Александр Гаврилов: «Обострение в деле Маркво — обратка за фильм про „Димона“»
 Александр Гаврилов. Фото: Алена Шибут
10 Марта 2017, 20:37

Александр Гаврилов: «Обострение в деле Маркво — обратка за фильм про „Димона“»

Литературный критик — о том, почему СК вломился к нему в квартиру

В квартире литературного критика и программного директора Института книги Александра Гаврилова сегодня, 10 марта, прошел обыск. Как это может быть связано с расследованием ФБК про Дмитрия Медведева, и об обстоятельствах самого обыска Гаврилов рассказал Открытой России.


Я не могу сказать, что со мной случилось плохое, со мной случилось скорее смешное. Начнем с того, что в процессе моего допроса некоторое количество месяцев назад — меня же уже допрашивали по этому делу как свидетеля — они опечатались в протоколе. Там было написано, что я живу в квартире 44 — вместо 54, как на самом деле есть. Люди из СК и ФСБ (в штатском, конечно) в шесть часов утра приперлись в 44 квартиру в моем же подъезде, разбудили живущих там людей, чуть не вышибли им дверь, те вызвали полицию, устроили разбирательство: «Как не Гаврилов? Нет, вы Гаврилов. Нет, признавайтесь!». Через полтора часа начали ломиться уже ко мне в дверь. Но я вообще ночной человек, я и в семь утра ни разу не был рад их видеть.

Они мне: «Мы к вам с обыском». Я спрашиваю: «У вас ордер есть?» — «Сейчас будет. Нам привезут». В общем, ещё через полтора часа у них на руках были ордер на обыск в 44 квартире и поверх него «неотложка» (постановление о проведении неотложных следственных действий) на 54 квартиру, и с этими двумя документами они все-таки ко мне пришли.

В постановлении суда написано, что сначала у них было дело по «Книгам в парках». Потом они из него выделили в отдельное производство дело Андрея Мыльникова, бывшего директора «Бюро 17», потом объединили обратно дела, и у них снова есть задача к 22 марта передать какое-то заключение в прокуратуру. Поскольку дело Маркво с самого начала было абсолютно фантазматическим, и в нем было нечего находить и доказывать, то они, бедолажки, снова вынуждены искать что-то, чего нет в природе. А политическая задача взнуздать Навального в хвост и в гриву никуда не девается, и они теперь ровно в ситуации из русской сказки: «пойди туда не знаю куда, найди то не знаю что».

Александр Гаврилов. Фото: Facebook

Александр Гаврилов. Фото: Facebook

Это дело с самого начала было спущено в Следственный комитет, СК сразу по нему отреагировал и сказал: «дело ни о чём». Но поскольку это был политический заказ, из прокуратуры дело вернули на доследование и укрепили СК РФ еще и ФСБ. Поэтому у меня сегодня была объединенная следственная группа. Это были три человека, очень обаятельных... Окей, ФСБшный специалист по компьютерным технологиям был не звезда. Но я этим скорее доволен. Будь там специалисты получше, может быть, жизнь наша была бы похуже.

Участники следственной группы вели себя очень интеллигентно, они порылись в тех местах, где могли быть архивы, и изъяли некоторые документы. Например, изъяли визитку Владимира Ильича Толстого, советника президента по культуре, это ужасно трогательно.

Они, уходя, вручили мне повестку на допрос 15 марта. Вот в этот момент я узнаю, зачем они действительно приходили. Потому что вот то, что они втюхали суду, чтобы получить эти ордеры — дескать, по местам проживания вполне третьестепенных участников дела могут оказаться физические копии ключевых договоров — это абсолютная нелепость. И я подозреваю, что на самом деле они пытаются найти повод, чтобы взять кого-нибудь за жабры.

РБК публикует сегодня версию, что обострение в этом и других делах — это «обратка» на «Димона», и она видится мне, к сожалению, довольно правдоподобной. «Ах вы так? Ну-ка поднимите мне все, где упоминается Навальный, и запихайте это ему в глотку». Если логика действительно такая, то политическое давление на следствие будет возрастать, а к чему это приведет, мы узнаем.


«Он вам не Димон». Что мы узнали из расследования ФБК про Медведева

Навальный подчеркивает, что один из богатейших бизнесменов России Алишер Усманов передал фонду поддержки социально значимых государственных проектов недвижимость и 4,3 гектара земли в поселке Знаменское на Рублевке общей стоимостью около 5 миллиардов рублей. «Этот фонд не имеет никакого отношения к благотворительности и не ведет заметной деятельности. Управляют фондом те же люди, что и фондами „Дар“ и „Градислава“, владеющими резиденцией Медведева в Плесе и другими личными объектами премьер-министра. Такой подарок от олигарха чиновнику может быть только взяткой», — отмечают в ФБК. Читать дальше...

util