Вадим Прохоров: «Отравление Владимира Кара-Мурзы связано с Актом Магнитского»
 Вадим Прохоров. Фото: Станислав Красильников / ТАСС
16 February 2017, 21:21

Вадим Прохоров: «Отравление Владимира Кара-Мурзы связано с Актом Магнитского»

Адвокат Владимира Кара-Мурзы-младшего не верит в версию о «случайном отравлении».

— Что сейчас можно сказать о версиях отравления Владимира Кара-Мурзы?

— Диагноз звучит так: «Токстическое действие неустановленного вещества». С этим диагнозом, скорее всего, можно согласиться, так как все симптомы дейстительно похожи на токсическое отравление — как сейчас, в 2017 году, так и при попадании Кара-Мурзы в больницу 26 мая 2015 года. Кара-Мурза попал в руки к тем же специалистам, что и в прошлый раз. И эта команда медиков уже знала, как лучше выводить его из критического состояния, как спасать ему жизнь.

Эта команда врачей в прошлый раз полагала, что причина, возможно, в том, что Кара-Мурза, принимал некое седативное средство, действие которого наложилось на действие капель для носа. Это седативное средство Кара-Мурза принимал после смерти нашего друга Бориса Немцова, которая оказала на нас всех очень тяжелое воздействие. Подчеркиваю, что это не транквилизатор, это достаточно легкое средство, продающееся даже без рецепта, просто прописанные докторами таблетки.

Уже тогда такая версия нас не особо устроила. Она шла вразрез с теми данными, которые показали анализы в Страсбургской токсикологической лаборатории. Но человека спасли, и уже это хорошо.

Теперь же сами врачи сказали, что на седативное средство грешить уже нельзя, потому что он его уже не принимал. То есть версия о токсическом воздействии лекарств полностью отпадает. Никакой иной версии врачами не выдвигается. Есть еще один важный момент. В этот раз улучшение состояния здоровья Владимира произошло после того, как ему заменили всю плазму крови. Совершенно очевидно, что в крови было некое отравляющее вещество, которое находилось в сцепке с белками. Что это за вещество — нашим медикам установить не удалось. Посмотрим, что удастся установить в лабораториях Израиля и Страсбурга.

— Cостоятельна ли версия о бытовом отравлении?

— Здесь, конечно, есть развилка. Да, интоксикация может быть предумышленной — то есть, это покушение на убийство, и именно об этом мы подавали заявление в Следственный комитет. Также, теоретически, может быть и некое бытовое отравление. Но покажите мне такой пирожок или чебурек, которым так сильно можно отравиться, причем каждые полтора года. У меня это вызывает очень большие сомнения.

Есть, правда, версия, которая выдвигалась кем-то из врачей. Версия такая: «А вдруг сам организм так реагирует на внешнюю окружающую среду?» Но это было бы одно из величайших открытий в медицине, его можно было бы назвать синдромом доктора-исследователя. Но, я так понимаю, никто не спешит сообщить о том, что открыт новый синдром. Скорее всего, это отравление неким принесенным в организм веществом.

Таким образом, остается одна версия. Она не эквивалентна ста процентам вероятности, но наиболее вероятна. Это версия предумышленного отравления Владимира Кара-Мурзы. Как и в первый раз, в 2015 году.

Я хочу напомнить, что спецслужбы вполне обладают таким возможностями.

— Вы считаете возможной версию о «руке государственных структур»?

— Концы произошедшего стоит, наверное, искать в организации, которая в этом году празднует столетний юбилей и которая была основана польским уголовником. На определенном этапе эта организация разделилась на несколько, и у нас теперь есть и ФСБ, и ФСО, и другие. Это коммьюнити российских спецслужб достаточно большое, и трудно четко сказать, где и как искать. Но то, что вряд ли такие отравляющие вещества можно приобрести в аптеке, для меня вполне очевидно.

— Каков может быть мотив?

— Меня реально удивляют высказывания типа «Да кому вы нужны?», которые звучат часто и от наших противников, и даже от наших сторонников. Мол, «что из себя представляет Владимир Кара-Мурза-младший, чтобы его специально отравлять?».

Ну вот, Бориса Немцова убили. Причем демонстративно, это было хорошо подготовленное преступление.

Обиды на Владимира Кара-Мурзу есть. Причем это, по моему мнению, связано не только и не столько с Открытой Россией, сколько с его активным участием в продвижении «списка Магнитского». В моем представлении самыми активными участниками продвижения акта Магнитского были Борис Немцов, Владимир Кара-Мурза и Билл Браудер.

Борис Немцов убит, Кара-Мурза уже второй раз одной ногой на том свете оказывается, а Браудер живет на Западе, и после дела Литвиненко спецслужбам не очень сподручно втягиваться в очередной международный инцидент.

«Акт Магнитского» затронул непосредственно нашу элиту, это именно то, что ей не нравится. Они действительно хотят управлять как Сталин, а жить как Абрамович. Опять сделать из страны концлагерь, получать с этого свои дивиденды, но чтобы дети учились на Западе. Иногда эти дети возвращаются в Россию, чтобы отщипывать от национальных богатств, иногда прямо там и остаются. Ну всяко уж точно внуки и правнуки нашей элиты живут и будут жить на Западе. И элита хочет иметь возможность ездить в Альпы кататься на лыжах, погреться на Лазурном берегу, заехать к внуку в Кембридж или в Сорбонну, и просто закончить жизнь не в Западном Бирюлево, не в Тегеране, и даже не в Гаване, а где-нибудь в Ницце. И лишение при помощи «Акта Магнитского» этой возможности — серьезный удар по всей нашей нынешней путинской политической элите.

«Акт Магнитского» еще не закончен, в нем могут появиться новые фамилии. И те, кто продвигал и продолжает продвигать эту концепцию, — совершенно реально являются личными кровными врагами действующей власти. Именно этим я могу объяснить такое внимание к персоне Владимира Кара-Мурзы-младшего.

Владимир Кара-Мурза-младший: «Врачи вновь сделали чудо и вернули меня с того света»

«Я по-прежнему в лежачем состоянии, мне предстоит учиться заново ходить. Мало кому выпадает в жизни в третий раз учиться ходить... Впереди еще длительное лечение. В 2015 году это заняло многие месяцы». Читать дальше...