Пермский автослесарь, осужденный за «реабилитацию нацизма», обратился в ЕСПЧ
 Правозащитный центр «Мемориал». Фото: Сафрон Голиков / Коммерсантъ
3 March 2017, 20:51

Пермский автослесарь, осужденный за «реабилитацию нацизма», обратился в ЕСПЧ

Очередная статья российского уголовного кодекса, которую суды толкуют расширительно и используют для наказания за мыслепреступления, станет предметом разбирательства в Страсбурге.

Пермский автослесарь Владимир Лузгин и поддержавший его правозащитный центр «Мемориал» обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с жалобой на незаконное вмешательство российских властей в свободу выражения мнений. Поводом для обращения слесаря в Страсбург стал скандальный приговор Пермского краевого суда, признавшего Лузгина виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 354.1 УК РФ («Реабилитация нацизма»).

По мнению заявителей, правоприменение по этой статье Уголовного кодекса нарушает статью 7 Конвенции о правах человека, которая гарантирует наказание исключительно на основании закона, и статьи 10 этой же конвенции, гарантирующей свободу выражения мнений.

Статья 354.1 появилась в уголовном кодексе в мае 2014 года и с самого начала вызвала критику общественности.

Состав статьи звучит так:

«Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично».

С отрицанием фактов, установленных трибуналом в Нюрнберге, и с одобрением военных преступлений стран оси все более-менее понятно. Если кто-то публично (на митинге, в СМИ или в соцсетях) будет утверждать, что «нацистские лидеры были казнены несправедливо», или будет отрицать установленные факты нацистского террора, оправдывать действия вермахта и СС во время Второй мировой войны — в этом будет содержаться четкий и понятный состав преступления. Это даже если не говорить о моральной оценке таких высказываний. В законодательстве многих западных стран есть похожие нормы — например, за «отрицание холокоста» или за публичную демонстрацию нацистской символики.

Заседание Нюрнбергского процесса, 1946. Фото: AP / East News

Заседание Нюрнбергского процесса, 1946. Фото: AP / East News

Но совершенно непонятной является фраза: «Распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны».

Что является «заведомо ложными сведениями» в данном случае — решают сотрудники следственных органов, не имеющие специального исторического образования, хотя даже историки до сих пор ведут ожесточенные дискуссии о некоторых действиях СССР и Красной армии во время Второй мировой войны.

Именно следственные органы и суд решили, что фраза в тексте, которым поделился Лузгин, является «реабилитацией нацизма». Фраза звучит так: «Коммунисты и Германия совместно напали на Польшу 1 сентября 1939 года. То есть коммунизм и фашизм тесно сотрудничали...»

Суд счел, что заявления о сотрудничестве Германии и СССР во время вторжения в Польшу и совместном развязывании войны — это уголовное преступление.

Слесаря Лузгина действительно можно упрекнуть в исторической безграмотности из-за того, что он перепутал даты. Третий Рейх напал на Польшу 1 сентября 1939 года, а Красная армия вторглась в Польшу с востока 17 сентября. В октябре раздел Польши между Германией и СССР был завершен. Этот раздел происходил в тесной координации, без каких-либо конфликтов — в рамках секретных советско-германских соглашений по разграничению сфер интересов в Восточной Европе. Заключенный с СССР пакт Молотова-Риббентропа действительно развязывал Германии руки в отношении Польши и способствовал эскалации напряженности на континенте.

Совместный парад войск Красной армии и вермахта в Бресте. На трибуне — немецкий генерал Хайнц Гудериан и советский комбриг Семен Кривошеин, 1939 год

Совместный парад войск Красной армии и вермахта в Бресте. На трибуне — немецкий генерал Хайнц Гудериан и советский комбриг Семен Кривошеин, 1939 год

Сотрудничество Германии и СССР в сентябре 1939 года — общеизвестный факт, он даже не является дискуссионным. При этом Лузгин никак не прославлял действия нацистов, не оправдывал их. Но российский суд счел, что Лузгин отрицал факты, установленные Нюрнбергским трибуналом, так как трибунал возложил всю ответственность за развязывание войны на нацистскую Германию.

Именно эта тонкая грань — приравнивание отрицания фактов, установленных в Нюрнберге, к утверждениям о фактах, которые трибунал установить не сумел, — стала причиной обращения в ЕСПЧ.

Интересно, что в обвинительном приговоре суд ссылается на экспертное заключение, выданное Александром Вертинским, кандидатом исторических наук, доцентом исторического факультета Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета. Открытая Россия еще в июле 2016 года связалась с Вертинским и выяснила, что этот человек отрицает свое участие в судебных слушаниях и то, что имел отношение к этому процессу в качестве эксперта.

util