«Да что вы тут со своим убийством!». Как прошли слушания о реконструкции Большого Москворецкого моста
 Большой Москворецкий мост во время шествия в память о Борисе Немцове. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС
7 Марта 2017, 16:19

«Да что вы тут со своим убийством!». Как прошли слушания о реконструкции Большого Москворецкого моста

Сегодня в Москве прошли публичные слушания на тему реконструкции Большого Москворецкого моста. На слушаниях присутствовали руководитель ГБУ «Гормост» Юрий Иванков со своими заместителями и представитель компании подрядчика Андрей Барминов.

При входе в здание журналистов встретили представители ЧОП и попросили оставить звукозаписывающие устройства и ноутбуки охране. Всю технику, как выяснилось, нужно было заранее аккредитовать. На вопрос, «зачем это делать, ведь это публичные слушания?», охрана отвечать отказалась.

В тесном конференц-зале собрались примерно 40 человек. Было душно. Девушка, сидевшая рядом, несколько раз просила на время открыть окно. Врывающийся в помещение поток воздуха шевелил тяжелую занавеску, шелестение которой постоянно отвлекало на себя внимание собравшихся. Вероятно, организаторы мероприятия не ожидали, что оно вызовет подобный ажиотаж. В противном случае, непонятно, почему было выбрано такое маленькое помещение.

Перед самым началом в зал вошли несколько представителей общественной шовинистической организации SERB (РОД SERB. — Радикальное освободительное движение South East Radical Blok), неоднократно громившие мемориал памяти Немцова на Замоскворецком мосту. Они легко выделялись из толпы своими фирменными шарфами в виде непропорционально большой георгиевской ленточки. Дискуссия предстояла жаркая, и не только из-за спертого воздуха в тесном зале.

Активисты движения SERB на месте оскверненного ими мемориала на Большом Москворецком мосту. Фото: Вконтакте

Активисты движения SERB на месте оскверненного ими мемориала на Большом Москворецком мосту. Фото: Вконтакте

Первым выступил руководитель «Гормоста» Юрий Иванков. Он кратко описал причины предстоящей реконструкции. «Мост находится в тяжелом состоянии, и, если вовремя не провести его реконструкцию, он может рухнуть. Этот вопрос стоит с 1990-х годов. Семь лет назад мост прошел госэкспертизу, и уже тогда должны были начаться ремонтные работы, но из-за технических проблем проект закрылся», — как бы оправдывался за причину сегодняшнего собрания Иванков.

«Кто не верит, что мост находится в плохом состоянии, мы можем сводить внутрь, и наглядно показать его состояние», — завершил он, как будто обиделся на аудиторию, которая явно скептически отнеслась к идее реконструкции.

Следующим выступил представитель компании подрядчика Андрей Барминов. Он рассказал подробности: мостовое полотно будет полностью заменено, процесс реконструкции займет 14 месяцев, а начнётся в мае, сразу после Парада победы.

Как только Барминов закончил, Иванков предоставил возможность журналистам и общественности задать свои вопросы. Первый вопрос, как и ожидалось, был связан с народным мемориалом Бориса Немцова. У руководителя Гормоста спросили, будет ли он включен в проект. Иванков ответил неопределенно, «что для начала мемориал должен быть официально легализован, если это процедура пройдет и его одобрят, то, конечно же, его включат в основной в проект».

Активист приводит в порядок мемориал на месте убийства политика Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту, после того, как работники коммунальных служб перенесли цветы на другую сторону. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Активист приводит в порядок мемориал на месте убийства политика Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту, после того, как работники коммунальных служб перенесли цветы на другую сторону. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

На его слова зал ответил неодобрительным гулом. Собравшие начали выкрикивать, что уже не раз подавали заявку на установку мемориала, но все они были отклонены.

В дискуссию вступили представители SERB. В агрессивной форме они начали спорить с защитниками мемориала: «Москва — ваш дом! Ее нужно ремонтировать, а не о цветочках ваших говорить, вы же не в своей квартире делаете ремонт», — кричали активисты в георгиевских шарфах.

Не вытерпев накала страстей, в спор вступил Иванков, сказав, что нужно обсуждать судьбу моста, а не устраивать политические дрязги. «По поводу мемориала решайте все в законодательном порядке, подавайте жалобы в Госдуму, в Мосгордуму, в мэрию Москвы».

Когда споры немного утихли, удалось выступить депутату Мосгордумы Дмитрию Катаеву. Он возмутился проведением слушаний в подобных условиях. «Вы нарушаете закон, — начал Катаев. — Во-первых, нормальные слушания должны проходить после 19:00, чтобы люди могли после работы свободно их посетить. Во-вторых, помещение должно вмещать, как минимум, 100 человек, а тут и 50 не поместились». Зал почти зарукоплескал депутату.

К концу слушаний ситуация в зале приобрела отчетливые признаки хаоса, или, проще говоря, бардака. Услышать происходящее становилось все сложнее. С одной стороны, мешали шумные занавески, с другой, представители SERB отстаивали свои антилиберальные лозунги.

Не дождавшись официального разрешения на вопрос, корреспондент Открытой России поднялся с места и начал задавать свой вопрос: «Вы же понимаете, что, несмотря на реконструкцию, люди все равно будут носить цветы?...», — но закончить его не успел. На слово «цветы» среагировали «сербы». Их лидер угрожающе посмотрел на корреспондента, и медленно, с нажимом и очень четко произнес: «Да что вы тут со своим убийством, лучше опасайтесь, как бы на вас случайно кирпич не упал».

Забота провластного активиста о здоровье сотрудника Открытой России была бы даже трогательна, но эффект сильно подпортило то, что вопрос в результате так и не был услышан, а Иванков заявил, что слушания завершены.

util