Матвей Ганапольский: Россия перешла от гибридной войны к гибридной песне
 Юлия Самойлова. Фото: продюсерский центр Игоря Матвиенко/ТАСС
14 March 2017, 17:15

Матвей Ганапольский: Россия перешла от гибридной войны к гибридной песне

Зачем Юлию Самойлову отправили на «Евровидение» — взгляд из Киева

Про певицу Юлию Самойлову, которую Россия предложила для конкурса «Евровидение», в Киеве сказано уже много — она неожиданно стала медиазвездой, хотя вряд ли хотела именно такой популярности.

Этот текст — не о ней, а о неизменности путинских принципов гибридности. И о вере российского лидера, что это всегда и везде прокатит.

Находясь в Киеве и, в общем-то, не являясь любителем подобных песенных конкурсов, я, тем не менее, с любопытством наблюдаю, как Кремль выстраивает очередной заградотряд, только на этот раз артистический.

Помнится, во время начала активных действий между сепаратистами и Украиной, Путин сказал, что поставит впереди сепаратистов мирных жителей — «и посмотрим, как украинцы будут стрелять». Не знаю, заметил ли президент, что идея людоедская, но именно там была заявлена идея победы любой ценой, а «за ценой мы не постоим». Трудно себе представить подобную логику в наше время, но воины в Украине, Сирии, а теперь, возможно, и в Ливии, прибывающие потом на родину «грузом 200», свидетельствуют, что идея победы любой ценой считается главенствующей.

Приезд певицы Самойловой на «Евровидение» — подобная спецоперация.

Судите сами: Самойлова не известна широкой публике, телеканалами России не раскручивалась. Принятой для выдвижения на «Евровидение» процедуры не было. Перед нами спецоперация, когда впереди войск — в данном случае пропагандистских — выставляется простой человек. Тем более, инвалид — вы уж извините, но поскольку у меня в семье мать и отец были инвалиды, то я именно это слово буду употреблять. Так вот, в Кремле разработана спецоперация по взятию, нет, не Авдеевки либо Мариуполя, а Киева.

Задача непростая, но все делается в соответствии с путинской иезуитской логикой — под фанфары на сцену выезжает девушка на коляске и поет о любви. Возможно, про суженого, которого надеется встретить в своей нелегкой жизни. Льются слезы, и Киев «взят», потому что, несмотря на войну, девушке в инвалидной коляске не посвистишь. Более того, возможно, что своим подлым ходом Россия рассчитывает даже на победу — как ее не дать человеку с ограниченными возможностями?

Юлия Самойлова в аэропорту Шереметьево. Фото: Мария Антипина / ТАСС

Юлия Самойлова в аэропорту Шереметьево. Фото: Мария Антипина / ТАСС

Один из моих друзей-журналистов сравнил подобное с нищими на улицах, которые, собирая на водку, сажают рядом с кружкой для подаяний маленького щенка. Люди смотрят на щенка и кидают деньги, но потом эти деньги идут на водку. Тут та же история — люди будут лить слезы и голосовать за инвалида. А победу спецоперации будут заливать водкой в отделе пропаганды Кремля.

Скажем прямо, перед нами гибридная спецоперация по компрометации «Евровидения», но, главное, — дестабилизации Украины. Да, именно так!

И бурная реакция на кремлевские игры явно ощутима в Киеве. Вопрос появления певицы на территории Украины обсуждается очень жестко. Юлия Самойлова ездила с концертами в Крым (об этом свидетельствуют ее многочисленные афиши), пересекая границу с территории материковой России. Она писала поддерживающие аннексию посты в фейсбуке. Но если второе — ее личное дело, то первое является нарушением законодательства Украины. Возможно, именно на это и был расчет. Помните идею Путина о заградотрядах из мирных жителей? В данном случае, «заградотряд» — это певица-инвалид, которая, несмотря ни на что, может быть освистана. «Заградотряд» — это митинги протеста у места конкурса. «Заградотряд» — это последующее серьезное разбирательство в украинском парламенте, где у Порошенко спросят, почему Самойлова не была задержана, как нарушитель закона Украины, на каком основании для нее сделали исключение, если ее пустят в Украину.

Москва искусно ставит Порошенко в положение цугцванга: не пустишь — обидишь инвалида; пустишь — нарушишь собственный закон, что чревато последствиями, вплоть до импичмента. Но Украина рассматривает ответные ходы.

Ее могут просто не допустить на территорию Украины как нарушителя — тут все понятно. Второй рассматриваемый вариант — Самойловой без проблем дадут выступить на конкурсе и даже завоевать первое место, если сможет. Задержана за нарушение закона она может быть уже потом. Конечно, этот вариант менее логичен — зачем же нарушителя пропустили?

Так или иначе, думается, что легкого «взятия Киева» у Кремля не получится. Украинские власти не хотели бы скандала на конкурсе, но внутриполитические последствия беспрепятственного вояжа Самойловой могут быть гораздо серьезнее.

Известно, что рассматривается и вариант заблаговременного предупреждения певицы о недопущении на территорию Украины. Последствия минимальны — Россия топает ногами, телевизор визжит об украинских фашистах, «совсем потерявших совесть». Но на этом все закончится — конкурс пройдет без эксцессов. Конечно, потом Россия будет третировать само «Евровидение», грозя выходом. Но кого не третирует Россия?

Конечно, вся эта история дурно пахнет. Но об этом пусть подумают в первую очередь, те, кто пытается спеть эту гибридную песню. Так не поют.

util