Олег Орлов: «Я это дело выиграл для галочки»
 Олег Орлов. Фото: Алексей Филиппов / ТАСС
14 Марта 2017, 20:24

Олег Орлов: «Я это дело выиграл для галочки»

Председатель «Мемориала» рассказал Открытой России подробности завершившегося в ЕСПЧ дела

ЕСПЧ признал Россию виновной в нарушении статей Европейской конвенции по правам человека по делу о похищении и жестоком обращении с правозащитником и журналистами РЕН ТВ. Один из фигурантов этого дела, правозащитник Олег Орлов прокомментировал Открытой России итог противостояния с государством, которое продолжалось 10 лет.

— В одном из интервью Вы говорили, что похитители искали что-то конкретное в вещах корреспондентов Рен-ТВ, а потом один из них в сказал: «Вот, нашел!». Вы знаете, что именно они тогда нашли?

— Нет, конечно, я только могу догадываться, какие цели были у похитителей и зачем было это похищение. Думаю, они искали интервью по поводу убийства ребенка в ходе спецоперации ФСБ.

— Как Вы думаете, кем были похитители?

— Скорее всего, это был либо спецназ ГРУ, либо спецназ ФСБ. Когда Высоцкого, корреспондента РЕН ТВ, допрашивали, он спросил у Ингушского сотрудника МВД, кто это мог сделать. На что милиционер написал на своем мобильном «ФСБ». И нам всем было ясно, что это сотрудники федеральных сил.

А в целом попугали, побили, но не убили. Скорее всего, это была акция устрашения. Было дано задание: не как обычно, а полегче, без летального исхода, но так, чтоб они больше не появились. Надо было изолировать Ингушетию от внимания общественности, СМИ. Они пытались этого добиться, им этого не удалось.

— Почему, на Ваш взгляд, вас всех оставили в живых?

— Я думаю, это был такой специфический спецназовский юмор. «Мы им покажем, как это происходит на самом деле». Они по полной программе показали нам, что они могут. Вот мы и испытали на себе все, кроме летального исхода.

— В многих интервью Вы упоминали, что охрану с отеля сняли. Как Вы об этом узнали?

— Когда мы попали в отделение милиции после похищения, я позвонил своим коллегам. Ночью они пошли в гостиницу «Асса». Служащих на тот момент еще никто не допрашивал. Коллеги первыми поговорили с ними после происшествия. После опроса выяснилась интересная подробность. Оказывается, служащие гостиницы видели, как снимали этот пост. Постовые не хотели уходить, ведь им потом за все отвечать, а в гостинице живут высокопоставленные люди. Просили показать им приказ и прислать за ними машину. Вскоре приехала машина и увезла их по приказанию заместителя министра внутренних дел республики Ингушетия. Сотрудники испугались. А потом, когда пришли вооруженные люди в балаклавах, произошло именно то, чего так опасались сотрудники.

Потом милиция Ингушетии выяснила, что такой приказ действительно был. Постовых отправили ночью охранять пустующее здание МВД.

ЕСПЧ посчитал это серьезным, хоть и косвенным доказательством причастности к похищению силовых структур.

— На митинг никто из вас в итоге не попал?

— Нас долгое время не отпускали сотрудники МВД. Говорили, что нужно съездить на место, где нас выкинули, пройти медэкспертизу, заполнить все необходимые документы. Все это продолжалось до бесконечности. И вот вроде уже заведено уголовное дело, а нас не отпускают. Акция протеста в то время уже началась. Мне это надоело и я ушел. А они ничего не смогли сделать, потому что все необходимое мы уже сделали. А коллеги из Рен-ТВ так там и остались. Я попал на место, где проводилась акция протеста тогда, когда всех уже разогнали.

— Почему ЕСПЧ рассматривал дело именно 10 лет, ведь за это время истекает срок давности по этой статье в России? или это лишь совпадение?

— Это не связано. Да, понятно, что они никого не найдут и никогда не искали. Никто наказан не будет. Это уголовное дело можно было расследовать и найти виновных, но только по горячим следам. Ничего не было сделано, а сейчас уже слишком много времени прошло. Я это дело выиграл для галочки.

util