Протестные митинги в Белоруссии: Лукашенко не в силах устраивать побоища на площадях
 Акция протеста в Минске, февраль 2017 года. Фото: Vasily Fedosenko / Reuters
28 February 2017, 11:00

Протестные митинги в Белоруссии: Лукашенко не в силах устраивать побоища на площадях

Граждане Белоруссии митингуют по всей стране, протестуя против налогов на тех, кто официально не трудоустроен. Следующие массовые акции намечены в Минске на 15 и 25 марта. Белорусы возмущены налогом на тунеядство, и этот протест для режима Лукашенко опаснее, чем политические акции 2010 года.

В Белоруссии уже несколько недель продолжаются народные выступления. Пока дело обходится без палаточных лагерей на площадях, без горящих покрышек и боев с милицией, но говорить о социальном потрясении уже можно. Впервые с 2010 года на улицы белорусских городов выходят тысячи недовольных граждан. Акция в Минске собрала около двух тысяч человек, в Гомеле и Витебске число манифестантов превысило полторы тысячи человек. Во время протестов из-за фальсификаций на президентских выборах в 2010 году в Минске в митингах и шествиях участвовали десятки тысяч. Но это был сугубо политический протест традиционных сторонников белорусской оппозиции. Теперь же с антипрезидентскими лозунгами выступили люди, раньше не участвовавшие в политической борьбе.

Причины выступлений — социально-экономические, но сами выступления проходят с политическими лозунгами, что делает новое протестное движение потенциально куда более опасным для режима Лукашенко.

Поводом для социального взрыва стал подписанный Лукашенко так называемый «Декрет о тунеядцах». Согласно декрету тот, кто не пополняет бюджет хотя бы 183 календарных дня, то есть не платит налоги, в следующем году обязан уплатить налог в размере 20 базовых величин — более 200 долларов США. За неуплату или неполную уплату «налога на тунеядство» предусмотрены дополнительные штрафы или административный арест.

Акция протеста в Минске, февраль 2017 года. Фото: Vasily Fedosenko / Reuters

Акция протеста в Минске, февраль 2017 года. Фото: Vasily Fedosenko / Reuters

Этот декрет затрагивает интересы журналистов-фрилансеров, программистов, кормящихся «на вольных хлебах», репетиторов, домашних нянь, и другие категории населения, традиционно сидящие в «серой зоне». В Белоруссии высокий уровень безработицы, при этом республика граничит со сравнительно более экономически благополучными Россией и Евросоюзом. И белорусы, которые активно едут на заработки и на восток, и на запад, также подпадают под действие декрета.

По словам собеседника Открытой России, политолога Андрея Суздальцева, в 1993-2006 годах работавшего в Белоруссии, президент республики считает, что люди стерпят и это: «Лукашенко уверен в безнаказанности своих действий в отношении народа Белоруссии, уверен в том, что общество будет молчать, каких бы непопулярных мер он не применял». Суздальцев напоминает, что ранее Лукашенко увеличил пенсионный возраст в Белоруссии, а белорусские СМИ демонстрировали «народное ликование» по этому поводу.

По мнению Суздальцева причиной принятия «декрета о тунеядцах» стало «действительно очень тяжелое финансовое положение республики, она живет на российских кредитах», поэтому власти «пытаются обложить население дополнительным оброком».

«Уже приняв скандальный декрет, минские власти задним умом поняли, что этот закон ужасен, — рассуждает Суздальцев, — и попытались как-то сгладить ситуацию: чтобы те, кто ухаживает за больными родственниками или находится в тяжелом финансовом положении решали вопрос с выплатами через специальные комиссии. И тут начался полный ужас. Представьте, кто сидит в этих комиссиях: какие-то недружелюбные мужики, бюрократы, куча теток из всяких исполкомовских отделов. И с каким отношением столкнулись люди, которым пришлось ходить по этим комиссиям, унижаться, доказывать, что денег в семье нет, мама болеет и за ней нужен уход, и так далее. В итоге люди начали выходить на улицу не только из-за нового налога, но и из-за вот такого отношения к себе. Фактически начал работать своеобразный „украинский синдром“: у людей возникло чувство безнадежности. Уже 25 лет независимости, многие соседи Белоруссии за это время начали жить лучше, а тут никакого просвета — власти только обещают, что скоро будет лучше, чем у всех, демагогия полная. Экономика разваливается, люди ищут работу по всей планете».

Акция протеста в Минске, февраль 2017 года. Фото: Vasily Fedosenko / Reuters

Акция протеста в Минске, февраль 2017 года. Фото: Vasily Fedosenko / Reuters

Собеседник Открытой России убежден, что сегодня власти не могут жестко ответить на митинги. Именно сейчас Лукашенко находится в непростых отношениях с Россией, одновременно, несмотря на некоторую разрядку в отношениях с Западом, белорусский президент «безумно боится, что Запад сторожит каждое его движение».

«Устраивать побоище на площадях Лукашенко не в силах, он связан разруливанием отношений с Москвой и с Западом. И народ это очень быстро почувствовал. В Гомели милицию просто негласно предупредили: „Только попробуйте хотя бы одну палку вытащить“. Началось своеобразное соревнование между городами: если в Гомеле массово вышли на площадь, то почему витебчане не могут выйти? Протест раскручивается, власти ситуацию в стране не держат», — объясняет эксперт.

При этом, по мнению Суздальцева, старая политическая оппозиция в Белоруссии вся прикормлена правящим режимом, и Лукашенко даже выгодно, если бы она взяла эти выступления под контроль, чтобы начали доминировать не националистические и антироссийские лозунги.

«Но этого не получилось, старая оппозиция не смогла взять эти митинги под контроль. И это тоже стало шоком для властей. Что такое оппозиция, как ее можно запугать или использовать, власть прекрасно знает. Но вышел народ — даже не против этого налога, а против всей своей нынешней жизни. Налог был последней каплей, переполнившей чашу терпения. Нищенские зарплаты, высокие цены, отсутствие нормальной работы, люди, в первую очередь молодежь, уезжают. Люди кричали: „Лукашенко, уходи!“ Это гражданский протест» — отмечает Суздальцев.

Происходящее на белорусских площадях стало серьезным ударом не только по репутации Лукашенко, но и по всей системе управления Белоруссией. Напомним, что Белоруссию многие воспринимали в России как место, в котором сохранился образцовый порядок, все сферы экономики безотказно работают, а улицы чисто подметены. Теперь же стали очевидны огромные проблемы белорусской социально-экономической жизни.

«Я думаю, рано или поздно Лукашенко начнет отвечать на народный протест, и это будет ужасно. Но ситуация на улицах может начать быстро нагреваться, и Лукашенко рискует опоздать» — прогнозирует Суздальцев. Политолог считает, что «белорусы — народ коллективистский. Если пятеро вышли на улицу с протестом , то к концу улицы их будет за сотню».

«Эти митинги — индикатор очень тяжелых политических и социально-экономических проблем в республике, которые не решались десятилетиями. Это и вопрос российской экономической поддержки — за 20 с лишним лет мы туда вложили около 100 миллиардов долларов, а народ все нищает. Так, может быть, есть какая-то проблема в стране, раз там такая черная дыра?»

В этой ситуации ключевым фактором становится появление дееспособных структур, способных руководить уличным протестом в случае его разрастания. «Такие организации постепенно уже появляются, — констатирует политолог. — Они, конечно, пока в большей степени основаны на личных контактах, но эти организации будут быстро структурироваться. Это именно то, что называется гражданским сопротивлением. Я думаю, до конца марта мы увидим эти новые организации и услышим имена лидеров новой волны белорусского протеста», — резюмирует Суздальцев.

util