Михаил Ходорковский: «Любое усилие, направленное на изменение, ценно»
 Фото: Анастасия Ходорковская
20 Марта 2017, 20:03

Михаил Ходорковский: «Любое усилие, направленное на изменение, ценно»

Лекция в Европейской школе менеджмента и технологий (Берлин)

20 марта Михаил Ходорковский выступил с лекцией в Европейской школе менеджмента и технологий (ESMT) в Берлине. Мы публикуем основные фрагменты его выступления.

Европейская школа менеджмента и технологий создана в 2002 году по инициативе 25 ведущих немецких компаний. Это международная частная бизнес-школа, обучение в которой ведется по программам MBA.

Кремль хочет разрушить единство Европы

Для Кремля монополизация контактов с Европой от имени всей России, по типу «железного занавеса» советского времени, была бы лучшим решением, поскольку общеевропейские ценности, такие как верховенство права, подотчетность власти обществу, демократия — чужды его природе и представляют реальную опасность, но в нынешнем прозрачном мире это практически невозможно.

Именно поэтому Кремль не оставит своих попыток воздействовать на остальные европейские страны путем пропаганды, вмешательства в выборы, поддержки радикальных сил и отдельных политиков.

Его задача — ослабить, а по возможности разрушить политическое и экономическое единство Европы, ослабить политическое руководство европейских стран, а по возможности привести к власти в них прокремлевские или хотя бы просто изоляционистские силы

Конечная цель — без помех столкнуть Россию с европейского пути развития. Собственно, Кремль эти свои задачи не скрывает.

Фото: Анастасия Ходорковская

Фото: Анастасия Ходорковская

Нужно взаимодействовать с людьми разных взглядов

Кто противостоит этим тенденциям в России?

Мы — русские европейцы. Этот термин был широко введен в оборот великим русским писателем Федором Достоевским. Мы те, кто убежден: Россия — это Европа, пусть и другая Европа. Российская культура — часть культуры европейской, российская история — неотъемлемая часть истории Европы. Иного пути, как вместе с остальной Европой, у России нет.

Да, коридор наших возможностей очень мал. Мы делаем то, что можем. Я категорический противник противопоставления политической борьбы и «малых дел», уличной активности и попыток внести зерна разума в работу псевдопарламента. Любое усилие, направленное на изменения, ценно.

Меня критикуют за готовность к взаимодействию с людьми разных взглядов, в том числе по украино-российскому конфликту. Не вижу к этому оснований — я не раз заявлял, что действия Кремля в Крыму и на востоке Украины противоправны, а значит преступны.

Более того, это преступление не только против украинского, но и против российского народа, поскольку является разрушительным для российского общества.

В то же время было бы политической наивностью пытаться искать внутрироссийский общественный консенсус, не учитывая позицию российского общества по вопросу Крыма

Я сторонник парламентской демократии, федерализма и опоры на местное самоуправление. Я не сторонник воссоздания системы власти конца 1990-х и не считаю, что если просто убрать Путина и заменить одних «неэффективных менеджеров» на других «эффективных», то все станет хорошо.

Правовое государство, представительная демократия и реальная политическая конкуренция — вот принципы, на базе которых я готов взаимодействовать с самыми разными людьми.

Зачем Открытая Россия поддерживает участие в выборах

Открытая Россия — общественно-политическое движение, которое я основал, действует именно так, опираясь на очень широкое понимание коалиции во имя реформ.

Многие критически относятся к нашей работе, в частности, по созданию региональных отделений Открытой России. Спрашивают, зачем мы поддерживаем участие людей в муниципальных выборах и в выборах вообще, ведь снизу ничего изменить нельзя?

Конечно, мы это понимаем, мы не наивные люди.

Любые выборы в сегодняшней России выборами не являются, и власть на них не сменить. Но в регионах много молодых людей с активной жизненной позицией, готовых формировать альтернативу нынешней власти, кадровую и идейную. И доводить до общества факт ее наличия

Это крайне важно, поскольку значительная часть нынешней пассивной поддержки режима черпается именно в ощущении отсутствия альтернативы.

Кроме того, мы хотим иметь реальное представление о состоянии российского общества, которое все меньше отражается официальной социологией и пригосударственными СМИ. Именно поэтому наша работа по созданию региональной сети будет продолжена.

Фото: Анастасия Ходорковская

Фото: Анастасия Ходорковская

Нужно вовлекать российское общество в европейские процессы

Наряду с усилиями по сдерживанию Кремля, необходимо продолжать усилия по вовлечению российского общества в общеевропейские процессы.

Культурный, научный, журналистский, студенческий обмен должны развиваться. Больше персональных контактов, совместных встреч и обсуждений, больше взаимодействий между людьми и структурами гражданского общества!

Меня спрашивают про санкции против таких представителей российской культуры, как прокремлевский певец Кобзон. Я убежден, что преимущества от свободного культурного обмена превышают возможные издержки. Так что, на мой взгляд, пусть приезжают

В тоже время, работа пропагандистских структур, финансируемых Кремлем или контролируемым Кремлем бизнесом, должна быть предметом межгосударственных договоренностей.

«Красные линии» для Путина

Вы спросите, почему речь идет именно о сдерживании режима, а не о более гибком подходе? Потому что ошибка не замечать постоянный тактический ход Путина — шаг за флажки, осознание реакции и — либо дальнейшее продвижение, либо шаг назад. Общеизвестных примеров достаточно: от нескольких десятков «советников» во времена Майдана на Украине, до иловайской войсковой операции, от демонстративных полетов над военными кораблями и до печального инцидента в небе на границе Турции, где оставался шаг до большого конфликта.

Если мы все вместе не хотим еще одного военного конфликта в Европе, раскачивания общественного баланса внутри европейских стран, то необходимо провести очень четкие «красные линии» и продемонстрировать готовность к жесткой реакции на попытку их игнорирования

То есть, например, на попытку незаконно повлиять на выборы со стороны иностранного государства надо сразу отвечать высылкой или арестом, а не думать полгода, как и кто к этому отнесется. Правильно отнесется! Но блеф здесь не пройдет — слишком многое уже сдали.

Фото: Анастасия Ходорковская

Фото: Анастасия Ходорковская

Перемены в России неизбежны

В России в ближайшее десятилетие маятник обязательно качнется в сторону реформ и модернизации. Никакого нового «особого пути» не предвидится. Нам придется традиционно догоняющим образом реформировать экономику, которая пока во многом остается устаревшей, несмотря на щедрый поток нефтедолларов за последние 15 лет.

Но не стоит ожидать, что к смене нынешнего режима приведет народное недовольство положением дел в экономике. Мы еще очень далеки от этого.

Скорее, мы станем свидетелями нарастания разногласий между представителями властных элит, понимающих зависимость своего положения в системе и самой системы от личности одного человека, что является достаточно шатким фундаментом. Даже учитывая, что Путин еще не настолько стар, как Брежнев

Все больше людей в высших и средних эшелонах власти осознают, что каждый новый год стагнации снижает конкурентоспособность страны, ее элиты, увеличивает риск разрушительного сценария смены власти. Смены, которая в перспективе 6–8 лет весьма вероятна, а в перспективе 15 лет практически неизбежна.

Вопрос процедуры смены руководства России уже переходит в практическую плоскость. Собственно, от выборов 2018 года элиты ждут не столько подтверждения мандата Путина, сколько внятной программы выхода из стагнации и подготовки к спокойной смене власти к 2024 году.

Что нужно России от Европы

России от Европы потребуются три вещи:

— демонстрация способности европейских ценностей работать на благо всех народов, а также поддержка в их практическом воплощении через законы и процедуры;

— доступ к технологиям и кадровому потенциалу;

— перспектива реинтеграции в Европу.

Европа в состоянии способствовать позитивным переменам в России, обращаясь к ее ярко выраженному чувству принадлежности к Европе

Однако необходимо очень четко давать понять, что речь идет не об имитации, а о фактическом, внутреннем согласии с демократическими ценностями, практическом становлении правового государства.

util