«Будете сопротивляться — дом ненароком сгорит»
 Слюдянка. Фото: Саяпин Владимир / Фотохроника ТАСС
14 Марта 2017, 13:06

«Будете сопротивляться — дом ненароком сгорит»

Как в Иркутской области «раскулачивают» людей и выселяют многодетные семьи в «однушки»

Дом Ружинских

Семья Ружинских уже не первый год живет в Слюдянке, небольшом городе в двух часах езды от Иркутска. У них есть деревянный дом, неподалеку от байкальского побережья, купленный в 1997 году, который стоит на приватизированной в 2012 году земле. В семье четверо несовершеннолетних детей, в том числе девочка — инвалид.

В 2012 году Ружинские решили перестроить дом, для чего использовали средства материнского капитала. Когда работы были закончены, от старого дома осталось полторы стены — полностью заменили фундамент, сделали новую крышу, площадь дома при этом существенно увеличилась. Дом полностью реконструировали. Новый дом тщательно осмотрела комиссия БТИ, которая не нашла никаких допущенных при ремонте нарушений.

Как рассказывает Владислав Ружинский, проблемы начались в 2014 году, когда в администрации Слюдянки задумали провернуть авантюру со строительством объездной автомагистрали по байкальскому побережью. Слово «авантюра» здесь совершенно не случайно, потому что проект, предложенный администрацией, содержал огромное количество нарушений. Проталкивали его также совершенно не считаясь с законом.

В числе прочего, некоторые участки трассы попадали в 200-метровую защитную полосу озера Байкал, трасса должна была быть проложена по двум особо охраняемым природным территориям. На общественных слушаниях, где должен был решаться вопрос о строительстве, присутствовали лишь представители администрации и несколько местных жителей. На слушания не были приглашены специалисты, которые могли бы провести всестороннюю оценку проекта.

«Тогда глава города заявил нам, что наш дом идет под снос, так как участок, на котором он стоит, находится рядом с объездной автотрассой. На нашей улице было запланировано строительство гостиниц и ресторанов со всеми вытекающими борделями. Мы, конечно, переезжать не хотели, поэтому переписали дом и землю на своих несовершеннолетних детей. Это означало, что до достижения ими 18 лет ни землю, ни дом, нельзя продать, подарить или отдать в аренду. Так мы надеялись обезопасить себя от сюрпризов со стороны мэрии. Проект трассы у администрации накрылся, однако они, по каким-то загадочным причинам, уцепились за идею выселить нас из дома. Начали забрасывать слюдянский суд заявлениями, в которых утверждали, что постройка аварийная, поэтому подпадает под программу переселения. Из этого делался странный вывод, что мы должны бросить только что отреставрированный дом площадью более 80 «квадратов» и перебраться вшестером в крошечную квартиру, — рассказывает Владислав Ружинский.

По словам Ружинского, квартира, которую предлагает администрация, находится на окраине города в недавно построенном микрорайоне, прозванном в народе «атомный лес». Качество жилья в этом микрорайоне не выдерживает никакой критики, не говоря уже о том, что администрация предлагает для многодетной семьи квартиру в 32 квадрата, по договору соцнайма. При этом в суд представляются заведомо ложные сведения о том, что дом и участок находятся в муниципальной собственности, несмотря на то, что все документы, подтверждающие право собственности на недвижимость, у семьи есть.

«На одном из заседаний представитель юридического отдела администрации вытащил откуда-то свидетельство, где сказано, что земля принадлежит городу. Я тут же предъявил суду документы на дом и землю, где сказано, что собственники — мои несовершеннолетние дети. Заседание было прервано и перенесено на другой день. В исправленном исковом заявлении администрация Слюдянки прямым текстом просила суд выселить несовершеннолетних детей из дома и лишить их права собственности.

«За последние годы мы прошли уже через шесть судов. Каждый раз история повторяется: представитель администрации подает одно и то же исковое заявление, где просит лишить нас права собственности на дом и землю и выселить в „атомный лес“. Мы показываем документы, подтверждающие право собственности, акты, подтверждающие проведении реконструкции дома, суд администрации отказывает. Проходит несколько месяцев и все начинается снова», — рассказывает Ружинский.

После очередного отказа, администрация решила искать другие пути, чтобы выдавить из дома многодетную семью. Теперь им отказывают во вводе дома в эксплуатацию, под предлогом якобы выявленных нарушений.

«Мы им предоставляем технический план нового помещения, акт освидетельствования. Я сам строитель и реконструировал дом в полном соответствии с требованиями регламента строительства в сейсмоопасных районах. Когда дом принимала комиссия БТИ, они залазили в каждую щель, просмотрели фундамент, брус и бревна, из которых построен дом, крышу, и никаких нарушений не нашли. А в администрации все ищут несуществующие косяки. Говорят, что я часто балки потолочные положил. Я ссылаюсь на регламент. Они придумывают, что фундамент без арматуры. А я туда тонны три металла загнал. Они говорят — нету фундамента между несущими стенами квартиры. А там огромные мраморные блоки, вкопанные в землю», — возмущается Ружинский.

По словам главы семейства, представители администрации составляют исковые заявления, не выходя из кабинета. Более того, комиссия, якобы признавшая дом аварийным, на решение которой администрация ссылается в судах, не приезжала к их дому и не обследовала его.

«Удивляет и возмущает неприкрытое неуважение, которое демонстрирует руководство города по отношению к нам. В частных беседах они прямо говорят, что плевать хотели на наше право собственности и так или иначе нас с этого участка выкинут, что мы обязаны подписать документы на выселение. Когда я пытаюсь узнать, почему это мы обязаны, вместе с четырьмя детьми перебираться в крошечную квартиру в бетонном бараке, мне отвечают: „Решение главы города, вы не понимаете!!!“. Получается решение главы города у нас превыше любых законов, превыше неоднократно озвученных первыми лицами государства призывов уделять внимание проблемам многодетных семей», — говорит Владислав Ружинский.

Дом Семеновых

Под угрозой выселения оказались и другие семьи в Слюдянке. Георгий Семенов, сосед Ружинских, рассказывает, что его пытаются выселить из дома уже в течение 10 лет.

«Еще когда городом руководил Шульц, ко мне на участок пришли люди из администрации и просто заявили, что мы, дескать, тебя сносим. Я им тогда ответил — идите, проспитесь. Они ушли. Несколько лет меня никто не беспокоил, а затем меня вызвали в суд. В суде оказалось, что мой дом имеет стопроцентную изношенность. Что окна вросли в землю, провалилась крыша и вообще жить в нем невозможно. Как может быть износ 100 процентов? Это что, я в горе мусора живу? Естественно, при мне никто дом не обследовал, а заключение комиссии о том, что дом идет под снос, было составлено заочно. С большим трудом мне удалось получить копию этого документа», — рассказывает Семенов.

Как говорит Георгий Семенов, несмотря на «стопроцентный износ» дома, на то, что он, по документам администрации, совершенно непригоден для проживания, все время, пока шли судебные разбирательства, с владельца исправно взималась плата за его «обслуживание» и коммунальные услуги.

— За все 20 лет, пока я тут живу, я не видел ни одного человека с молотком или мастерком, никто ничего с домом не делал, никто его не ремонтировал. У нас тут по всей улице годами не могут организовать нормальную канализацию, до сих пор большинство пользуется выгребными ямами, откуда все стекает прямо в Байкал. И тут, понимаешь, оказывается, что изношенный на сто процентов дом кто-то все эти годы «обслуживал».

По словам Георгия Семенова, представители администрации ведут себя совершенно бесцеремонно. Вместо того, чтобы попробовать как-то договориться с людьми, не желающими покидать свои дома, их просто ставят перед фактом, что их частная собственность идет под снос и таскают по судам.

— Они приходят ко мне и заявляют: куда скажем, туда и поедешь, никуда не денешься, твой дом мы в любом случае снесем. Сначала мне предложили 32 квадратных метра в микрорайоне «Березовый». На следующем заседании и вовсе предложили 15 метров. Я спрашиваю: почему? Мне отвечают: так решила городская дума. Почему я должен отсюда уезжать? Из собственного деревянного дома на берегу Байкала в бетонный каземат? К тому же, дома там построены с множеством нарушений. Там на стенах уже плесень, все гниет, да и сами они стоят на крутом склоне, в случае землетрясения, которые здесь не редкость, они просто могут съехать в Байкал.

— На нашей улице уже расселили несколько многоквартирных домов, люди переехали в новые, которые мало чем отличаются от старых бараков. В одной из этих новостроек женщина пошла в туалет и вместе с полом провалилась в подвал. И это в доме, которому не исполнилось и пяти лет!

Как рассказывает Георгий Семенов, он выиграл уже четыре суда и каждый раз администрация вновь подает то же самое исковое заявление. И все одно по одному — лишить права собственности в пользу муниципалитета. Иногда ему намекают, чтобы он перестал бороться: «будешь сопротивляться, дом может ненароком сгореть».

— Они рассчитывают на то, что не мытьем, так катаньем они нас выселят. Потому что реально трудно жить, когда тебя постоянно таскают в суд, когда в любой момент тебя могут выгнать из дома. Мою соседку тоже хотели переселить. А ей уже 70 лет. Вот они к ней приезжают, а потом неделю скорая ездит. Один раз ее увезли с инсультом, а потом и вовсе оторвался тромб, и бабка умерла. Довели человека. А ведь она участник обеих чеченских войн, ездила в Чечню контракту, кинологом.

Дом Лафтулиных

Михаил Лафтулин, также проживающий на улице 40 лет Октября, узнал о том, что его дом попадает под снос и вовсе из объявления, наклеенного на стену дома. Никаких комиссий, которые могли бы оценить состояние дома, они он, ни члены его семьи ни разу не видели. К слову, дом, о котором идет речь, сносить нельзя, поскольку он имеет статус объекта архитектурного наследия. Администрация Слюдянки так же, как и в предыдущих двух случаях, пыталась решить вопрос через суд. Сначала мэрии отказал местный суд, затем областной, и теперь уже в третий раз юридический отдел обращается в Слюдянский суд с теми же требованиями — лишить права собственности и выселить.

— Мы пытались встретиться с администрацией. Они на встрече говорят — возьмите квартиру в новостройке в «березовом», чтобы нам было чем отписаться. И тогда можете оставаться жить здесь. На нашей улице некоторые так и поступили. Никому не хочется менять частный деревянный дом на квартиру в хрущевке, а выкупать дома и землю администрация не желает. Я предлагал им выкуп, чтобы иметь возможность купить землю и построить дом в другом месте. Но они говорят, что денег на это нет, рассказывает Михаил Лафтулин.

Всего по улице 40 лет Октября с администрацией воюет шесть семей. У всех история одна и та же. Внезапно узнали, что попадают под снос, потом непрерывная череда бессмысленных судебных разбирательств по одинаковым заявлениям. Практически всем пришлось сталкиваться с угрозами в свой адрес. Люди пытаются понять причины происходящего и это наталкивает их на одну мысль. Их собственность была заочно продана под строительство объектов туристической инфраструктуры, когда планировалось строительство объездной трассы.

И теперь администрация, продавшая то, что ей не принадлежит, пытается найти пути выйти из тупика, в который сама себя загнала. Другое предположение — городским властям необходимо отчитаться перед федералами за потраченные на программу переселения из ветхого и аварийного жилья деньги, и люди, которые не хотят выезжать из своих домов для них — как кость в горле.

— Я хочу, чтобы меня перестали таскать по судам. Я устал в свои 60 лет бегать с заявлениями и ждать, что меня день ото дня могут выкинуть из моего дома и не дать ничего взамен, — говорит один из соседей Ружинских. — Они специально доводят нас, создают невыносимые условия. А ведь человек, доведенный до крайности, может просто взяться за топор. Конечно, посадят, но глядишь, те, кто придет на смену старой администрации, будут лучше думать впредь.

util