ПерВИЧная мера. Коснется ли «оттепель» ВИЧ-сервисных НКО?
 Фото: Фонд имени Андрея Рылькова / ВКонтакте
20 March 2017, 10:00

ПерВИЧная мера. Коснется ли «оттепель» ВИЧ-сервисных НКО?

Сегодня многие политологи и журналисты часто употребляют слово «оттепель», связывая внезапный государственный гуманизм в отношении нескольких политических заключенных и невинно осужденных либо с фигурой нового замглавы администрации президента Сергея Кириенко, либо с подготовкой к предвыборной кампании Владимира Путина.

«Оттепель» должна была коснуться и некоммерческих организаций, признанных иностранными агентами: на заседании Совета по правам человека в декабре прошлого года Путин поручил Кириенко разобраться с ошибочным включением НКО в реестр. Ощутимых результатов это пока не принесло: ни с одной организации, включая те, которые занимаются профилактикой распространения ВИЧ, так и не был снят статус «иностранного агента».

Звенья цепи

Тотальное принятие ВИЧ-сервисных НКО в «агенты» началось в 2016 году, рассказывает глава юридической службы «Клуба юристов НКО» Макс Оленичев. «После принятия в 2012 году закона „об иностранных агентах“ правоохранительные органы в течение следующих двух лет провели массовую проверку НКО, в том числе и ВИЧ-сервисных. По итогам первых проверок политической деятельности у них не нашли. Вернулись к ним через два года», — объясняет юрист.

Первой ВИЧ-сервисной НКО, попавшей в реестр, стала омская организация «Сибальт». 15 февраля 2016 года она решила стать «иностранным агентом» добровольно, чтобы избежать неподъемных штрафов после проверки, проведенной управлением Минюста России. Политической деятельностью проверяющие органы сочли распространение организацией брошюры «ЛГБТ. Права человека в России», в которой содержалась критика принятого в 2013 году закона о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений». Один из руководителей организации Владимир Аверин рассказывал в интервью, что признание иностранным агентом повлекло за собой дополнительные хлопоты.

В апреле по требованию городской прокуратуры суд Энгельса признал иностранным агентом саратовскую организацию «Социум». Надзорный орган настаивал в суде, что НКО получила 1,5 млн рублей из зарубежных фондов для проведения соцопросов среди наркозависимых и ВИЧ-инфицированных. Привлеченный прокуратурой эксперт — профессор Саратовской юридической академии Коновалов — в своем заключении назвал раздачу шприцев и презервативов не просто политической деятельностью, а «участием в гибридной войне Запада против России», цель которой — разрушить «национальные ценности».

Финансирование «Социума» стало признаком политической деятельности уже для другой НКО — крупной российской организации «ЭСВЕРО», финансировавшей проекты по профилактике ВИЧ-инфекции в 34 регионах России. «Организация выделила „Социуму“ деньги на реализацию проектов по снижению темпов распространения ВИЧ задолго до признания его „агентом“, но впоследствии Минюст посчитал это политической деятельностью, что автоматически привело ко включению „ЭСВЕРО“ попало в реестр», — объясняет Оленичев. Как отмечает юрист, это единственный факт «политической деятельности» организации, отмеченный в акте проверки московским управлением Минюста России.

Еще в 2013 году «ЭСВЕРО» выделила грант организации «Панацея» из Кузнецка, став ее донором . В августе 2016 года «Панацею» также включили в реестр «иностранных агентов». Местный эксперт, привлеченный надзорными органами — декан юрфака Пензенского госуниверситета Виталий Гошуляк — указал, что деятельность НКО базируется на «принципах идеологии постлиберализма»; раздачу презервативов и шприцев он назвал «косвенной, а подчас и прямой пропагандой наркотиков и гей-культуры». Последним звеном в этой цепи оказалась тольяттинская организация «Проект Апрель», также получавшая помощь от «Эсверо» и включенная в реестр уже в конце 2016-го года.

Фото: Фонд имени Андрея Рылькова / ВКонтакте

Фото: Фонд имени Андрея Рылькова / ВКонтакте

Призрачная надежда

Саму «Эсверо», а также Фонд имени Андрея Рылькова (тоже занимается профилактикой распространения ВИЧ, признан иностранным агентом в июне 2016 года. — Открытая Россия), помимо прочего, пытались еще и оштрафовать по статье 19.34 КОаП «Нарушение порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента». В обоих случаях интересы организаций-«агентов» представлял «Клуб юристов НКО», и штрафы удалось отбить.

«То, что штрафы отменили, не говорит о какой-то оттепели, — считает Оленичев. — Из-за ошибочных действий по включению ВИЧ-сервисных НКО в реестр „инагентов“ государство потеряло взаимодействие с организациями, которые эффективно работали с начала двухтысячных. Большинство из них сейчас либо уничтожены и находятся в стадии ликвидации, либо испытывают серьезные финансовые и организационные трудности. В статусе „иностранного агента“ продолжают работать далеко не все».

Эффективная борьба с ВИЧ, говорит юрист, невозможна без взаимодействия государства и НКО, что отмечено в государственной стратегии по борьбе с вирусом.

«Пока мы не можем сделать вывод о том, что политика государства по отношению к ВИЧ-НКО стала кардинально другой с момента их включения в реестр. За год ничего не изменилось. Ни одной организации не удалось снять с себя этот статус. Несмотря на то, что многие из них отказались от иностранного финансирования, некоторым удобнее находиться в реестре, поскольку у них нет уверенности, что, выписавшись из „агентов“, они не попадут туда заново. Другие НКО хотели бы вовсе закрыться, но штрафы, наложенные на них, не дают им сделать это: по закону, пока организация не выплатит все долги, добровольно закрыть ее нельзя. Например, в такую ловушку попала организация „Социум“. Процедура банкротства также требует денег, и, если их нет, она неприменима».

Включение в реестр ВИЧ-сервисных организаций, говорит Оленичев, идет вразрез не только с официальной позицией России по борьбе с ВИЧ, но и с международной практикой: «Мировой опыт убедительно показывает, что если не будет эффективного и реального сотрудничества государства и НКО в сфере профилактики распространения ВИЧ, то остановить эпидемию будет невозможно. Нужно сохранить ВИЧ-сервисные НКО и предоставить им максимально удобные условия для работы: это в интересах всех, кто заботится о здоровье наших сограждан. При принятии так называемого закона об „иностранных агентах“ депутаты Госдумы ссылались на аналогичные правила в США, однако американский закон о лоббировании говорит совсем о другом. В Америке под его действие попадают лоббистские организации, которые влияют на политику, их деятельность публична и абсолютно законна, на такие организации не накладываются огромные штрафы и отсутствуют неразумные ограничения их деятельности. В России большинство НКО включаются в реестр, на мой взгляд, неправомерно, а их деятельность стигматизируется. Включение ВИЧ-сервисных организаций в реестр только ухудшает работу в сфере профилактики ВИЧ-инфекции, способствует развитию эпидемии вируса в России, а связь с уязвимыми группами теряется. У государства, в отличие от НКО, нет эффективных каналов взаимодействия с ними. В результате страдает общество, слабо защищенное от распространения ВИЧ».

util