Томск: 8 человек объявили голодовку против чиновничьего, правоохранительного и судебного произвола
 Участники голодовки. Фото: tv2.today
9 March 2017, 12:54

Томск: 8 человек объявили голодовку против чиновничьего, правоохранительного и судебного произвола

На крайнюю меру протеста решились семь женщин и один мужчина — таким образом томичи пытаются привлечь внимание к проблеме коррупции, произвола судов и правоохранительных органов. Одна из участниц акции Светлана Рыгалина начала ее еще 27 февраля. Как рассказала женщина корреспонденту Открытой России, голодает она от имени трех семей — переселенцев из аварийного дома по ул. Целинная, 31/1.

«Дом расселяли еще в 2011 году. Сначала предложили жилье на улице Войкова, а там условия еще хуже, чем те, которые были у нас. Потом пытались всех нас затолкать в одну двухкомнатную квартиру. Представьте себе: я — одинокая пенсионерка — и две семьи, где трое несовершеннолетних детей, ввосьмером должны были как-то уместиться на полусотне квадратов с одной кухней, одним санузлом. Это — хуже, чем коммуналка. Естественно, мы вселяться туда не стали, и уже 6 лет скитаемся по съемным углам. Я требую, чтоб нам дали жилье, положенное по социальным нормам: 18 квадратных метров на человека».

7 марта к Рыгалиной присоединились еще 7 человек: они отправили заявления с перечнем требований в администрацию президента, Генпрокуратуру, СК РФ и ФСБ. Акция проходит в квартире супругов Михаила и Риммы Круць (ул. Ивана Черных, 36). Михаилу, инвалиду 3 группы, мошенники продали трактор с перебитыми номерами: на его приобретение семья взяла ссуду в 1,5 млн. рублей. Когда выяснилось, что документы фальшивые, обратились в полицию, которая состава преступления в этой сделке не нашла. Работать на тракторе без документов Круць не имеет права, продать его не может, и техника простаивает. «За стоянку мы платим уже три года, — говорит Римма. — Каждый месяц 3 тысячи рублей. Обращались во все инстанции: прокуратуру, следственный комитет, и никому до нас дела нет».

Семья Зинаиды Громовой 10 лет назад вступила в жилищный кооператив, вложила в будущую квартиру около 2 млн. рублей, «чтобы сын, сноха и внук отделились и жили бы в человеческих условиях». Тогда внук, рассказывает Зинаида, был в первом классе, а теперь уже в десятом, и «мы до сих пор ютимся на одной жилплощади, и неизвестно, сколько еще нам этой квартиры ждать».

У каждого из голодающих своя история правдоискательства — отписок правоохранителей, апелляций, кассаций. Елена Ярулина получила 88 отказов в возбуждении уголовного дела по факту убийства ее брата. Убил его, по ее словам, бывший сотрудник УМВД ударом электрошокера, характерный ожог от которого подтвержден медэкспертизой.

Галина Шергина лишилась земельного участка, который, как она говорит, стоит по нынешним ценам 10 млн. рублей.

«Я получила его в 2003 году его в бессрочное пользование. Преступная группа тогдашних чиновников горадминистрации за моей спиной перевела его в муниципальную собственность, а потом продала застройщику. И так поступили они не только со мной — обманутых землевладельцев около сотни. ОБЭП проводил расследование и признал эти манипуляции незаконными, и суд подтвердил, что они противоречат Земельному кодексу, но оказалось, что в кассационной инстанции у коррупционеров все схвачено. И все эти преступники пошли на повышение, некоторые из них сейчас работают в администрации области».

Число участников голодовки, возможно, в ближайшие дни увеличится.

«Хотели к нам присоединиться еще четверо жильцов, пострадавших от произвола председателей ТСЖ — у нас в Томске эти хлебные места занимают родственники чиновников, но мы их отговорили: люди больные, здоровье у них не выдержит. Есть и еще желающие, а вообще, если б имелось у нас подходящее помещение, на голодовку бы сели больше 100 человек. Мы до нее выходили пять раз на пикеты, но потом мэрия по надуманным основаниям запретила нам их проводить», — говорит Галина Шергина.

8 марта к голодающим приехала «скорая помощь», которую они не вызывали. «Ее вызвали полицейские: они стояли внизу на улице, собирались нас развезти по домам, но не вышло. Мы все тут уже еле ходим, но никуда не уйдем, пока наши требования не будут исполнены», — рассказала Шергина.

util