«Трамп обещал не России». Что значит заявление президента США о Крыме?
 Фото: Stefan Wermuth / Reuters
16 Февраля 2017, 13:51

«Трамп обещал не России». Что значит заявление президента США о Крыме?

Президент США Дональд Трамп вчера в своем твиттере написал: «Россия забрала Крым при Обаме. Был ли Обама слишком мягким по отношению к России?» После этого, пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер заявил, что Трамп «ясно дал понять», что ждет от России возвращения Крыма Украине. Американист Иван Курилла рассказал Открытой России, как следует расценивать слова Трампа.

— Вчерашний твит Трампа можно расценивать как сигнал для России, или адресат высказывания — американские избиратели?

— Менее всего это заявление для России. Все-таки любая политика США на 99% политика внутренняя. Взаимоотношения с Россией в большей или меньшей степени всего лишь ее побочный результат. В условиях, когда в отставку ушел Майкл Флинн (советник Трампа по национальной безопасности. — Открытая Россия), Трампу уже ничего остается, кроме как каким-то образом дистанцироваться от этого.

С другой стороны, можно говорить о трех версиях, которые объясняют это высказывание, и все три, в той или иной степени, присутствуют. Первое, как я уже сказал, — дистанцирование от слишком близких связей с Россией, в которых его обвиняют уже несколько месяцев. Причем, одно дело — обвинения, другое дело — доказательства того, что его соратники действительно общаются с российскими дипломатами и спецслужбами. Но есть объяснение и совершенно другое: Трамп, как бизнесмен, если он готовится к каким-то переговорам с Россией, изначально завышает ставки. Для него переговоры — это торговля, а значит, торговаться надо начинать с высокой планки. Ну а третье объяснение заключается в том, что американская внешнеполитическая машина достаточно инертна, и ее просто так развернуть нельзя — США уже вложили в санкции и в борьбу слишком много ресурсов. И, хотя Трамп пытается круто развернуть многие направления политики Обамы и предшествующей демократической администрации, это не всегда легко. Столкнувшись сейчас с сопротивлением по поводу миграционной политики, по другим направлениям, Трамп вынужден переосмысливать приоритеты. Он понимает, что не может по всем фронтам пробивать свою повестку дня, потому что на это не хватит политических ресурсов. Поэтому новый президент США вынужден выбирать, что для него важнее: борьба за миграционную политику, или борьба за изменение отношений с Россией. Вполне возможно, что в данной ситуации он сделает выбор не в нашу пользу, а будет менять то, что для него более приоритетно.

— Связана ли отставка Майкла Флинна с тайными переговорами о снятии санкций с России?

— Он ушел в отставку из-за того, что он отрицал факт таких переговоров. Дело в том, что за него заступился Трамп и вице-президент Пенс. А потом, как я понимаю, появились доказательства. Спецслужбы США прослушивали российского посла и выяснилось, что он врал, и не только прессе. И теперь выясняется, что либо они все врали, либо Флинн ввел в заблуждение президента и вице-президента США. Позиция Флинна по санкциям — гораздо меньшая проблема, чем то, что он соврал. Это гораздо более важный момент. Мы помним, что Клинтона чуть не подвергли импичменту не за то, что у него была любовница, а за то, что врал. Ложь для американской политической системы является самым серьезным проступком. Когда человека приперли к стене, доказали что он соврал, это самое тяжелое, что может произойти.

— Может ли тайная дипломатия, которую проводил Флинн, подорвать доверие среди поддерживающих Трампа американских элит?

— Сомневаюсь. Я не думаю, что значительная часть тех, кто выступал за Трампа, в чем-то разочаровывается. Среди них, скорее, бытует представление, что это нормально. Скорее, речь идет о значительной части истеблишмента политической элиты. Для них это работа на тех, кто колеблется, в том числе среди высокопоставленных республиканцев.

По большинству политических проблем Трамп и его противники разделены по партийной линии. Демократы его критикуют и выступают резко против, республиканцы своего президента поддерживают. Это касается и миграции, и здравоохранения. Но в том, что касается внешней политики, в сдерживание России вложились не только демократы, но и довольно большая часть влиятельных республиканцев. Тот же Маккейн или Ромни, который в последнее время ходил и говорил, что был прав, называя Россию главной угрозой в 2012 году. Но, в то же время, по отношению к России республиканская партия не едина, там есть много тех, кто не одобряет намерение Трампа улучшать отношения с Россией. И ему здесь гораздо сложнее, чем по другим политическим вопросам, потому что нужно бороться не только с демократами, но и с республиканской партией. Это возвращает нас к вопросу о политических ресурсах Трампа. Захочет ли он дальше их тратить на улучшение отношений с Россией. Мне кажется, этот вопрос для него второстепенен по сравнению с другими.

— Вчера последовала реакция от Володина, который заявил, что заявление Трампа по Крыму противоречит его предвыборной программе.

— Трамп обещал не России, а своим избирателям. С моей точки зрения заявление Володина выглядит странно.