Городок, которого нет. Около двухсот семей экс-сотрудников Минобороны могут лишиться жилья

 Министерство обороны Российской Федерации на Фрунзенской набережной. Фото: Александр Гришин / ТАСС
17 Февраля 2017, 19:44

Городок, которого нет. Около двухсот семей экс-сотрудников Минобороны могут лишиться жилья

Несмотря на многократные обещания, Министерство обороны присвоило три многоквартирных дома с территории бывшего военного городка рядом с Шереметьево и намерено выселить оттуда всех бывших сотрудников. Согласно закону, дома должны быть переданы в муниципалитет, но ведомство от этого уклоняется.

— Мы написали запросы в Администрацию президента РФ, Федеральному собранию РФ, в Министерство обороны, генеральную прокуратуру... — всего рыжеволосая женщина в белой шубе называет семь инстанций, чьи пороги оббивали жители бывшего военного городка. Позади нее стоит около двадцати человек; все они — бывшие сотрудники одной из частей Строительного управления Московского региона Минобороны России (ФГУП СУ МР), проработавшие на государство не меньше десяти лет.

Следующая выступающая срывается на плач:

— Если Министерство обороны сейчас в фаворитах, это не значит, что людей можно просто выбросить на улицу. У нас сейчас и так бомжей достаточно! Еще 192 семьи с маленькими детьми окажутся на улице. Им действительно ехать некуда. У меня ни жилья, ни прописки нет. У кого-то здесь прописка. Отработали по столько лет на Министерство обороны за эти копейки, обещали квартиры дать, никто никому не дал, и в очередной раз обман. Обман от нашего государства. Дома передали коммерческой организации, и вместе с ними нас как рабов.

Видеообращение к министру обороны и президенту РФ, записанное жителями бывшего военного городка возле деревни Чашниково, пока своих адресатов не достигло. Тем не менее, в отношении десятков семей Верховный суд уже принял решение о выселении, и люди опасаются, что приставы начнут приходить уже весной. Части жителей удалось отстоять свою позицию; остальные же в страхе ждут разрешения дел.

«Нас выселяют в никуда»

Чашниково — небольшая подмосковная деревня, располагающаяся прямо возле аэропорта Шереметьево. Из достопримечательностей — старинная Троицкая церковь, рядом — огромный индустриальный парк «Шерризон-Норд». Чуть восточнее — территория бывшего военного городка. До конца девяностых годов здесь находилась воинская часть стройбата.

— Работа на Минобороны у нас семейная, — рассказывает Светлана Борец, бывший оператор котельной военного городка, попавшая под выселение, — отец военный. А в этой части в Чашниково работала моя бабушка с 1969 года, гражданской служащей, экономистом. Сначала это была в/ч 44215, — дальше Светлана долго перечисляет все метаморфозы названия. — И, в итоге, когда часть уже расформировали, осталось предприятие, которое называлось «319 Квартирно-эксплуатационная часть Филиала ФГУП СУ МР». На очередь на получение жилья бабушку, как гражданского служащего, не ставили. Когда части не стало, нашей семье дали ордер-распоряжение на квартиру — договор на 10 лет с правом перехода в собственность. В 2008 году бабушку сократили, и в эту же организацию пошла работать я. Тогда начались первые проблемы — нам начали заявлять, что помещение служебное, на квартиру стали заключать новые договоры — на год, на полгода. Про старые документы сказали, что они не имеют силы.

В 2014 году Светлана уволилась — по ее словам, зарплата составляла 13 тысяч, а плата за квартиру — 15. От нее потребовали освободить помещение, и семья пошла в суд, который встал на сторону государства.

— У нас нет ничего. Бабушка всю жизнь здесь проработала, отец военный, и им ничего не дали. Здесь, в этом доме, у нас двое деток родились, и теперь нас всех выселяют на улицу, нас выселяют в никуда.

По словам Светланы, они надеялись выиграть суд, поскольку нескольким семьям до них в том же доме и в той же ситуации это сделать удалось. «У нас даже шансов было больше — у нас был ордер, а он был не у всех» — добавляет она. По ее впечатлениям, первые дела ее соседей еще изучались судом, но затем почему-то он перешел к штамповке отказов в иске и решений с выселением.

Для тех, кто проиграл свой процесс, история Светланы скорее типична. Олеся Письяукова, бывший бухгалтер СУ МР, приехавшая сюда в 2002 году, тоже должна покинуть свой дом по решению суда. «Нам иск нужен был не столько для приватизации, сколько для уверенности, что нас не выселят. Еще когда я работала в управлении, мне главный бухгалтер сказал — „А-а-а, ты судиться с нами решила. Ну-ну-ну“. Суд мы проиграли, в декабре пришли документы о том, что мы должны покинуть занимаемое помещение в пятидневный срок. Весной, я думаю, уже придут приставы». Ее муж, тоже работавший на СУ МР, говорит, что сначала руководство обещало квартиры за 10-15 лет выслуги, но «после череды расформирований и банкротств все это испарилось».

«У нас даже адреса нет, понимаете?»

В 2009 году ФГУП СУ МР было реструктурировано в Открытое акционерное общество. Вместе с прочим имуществом под приватизацию попала и часть жилого фонда бывшего ФГУПа — в случае с КЭЧ-9 это как раз три многоквартирных четырехэтажных дома возле Чашниково. 22 июня 2012 года Девятый Арбитражный апелляционный суд признал это действие незаконным и вернул дома в ведение Минобороны. «Дома постановили передать в Министерство обороны с целью последующей передачи в муниципалитет, — объясняет адвокат Анна Коновалова, жительница бывшего военного городка, представлявшая интересы своих соседей в суде. — Это происходит согласно статье 18 ФЗ „О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“. Но до сих пор Минобороны этого не сделало, дома зависли где-то на их балансе. Они там числятся нежилыми, хотя, например, в кадастре они указаны как многоквартирные дома. У нас даже адреса нет, понимаете? Формально регистрация в Химках, в паспорте адрес — ГО Химки, „вблизи Чашниково“, дом, строение, квартира. Все. Один и тот же дом может называться по-разному».

Коноваловой удалось приватизировать квартиру своего мужа, Сергея Калашникова — она начала бороться за это одной из первых. Ей пришлось дойти до Верховного суда. «После нескольких решений в нашу пользу, видимо, кому-то не захотелось потерять сразу три дома, — рассуждает она. — В Верховном суде и дела с решением без выселения, и те, что с выселением, признают законными. Как это? Речь идет об одних и тех же зданиях! Это произвол, надо бить тревогу».

По словам адвоката, если бы Минобороны передало дома в муниципальный фонд, никаких проблем бы не возникло — квартиры можно было бы спокойно приватизировать согласно закону. Сначала ведомство действительно обещало это сделать: еще в 2014 году первый заместитель министра обороны Руслан Цаликов постановил передать три этих дома в муниципалитет, и до 2016 года Минобороны занималось отписками о том, что его распоряжения будут в скорейшем времени исполнены. Последний раз это сообщил представитель Департамента имущественных отношений Министерства обороны в марте 2016 года. В тот же год Министерство имущественных отношений Московской области заверило жителей, что договоренность с Минобороны достигнута, и дома включены в перечень имущества, которое отойдет муниципалитету.

Однако вскоре Минобороны сменило риторику. Сейчас они перестали давать даже обещания: в последних ответах они сообщают, что дома будут переданы в пользование сотрудникам филиала № 2 Центрального военного клинического госпиталя имени А.А. Вишневского. Жители отмечают, что представители министерства, приезжающие в городок, предоставляют противоречивые сведения об их будущем, а поведение гостей «мало отличается от поведения коллекторов — они угрожают и пугают выселением в самое ближайшее время; всячески подчеркивают, что люди бесправны в отношении занимаемого жилья, и вызывают панику».

Открытой России не удалось узнать позицию Министерства обороны — запрос был оставлен без ответа. Как говорят жители, сейчас ведомство ссылается на то, что три дома — «жилые помещения специализированного назначения», и поэтому ведомство в них нуждается и передать не может. При этом, согласно письму от Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Московской области от 23 марта 2016 года (есть в распоряжении Открытой России) сведений о том, что дома возле Чашниково относятся к специализированным помещениям, нет.