«Хорошавин просто страх потерял». Громкие дела против губернаторов как способ «перебалансировать систему»

 Александр Хорошавин. Фото: Иван Балов / ТАСС
6 Марта 2017, 17:35

«Хорошавин просто страх потерял». Громкие дела против губернаторов как способ «перебалансировать систему»

Политолог Сергей Маркелов на примере дела против экс-губернатора Сахалинской области Хорошавина рассказывает, в каких случаях власть устраивает показательные расправы над главами регионов.

Сегодня началось рассмотрение по существу дела экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина и его подчиненных: они обвиняются в получении взятки и последующей легализации денежных средств. По версии следствия, за период с 2009 по 2015 годы они получили от различных бизнесменов около 522 миллионов рублей.

Александр Хорошавин стал губернатором Сахалинской области в августе 2007 года. По данным следствия, уже в 2009 году он создал организованную преступную группу. В нее вошли заместитель председателя правительства области Сергей Карепкин, советник губернатора Андрей Икрамов и министр сельского хозяйства, торговли и продовольствия Николай Борисов. Последний в ходе допроса полностью признал свою вину и дал показания против команды Хорошавина. Также вместе с ними в коррупционной схеме участвовал руководитель секретариата Вячеслав Горбачев, однако его дело выделили в отдельное производство — он заключил досудебное соглашение со следствием.

По словам политтехнолога Сергея Маркелова, каждый губернатор понимает, что за ним следят с особым вниманием:

«Безусловно, люди, становящиеся губернаторами, по крайней мере в нашей стране, приобретают статус человека, за которым ведется особый присмотр: силовиков, служб безопасности... Губернатор, например, отдал своему дальнему родственнику вроде бы на законных основаниях господряд на какой-нибудь ремонт дорог — силовики эту галку отметили. Когда достаточно накоплено информации, по которой можно губернатору говорить о том, что он, скажем так, либо приблизился к превышению полномочий, либо уже их превысил, единственным вопросом остается, когда его время придет».

И тем удивительнее, насколько незамысловатой была схема Хорошавина.

Бриллиантовая ручка для губернатора

Переговоры с потенциальными взяткодателями от лица губернатора вел Карпекин. Если бизнесмен отказывался, Карепкин предупреждал, что тогда его предпринимательская жизнь в Сахалинской области сильно усложнится. Горбачев получал деньги и отвечал за их хранение, в чем он и признался следствию. Икрамов также отвечал за получение взяток. По указанию Хорошавина, деньги перечислялись на счета юридических лиц в оффшорные зоны, а затем поступали в Россию и обналичивались.

Таким образом, местные предприниматели могли получить разрешительные документы на свою деятельность исключительно за взятки. И как только стало известно, что против Хорошавина возбуждают уголовное дело, восемь предпринимателей добровольно сообщили о взяточничестве. Они работали в самых разных сферах: рыболовство, сельское хозяйство, транспорт, строительство.

Часы, изъятые в ходе обысков у бывшего губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина. Фото: Следственный Комитет РФ / ТАСС

Часы, изъятые в ходе обысков у бывшего губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина. Фото: Следственный Комитет РФ / ТАСС

Поначалу участники преступной группы требовали с предпринимателей сравнительно небольшие суммы. В 2009-2010 годах за выдачу разрешения на вылов рыбы они взяли 12 млн рублей.

С 2011 по 2013 годы Хорошавин и Икрамов получали процент с предпринимателя за своевременную оплату работ по госконтракту на строительство одного из блоков Южно-Сахалинской ТЭЦ. В общей сложности им выплатили 5,6 млн долларов.

В 2012 году группа обложила данью генерального директора авиакомпании «Аврора» Константина Сухоребрика. Первые полтора года он отдавал им по 15 тысяч долларов в месяц, затем сумма выросла до 30 тысяч долларов. Всего за три года Хорошавин получил от Сухоребрика 30 млн рублей.

Также команда Хорошавина «заработала» на строительстве дороги, соединившей противоположные концы острова Сахалин, и на крупнейшей на острове свиноферме в селе Таранай Анивского района.

3 марта 2015 года в ходе следственной проверки прямо на рабочем месте были задержаны Хорошавин и его помощники. Губернатора под конвоем доставили в Москву, и уже на следующий день Басманный суд его арестовал.

Во время обысков и проверок у Хорошавина и его семьи было обнаружено огромное количество незадекларированного имущества. Оперативники изъяли 800 единиц дорогостоящих ювелирных изделий, в их числе — коллекция из 195 дорогих часов. Согласно квитанции на покупку, одни из них стоили 36 миллионов рублей. Во время ареста эксперты перепутали эту квитанцию с квитанцией на бриллиантовую ручку за полтора миллиона рублей, однако эта ошибка никак не отразилась на ходе дела. В квартире губернатора также хранились наличные деньги, в общей сумме эквивалентные 700 млн рублей. Кроме того, в собственности Хорошавина обнаружились четыре квартиры в Москве и 12 машин, в их числе два «Бентли», два «Лексуса» и «Мерседес-Бенц» (в налоговой декларации самого губернатора значилась лишь «Волга»).

Хорошавину грозит до 15 лет тюрьмы.

Впоследствии уголовные дела завели практически на всю администрацию бывшего губернатора. В частности, уже в апреле 2015 года по подозрению в получении взятки в особо крупном размере был задержан вице-мэр Южно-Сахалинска Алексей Лескин. Из последних под антикоррупционную «чистку» попала Елена Гах, бывшая при Хорошавине заместителем министра экономического развития: сегодня суд арестовал ее, однако причины задержания до сих пор не разглашаются.

«Система сама себя чистит»

Для того, чтобы губернатора приговорили к такой показательной расправе, по словам Сергея Маркелова, должно сойтись несколько векторов:

«Первый — наличие действительных нарушений. Второй — насколько губернатор обнаглел. Назовем это так, по-дворовому. И третий — это, безусловно, политический момент. Например, тот же Хорошавин. Он настолько, что называется, страх потерял, все видели... Он стал уже вредить самой конструкции власти, противоречить тому, что демонстрирует президент на федеральном уровне: антикоррупционная кампания, действенные законы... Мы с вами имеем ситуацию, в которой нужен арест этого человека, потому что он должен как-то перебалансировать политическую систему в целом по стране».

По той же логике, что и в деле против Хорошавина, 20 сентября 2015 года был арестован глава Республики Коми Вячеслав Гейзер. Его обвинили в создании преступного сообщества совместно с экс-главой республики Владимиром Торлоповым, а также в мошенничестве в особо крупном размере. Фигурантами дела оказались еще 18 региональных чиновников и предпринимателей, ущерб от их деятельности оценивается более чем в 3,5 млрд рублей.

1 июня 2016 года был арестован мэр Владивостока Игорь Пушкарев. По версии следствия, он в большом объеме покупал строительные материалы у компании, принадлежащей его близким родственникам, по завышенным ценам, за что лично Пушкарев получил не менее 45 млн рублей. Как следствие, муниципальное предприятие «Дороги Владивостока», для которого закупались материалы, понесло ущерба на более чем 158 млн рублей, также образовалась кредиторская задолженность в сумме более 800 млн рублей.

«Конечно, мы не должны забывать, — добавляет Маркелов. — Что это всегда система сама себя чистит. Сказать, что она себя совсем посадками очистила, нельзя, но, по крайне мере, она регулярно демонстрирует сигналы, которые страна будет воспринимать как надо».


Свердловская область. Кто сменит непопулярного губернатора Куйвашева?

В этом году Свердловская область окажется в числе последних российских регионов, где впервые состоятся губернаторские выборы после их восстановления экс-президентом Дмитрием Медведевым. В начале февраля нынешний губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев и основной претендент на избрание в эту должность в 2017-м оказался в списке «под пристальным вниманием». В этот список попали главы субъектов РФ, которые могут быть отправлены в отставку буквально со дня на день. И это неудивительно, ведь за без малого пять лет правления Куйвашев не раз давал Кремлю основания усомниться в своей профпригодности и, что, само собой, гораздо важнее, лояльности. Читать дальше

util