«Не закрывайте форточку в Европу»: в Петербурге прошел митинг «в защиту города»
 Градозащитный митинг в Санкт-Петербурге, 18 марта 2017. Фото: Петр Ковалев / ТАСС
18 Марта 2017, 23:01

«Не закрывайте форточку в Европу»: в Петербурге прошел митинг «в защиту города»

18 марта в Санкт-Петербурге прошел митинг «в защиту Петербурга». Повестка митинга была разнообразной. В числе требований: сохранение Исаакиевского собора как государственного музея, сохранение трехкилометровой защитной парковой зоны вокруг Пулковской обсерватории (сейчас там хотят построить жилой комплекс) и Европейского университета. Собравшиеся также выступили против слияния петербургской библиотеки РНБ с московской «Ленинкой». Кроме того, в резолюции митинга говорится о необходимости прекратить увольнение «неугодных» вузовских преподавателей, остановить и запретить стройки, угрожающие архитектурному облику и экологии города, и сделать честными губернаторские и муниципальные выборы «на основе отмены муниципального фильтра».

Перед началом митинга депутат Законодательного собрания Борис Вишневский попросил участников акции не ходить по газонам. Вначале ответственные бабушки пытались спасти траву, окликая тех, кто пытался пройти по ней. Но вскоре протестующие уже перестали умещаться на дорожке перед сценой и окружили ее со всех сторон. Газон превратился в кашицу из грязи и желто-зеленой травы.

На митинг пришло полторы-две тысячи человек (сами организаторы называют цифру в 10 тысяч). Российские триколоры и флаги Петербурга заметно преобладали над партийными флагами.

Обычно на петербургских акциях протеста мало молодежи и много пенсионеров. И сегодня молодые люди составляли меньшинство, но их было больше обычного. Возможно, это связано с тем, что на митинге много внимания уделялось проблемам петербургских вузов.

Студенты Европейского университета развернули растяжку «Европейскому городу — Европейский университет». Их товарищи стояли с плакатами «Не закрывайте форточку в Европу», «Душно», «Сила есть. Ума не надо?», «Учиться нельзя запретить», «Не централизуй — модернизируй» и другими. Плакаты рисовали на подручных материалах: картонках от упаковок пирогов из «Штолле» и пиццы из «Достаевского».

В декабре 2016 года у Европейского университета отозвали лицензию (впоследствии ее вернули). В июле 2016 года прокуратура провела комплексную проверку Европейского университета по требованию Виталия Милонова, бывшего тогда депутатом петербургского ЗакСа. По его словам, студенты жаловались ему, «что их заставляют писать работы на несвойственные для россиян темы: о защите прав ЛГБТ, о всяких гендерных вопросах и о прочих гадостях».

Европейский университет — не единственный вуз, чья судьба волновала протестующих. Профессор Российского гидрометеорологического университета Олег Корнеев со сцены требовал отставки ректора вуза Валерия Михеева. По словам Корнеева, руководителя избрали без соблюдения всех демократических процедур. Кроме того, он считает управление Михеева экономически неэффективным. А представитель профсоюза «Университетская солидарность» Евгений Курашов обвинил ректора СПбГУ Николая Кропачева, который возглавляет вуз с 2008 года, — в уничтожении внутриуниверситетской демократии и увольнении преподавателей, «которые имеют собственное мнение».

Особое внимание было уделено судьбе Исаакиевского собора. На многих плакатах были цитаты из Библии: «Есть у вас на небесах имущество лучшее, непреходящее», «РПЦ! Вспомни десятую заповедь! Не желай жены ближнего твоего, не желай дома ближнего твоего...». Другой плакат гласил: «РПЦ, не гневите Б-га своей алчностью». Многие пришли на митинг с синими лентами — символом февральской демонстрации против передачи собора церкви.

Еще одна инициатива, которая не понравилась петербуржцам — слияние петербургской Российской национальной библиотеки с московской Государственной российской библиотекой. С идеей слияния выступили их руководители, Владимир Гнездилов (РГБ) и Александр Вислый (РНБ). Участники митинга требовали отставки Вислого, «чиновника из Москвы».

Противники объединения опасаются, что в случае слияния один из филиалов объединенной библиотеки перестанет получать обязательный экземпляр каждой книги, издаваемой в РФ (так как перестанет числиться самостоятельной библиотекой). Чтобы получить новую книгу, читателю придется ждать ее прибытия из другого города. Это может негативно сказаться на научной работе. Не исключено, что администрация библиотеки захочет избавиться от «лишних» экземпляров книг, которые есть и в РНБ, и в РГБ.

Сторонники Пулковской обсерватории оборудовали стенд на краю поля, напротив сцены. Стенгазеты рассказывали о достоинствах обсерватории, а стоящие рядом противники застройки рассказывали о важности учреждения и собирали подписи. Чтобы подписаться, нужно было отстоять в небольшой очереди. Одна из женщин спросила, куда защитники обсерватории собираются отправлять подписи, и есть ли шансы, что это как-то повлияет на ситуацию. «Какая разница? Мы все равно должны это сделать», — возразил ей пожилой мужчина. Женщина согласилась.

«Нет, здесь нет представителей обсерватории, — поясняет одна из женщин у стенда. — Им запрещено приходить на митинг указанием начальства». Рядом мужчина подробно рассказывает собравшимся вокруг него о достоинствах научного центра: «Вы астроном? Физик? Тогда вы должны понимать. С астрофизикой у нас в стране все хорошо, но астрометрия осталась только в Пулковской обсерватории. Ее содержание стоит 10 тысяч долларов в год».

Противники застройки также отмечают, что из-за крайне благоприятного микроклимата обсерватория может наблюдать звездное небо 140-150 ночей в год. Сейчас она наблюдает двойные звезды, спутники планет Солнечной системы, астероиды и кометы.

На митинге выступали не только политики, но и деятели культуры, например, народный артист России Иван Краско и режиссер Юрий Мамин. Поэт и автор песен Александр Городницкий, автор неофициального гимна города «Атланты», написал песню «Марш в защиту Петербурга», которую исполнили на митинге.

Историк Лев Лурье напомнил участникам митинга, что выступления петербуржцев уже неоднократно влияли судьбу города: активные граждане не позволили отдать здание 31 больницы Конституционному суду, открыть пятизвездочную гостиницу в здании Конюшенного ведомства и построить башню «Газпрома» в центре города.


Лев Лурье: «Если 17-й год повторится в нашей стране, это будет не Болотная, а Манежка»

Это болельщики, которые не боятся ОМОНа, они натренированы на драку с ОМОНом. Поэтому полиции с самого начала, с 23 февраля, стало намного хуже, чем солдатам. Полицейских начали стаскивать, бить. Они перестали ходить по городу одни.

И, кроме того, февраль 1917 года был очень морозным. Был толстый лед, и началось чудесное соревнование — мост начали оббегать. В общем, казаки-разбойники. Мы ловим, они убегают, и вот таким образом все перебежали. Куда идти — непонятно. Не знаю, как в Лондоне, но человек с северо-запада или из Колпино плохо представляет себе, как устроен город. Они шли по Литейному проспекту, почему-то повернули на Невский не направо, а налево и пошли не в сторону Зимнего дворца, что было бы естественно, а в сторону Московского вокзала. Читать дальше...

util