Адвокат последнего фигуранта «болотного дела»: «Наша цель — чтобы этот маразм прекратили немедленно»
 Дмитрий Бученков. Фото: из личного архива
25 Февраля 2017, 10:00

Адвокат последнего фигуранта «болотного дела»: «Наша цель — чтобы этот маразм прекратили немедленно»

Илья Новиков — о деле Бученкова и стратегиях его защиты

Адвокаты доцента Бученкова, якобы напавшего на полицейского на митинге шестого мая 2012, намерены развалить дело «последнего болотника» до того, как оно дойдет до суда. Адвокат Новиков убежден, что шансы на благоприятный исход в этом деле выше, чем в предыдущих «болотных делах». О стратегиях защиты Бученкова он рассказал Зое Световой.

Авдокат Илья Новиков. Фото: Антон Наумлюк / Радио Свобода

Авдокат Илья Новиков. Фото: Антон Наумлюк / Радио Свобода

Дмитрий Бученков, 38-летний доцент кафедры истории медицины РНИМУ имени Пирогова, знакомится с материалами своего уголовного дела в московском СИЗО-5. Почти полтора года он находится под стражей по обвинению в насилии по отношению к полицейскому во время митинга на Болотной площади в Москве шестого мая 2012 года. Бученков свою вину отрицает и говорит, что в тот день был в Нижнем Новгороде. Он считает, что его преследуют за политические убеждения и называет себя анархо-коммунистом.

— Бученков утверждает, что его не было на Болотной площади шестого мая 2012 года и его обвиняют в деяниях, которые совершил другой человек, не очень похожий на него. Есть ли в деле доказательства алиби Бученкова?

— В материалах дела есть информация о том, что пятого мая вечером он двигался от Москвы во Владимирскую область в сторону Нижнего Новгорода. Есть информация, что восьмого мая он вернулся обратно в Москву. Это важная «зарубка», потому что она совпадает с тем, что говорит сам Бученков, и не совпадает с мнением обвинения о том, что шестого мая днем он был на митинге. И это только то, что уже «в деле», доказательства защиты туда пока не попали. Этих материалов дела я еще сам пока не видел, знаю про них со слов адвоката Светланы Сидоркиной. Мы сейчас вместе знакомимся с ними: я переснимаю тома от первого к последнему, а она — от последнего к первому. И где-то через неделю мы рассчитываем «встретиться», обменяться этими переснятыми материалами и планировать, что делать дальше.

— А вас уже есть понимание, почему все-таки Дмитрия Бученкова привлекают по этому делу?

— Общее объяснение такое же, как у всего остального «болотного дела». Есть «болотное дело», и оно требует «мяса». Может быть, эта ситуация поменяется примерно к октябрю, потому что если брать их темпы расследования, то в октябре для них наступит точка невозврата. В мае 2018 истекает срок давности по статье 212-й и 318-й, в 2018 году пройдет шесть лет со дня 6 мая 2012 года, и для всех, кто был на Болотной и потом не жил за границей и для кого нельзя обосновать, что срок давности по каким-то иным причинам был прерван и не тек, это будет означать безопасность.

А, учитывая темпы расследования и работы с документами, тех, кому предъявят обвинения после октября, уже не успеют провести через все этапы: следствие, суд и приговор. В прежнем режиме «болотному делу» осталось жить чуть больше полугода. Кстати, расследование дела на столько и продлено — до начала осени.

— Это общие причины. Почему под обвинения попал Бученков?

— Он был у них в списках задолго до «болотки», поскольку у него анархические убеждения. И он состоит анархистских организациях, я еще до конца не разобрался, в каких. Для меня это тоже новая тема — я раньше с анархистами дела не имел ни в каком качестве. Сложно сказать, в какой момент было принято решение исходить из того, что человек в зеленом козырьке на видео — это именно Бученков.

Фото из портретной экспертизы по делу Бученкова — cлева человек в зеленом козырьке, справа Дмитрий Бученков. Источник: Медиазона

Фото из портретной экспертизы по делу Бученкова — cлева человек в зеленом козырьке, справа Дмитрий Бученков. Источник: Медиазона

Первые показания на него появились в деле в 2013 году. А самим этим человеком в зеленой кепке следствие занялось еще раньше, с первых дней. Но одно дело заниматься, а другое дело принять волевое решение — решить, что этот человек будет считаться Дмитрием Бученковым. Потому что невооруженным глазом видно, что они не похожи. Это мне напоминает байку про советскую экспедицию на Луну. Тогда было множество споров, какой там грунт, то есть твердый или не твердый, провалится луноход или не провалится, а Сергей Королев эти споры закончил, просто написав резолюцию: «Лунный грунт считать твердым. Королев». По этому делу мне видится похожая картина, такая размашистая резолюция: «Человека в козырьке считать Бученковым. Руководитель следственной группы генерал Габдулин».

Все. С этого момента у Дмитрия начались серьезные неприятности. Арестовали его, как известно, в декабре 2015 года, сейчас он уже свыше года находится в СИЗО. С момента, как его арестовали, по крайнем мере, на этом уровне — на уровне следственной группы — задний ход стал полностью невозможным.

То есть на любые документы, которые адвокат Светлана Сидоркина собрала, а работа, которую она проделала — огромна, и доказательств собрано великое множество, — следствие больше не обращало внимания. Мне даже отчасти будет жалко, если мы не дойдем до суда и не сможем показать эту работу во всей красе.

Но наша цель сейчас — чтобы это дело не дошло до суда, и чтобы этот маразм прекратили немедленно, пока дело еще не ушло в суд.

Мы знаем, что была очень похожая ситуация — «дело Сергея Ахметова», которого обвиняли в насилии против полицейских во время схода в защиту Алексея Навального. Там была симметричная ситуация: есть некий человек на видео, есть другой человек, который говорит: «Это не я», а ему говорят: «Нет, это ты». Визуально видно, что все разное: разные носы, разные глаза, и тем не менее. Но ту ситуацию удалось преодолеть, дело прекратили.

— Объясните, почему удалось переломить ситуацию в случае с Ахметовым еще на более ранней стадии, а в случае с Бученковым — нет?

— Нет, там все кончилось на той же самой стадии, на которой мы сейчас (обвинение Сергея Ахметова в «применении насилия в отношения представителя власти» было переквалифицировано на статью 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти» и прекращено по истечению срока давности. — Открытая Россия). У него тоже шла 217 статья, ознакомление с материалами дела, тоже было уже закончено следствие, и обвинение говорило, что это именно Ахметов был на Манежной площади на акции в защиту Навального, но потом это рассосалось. И дело не ушло в суд. Наша рабочая цель на этом этапе — чтобы было ровно так же, и до того, как прокуратура утвердит обвинительное заключение, чтобы они одумались и сказали, мол, ошиблись, очень похожи, извините. И сейчас, кстати, им это будет сделать проще, чем если дело все-таки в суд уйдет.

Сергей Ахметов. Фото: личная страница Вконтакте

Сергей Ахметов. Фото: личная страница Вконтакте

— Несколько дней назад вы объявили награду тому, кто сообщит информацию о человеке в синей кепке на видео, о человеке, за которого обвинение принимает Дмитрия Бученкова. Вы уже получили какие-то отклики?

— Сообщений много. Некоторые из них просто от городских сумасшедших, что было предсказуемо. Это сообщения типа: давайте к экстрасенсу обратимся, у меня есть хороший знакомый экстрасенс. Но большинство указывает на каких-то людей из соцсетей. Мы их всех, естественно, проверяем. У меня даже пару раз что то-такое екнуло, уж очень похож. Но нет. Я пока по одному из человек консультировался с экспертом-антропологом, который посмотрел и сказал: «Нет, не он». Был некий молодой человек с худым лицом и горбатым носом, они вообще-то все друг на друга немного похожи. По состоянию на 24 февраля, пятницу, когда мы с вами разговариваем, это мне ничего не принесло. Но мое предложение действительно, награду никто не отменял. И я надеюсь, что со мной будут связываться не только те люди, которые кого-то ищут по соцсетям, а свяжутся конкретные знакомые этого человека, либо он сам. Это меня бы устроило больше всего.

Потому что пока там целая развилка предположений, и ни одно из них не является для этого человека в козырьке лестным. Либо он просто провокатор, который знал, на что он идет: вообще, по его действиям, которые сильно отличаются от поведения остальных людей, пришедших на Болотную, можно сделать такой вывод. Когда люди внезапно столкнулись с тем, что их просто не пускают, они озверели и начали что-то спонтанно делать, они иначе себя вели. А это парень — грамотно экипированный, он подготовленный. У него был с собой газовый баллончик, у него были стеклянные бутылки. Притом что там было зачищенное пространство и стеклянных бутылок было мало. Две бутылки были у него, которые он кинул в полицейских. Он очень явно нарывался. Либо он провокатор, и тогда мне его совершенно не жалко. Если мы вдруг назовем его фамилию, никого это не расстроит, кроме его и его друзей.

А если он действительно такой идейный анархист, то я совершенно не одобряю героизма за чужой счет: если ты герой, а вместо тебя сажают другого человека, то будь любезен, хотя бы назовись.

Если ты уже уехал, а я думаю, что этот человек уже уехал, потому что его активно ищут, и вряд ли бы он остался жить в России, — в этом случае меня не устраивает, что он геройствует за счет Бученкова. То есть симпатичных для него объяснений, куда он делся и почему молчит, я не вижу. Если он поговорит со мной по скайпу откуда-нибудь из Швеции, или где он там сейчас, разрешит записать видео, где он объяснит, что на Болотной был не Бученков, даст свои качественные фотографии, этого будет достаточно для решения нашей задачи — показать всем, в том числе руководству Следственного комитета и прокуратуры, что вот это серое окно, где можно было пожимать плечами и говорить, «мы сами не знаем, но эксперты говорят», оно закроется.

Во время акции «Марш миллионов» на Болотной площади в Москве. 6 мая 2012. Фото: Михаил Воскресенский / Reuters

Во время акции «Марш миллионов» на Болотной площади в Москве. 6 мая 2012. Фото: Михаил Воскресенский / Reuters

И дальше каждый человек, который берется утверждать, что под козырьком был Бученков, просто покажет себя отчаянным дураком, типа Милонова, которому все равно, что о нем думают. А чиновники на самом деле не любят так выглядеть. Если нам удастся это четко продемонстрировать, без тонких экспертиз, а просто предъявив этого человека с козырьком, что вот есть фото, снятое в этом году, что это тот же самый человек, но не Бученков, то, быть может, найдется какое-то звено в этой цепочке, и кто-то возьмет на себя ответственность и скажет: «Давайте не будем позориться».

— Что грозит человеку, который откликнется на ваше предложение и назовет себя?

— Его будут искать под его собственным именем, потому что сейчас его считают Бученковым, и вот этого «зеленого козырька» как бы не ищут, хотя мы не знаем, что там на самом деле у следствия происходит. Если он признается, его начнут разыскивать под его собственным именем, и тут исход дела будет зависеть от того, насколько хорошо он спрятался.

У него есть все шансы получить политическое убежище, потому что существует позиция, что все люди, которые вышли на Болотную, они все были однозначно правы и сажать там вообще некого.

Это как раз идеальная позиция для просящего о политическом убежище. Она, может быть, не очень годится для российского суда. Но когда тебя разыскивают под собственным именем и ты просишь тебя не выдавать, потому что ты был на митинге, который ЕСПЧ уже признал митингом, где были незаконные действия полиции, то на этом фоне получить политическое убежище будет довольно тривиальной задачей, если он этого еще не сделал. Ну а если он до сих пор в России, то извините. Жить с таким в России — экстремальный спорт, за это я не отвечаю.

— А если никто не объявится, то все равно «дело Бученкова» можно развалить так же, как было развалено «дело Ахметова»?

— Это просто разные подходы. Можно доказывать, что Бученкова не было в тот день в Москве. Если мы это подтверждаем, то снимается вопрос, он или нет — человек в «зеленой кепке с козырьком». Если нам не удается это доказать, и остается предположения, что где-то на Болотной он все-таки был, то вторая ступенька: где там был Бученков, мы не знаем, но «зеленый козырек» — это не он. И третье направление: мы знаем, что «зеленый козырек» — это условный Вася Петров. Так что третье направление не является единственным, это очевидно. И более того, если мы выйдем в суд, так и не обнаружив этого человека, то мы сосредоточим свои усилия на первых двух пунктах. Очевидно, что одно другому здесь не противоречит.

— Верите в то, что удастся дело развалить?

— Вера в успех без иллюзий — это необходимая часть профессионального подхода к ситуации, а, учитывая позитивные примеры и тот теплый ветерок, который сейчас подул нам из администрации на тему Дадина и на тему Чудновец, это дает какую-то дополнительную надежду. Похоже, что у нас есть шансы, не нулевые. Во всяком случае лучше, чем те, которые были по предыдущим «болотным» делам.

>Дмитрий Бученков: «Меня арестовали за мои политические убеждения»

Бученкова после обыска в московской квартире отвезли в Следственный комитет, где он очень быстро превратился из свидетеля в обвиняемого. В присутствии государственного адвоката провели очную ставку с сотрудником полиции, и хотя с 6 мая 2012 года прошло более трех лет и полицейский был в тот день в шлеме, он, как оказалось, прекрасно запомнил Бученкова — и опознал его как демонстранта, оказавшего ему сопротивление. Читать дальше...

util