы к концу 2017 года. На сегодняшний момент в фондохранилище работает пожарная сигнализация. Меня как главного хранителя устраивает то, как мы сегодня расселяемся в новом здании. Экспонатам ничего не угрожает, кроме агрессивных хранителей», — рассказывает замдиректора Музейного комплекса имени Словцова Елена Усольцева, отвечающая за фондохранилище.

По ее словам, грибок и протекающая крыша есть только в тех помещениях, где еще не завершено строительство. Экспонаты там не хранятся.

Усольцева не понимает, чем недовольны хранители. По ее словам, в здании на улице Орджоникидзе не делался ремонт с момента его постройки в 1967 году. Там якобы протекала крыша, был грибок, сыро, без конца лопались батареи, а последний раз отключился на несколько дней свет. Об этих проблемах, по словам Усольцевой, сотрудники музея писали ей в служебной записке.

Однако, по словам хранителей, несмотря на то что музей не финансировали, они все равно поддерживали его в хорошем состоянии. Поддерживали необходимую влажность и температурный режим.

Чисто, как в операционной

«Картины начали перевозить только вчера, потому что у нас были морозы, мы не имели права их перевозить. Они упакованы специальной пленкой и бумагой. Перевозятся в специальных контейнерах под охраной ЧОП. Все слова о том, что картины вывозили в морозы — неправда. Вчера только была перевезена первая картина, потому что потеплело, у нас было минус шесть. Солнышко светило, тепло. Там ехать всего ничего, если идти пешком — это ровно 136 шагов», — говорит директор департамента культуры Тюменской области Виктор Новокаускас.

В Музейном комплексе имени Словцова, по его словам, есть все необходимые для хранения условия. Не хватает только технического оборудования — специальных стеллажей на рельсах, где будут храниться картины. Однако, по его словам, эти стеллажи уже собирают строители, а скоро приедет еще одна партия техоборудования, после которой будет начата распаковка и развешивание картин. Сейчас, как говорит Новокаускас, в музее создан необходимый климат, поддерживаются определенная температура и влажность. Слова хранителей музея он называет ложью.

Отвечая на вопрос о том, почему хранители музея недовольны переездом, если в новом здании все хорошо, Новокаускас предположил, что работники хотели «чтобы их никто не торопил, чтобы они могли упаковывать по одной картине в день». Кроме того он рассказал, что возмущаются не все, а только несколько человек.

«Новое здание музея — чистейшие площади, как в операционной. <...> На Орджоникидзе все хранилось в ужасных условиях. Во-первых, там была жара и сухость. Они открывали окна, чтобы температуру снизить. Но это же было нарушением! Во-вторых, плесень внизу в подвале, где у них находились как раз фондохранилища. То, как хранились картины раньше — страшно было смотреть. Облупленные стены, мусор, картины стояли на деревянном полу, прислонившись друг к другу. Никакой упаковки. Как же они там жили? Об этом они не говорят, что нужно было давным-давно оттуда переезжать», — рассказывает Новокаускас.

«Он музыкант и ничего не понимает в искусстве»

По словам хранителей, плесень в подвале действительно была, но там не хранились предметы искусства.

«Вы спросите его, он хоть раз в жизни был в музее у нас? Новокаускас уже несколько лет занимает свой пост, но мы его ни разу не видели у нас. Он не пришел ни на одну выставку и понятия не имеет, как у нас, и что там было», — рассказывает хранительница музея.

Также она считает, что Новокаускас «сам говорил, что он музыкант и ничего не понимает в искусстве». Он якобы иначе представляет себе задачи музея и считает, что музеи должны зарабатывать деньги и развлекать людей.

«Мы как раз занимаемся разгрузкой. В музее пока еще все в процессе, тут еще должны завершиться некоторые моменты. Здесь пока что нет оборудования. Сейчас доводится все это до совершенства. Пока что здесь есть часть стеллажей — что возможно, ставим в стеллажи, а так составляем все в штабеля. Температура здесь нормальная, а вот с влажностью пока что все не очень хорошо. Вентиляцию сейчас налаживают. Внутри нет строительных лесов, ремонт уже закончен. Ждем оборудование», — рассказала заведующая научно-фондовым отделом коллекции изобразительных искусств Тюменского музея ИЗО Татьяна Сергейчук.

util