«С первого заседания я увидел, что судья заранее нас посадил»: отец фигуранта «дела Чудновец» — о предвзятом следствии и новой надежде
 Данила Безбородов с воспитанниками лагеря «Красные Орлы». Фото: фейсбук Федора Бездбородова
22 Марта 2017, 11:00

«С первого заседания я увидел, что судья заранее нас посадил»: отец фигуранта «дела Чудновец» — о предвзятом следствии и новой надежде

После освобождения Евгении Чудновец, которую осудили за репост трехсекундного видео, признанного судом детской порнографией, надежда на пересмотр приговора появилась у другого фигуранта этого дела, также отрицающего свою вину.

Правозащита «Открытой России» подала в Верховный суд кассационную жалобу Данилы Безбородова, 18-летнего вожатого детского лагеря «Красные орлы». В 2016 году Катайский районный суд признал его виновным в насильственных действиях сексуального характера в отношении одного из своих подопечных и приговорил к трем годам лишения свободы. По версии следствия, Безбородов вместе со своей коллегой Татьяной Куршевой участвовал в съемке видео, на котором несовершеннолетний запечатлен с карандашом в анальном отверстии. Защита Безбородова утверждает, что он не имеет никакого отношения к этой видеозаписи, так как находился во время этих событий в другом месте.

О нестыковках в деле и новой надежде на пересмотр приговора Открытая Россия поговорила с отцом Данилы Федором Безбородовым.

Федор Безбородов со своим сыном Данилой. Фото: фейсбук Федора Бездбородова

Федор Безбородов со своим сыном Данилой. Фото: фейсбук Федора Бездбородова

— Расскажите о вашем сыне. Как он оказался в лагере «Красные орлы»?

— Данила учился в политехническом колледже в Екатеринбурге на юридическом отделении. Он много раз был вожатым в этом лагере, еще со школы. Все отзывались положительно, дети все местные его знали и любили. Директор тоже его знала хорошо. Как раз на последнюю злосчастную смену его директор и пригласила, попросила, чтобы он поработал.

— Во время последней смены или после нее Данила вам рассказывал о том, что в лагере произошло что-то из ряда вон выходящее?

— Да, он говорил, что появился мальчик странный, который после отбоя бегает, пристает к детям, раздевается. Жаловался, что устали от него, что его нужно утихомиривать. Сколько, говорил, в лагере ни работал, детей таких не было. Я посоветовал ему: мол, у вас же психолог есть, расскажи психологу об этом. Я думал, он как-то адекватно отреагирует, хотя бы директору лагеря расскажет. Но психолог сказала — вы поговорите с ребенком, и он больше так не будет. Вот и вся реакция профессионала, взрослого человека.

— Как вы узнали о следствии?

— Евгения Чудновец репостнула видео с этим мальчиком, завели дело, нашли сразу же воспитательницу Татьяну Куршеву, которая его, собственно, и сняла. Она сразу же дала признательные показания. Потом нашли самого мальчика потерпевшего — он где-то далеко живет, в селе в Курганской области. Он тоже дал показания. Очень длительное время мы были свидетелями, нам никто не говорил, что против нас тоже мальчик дал показания, что Данила якобы ему руки выкручивал.

— Почему ваш свидетельский статус изменился?

— В Следственном комитете нам сообщили, что Данила стал подозреваемым. На основании того, что ребенок сказал, что он применял к нему насилие. Данилу оставили под подпиской о невыезде до суда, он продолжал учиться. Мы пошли искать адвоката, нашли в Шадринске, приехали к нему, рассказали про дело. Передали ему слова следователя о том, что обвинение строится на показаниях мальчика. Адвокат удивился — такое тяжкое обвинение не могут предъявлять только на показаниях малолетнего ребенка, все равно еще должна быть еще какая-то веская причина, доказательство его вины. Потом, когда ему дали материалы дела в СК, он сказал — я ознакомился и не понимаю, почему его обвиняют, там действительно кроме слов ничего не было. На стадии следствия еще Куршева заявляла, не знаю, почему, что когда она снимала это видео, Данила находился рядом с ней. Мальчик же говорил, что Данила его удерживал. Было опрошено 22 ребенка, которые жили в корпусе, они в один голос говорили, что мальчик действительно вел себя очень странно, и ни один не сказал, что вожатые его как-то обижали. Наоборот, рассказывали, что они даже в угол никого не ставили.

— Как проходил суд?

— С первого заседания мы поняли, что судья нас заранее посадил. Все ходатайства адвоката он сразу отмел. Мы просили вызвать свидетелей — детей, которые подтвердили бы, что мальчик был странный — отказали. Попросили очной ставки с мальчиком на основании того, что обвинение строится только на его словах — отказали. Попросили провести экспертизу видеозаписей — действительно ли они сняты на этот телефон — отказали. Мало того, адвокат, когда видео в зале суда демонстрировали, попросил судью посмотреть на дату создания ролика. Каждая видеозапись пронумерована, то есть устройство, которое снимает, автоматически называет файл по дате его создания — там год, месяц, число, час, минуты, даже секунды. А следствием не установлено даже время преступления! У них есть период, в который оно якобы совершилось — 25 дней в июне-июле. А дата создания видеозаписи — август. Мы просили вызвать эксперта, который мог бы это объяснить — нам отказали.

С этим временем очень важный момент. Видеоролик был снят после 10 часов вечера, уже после отбоя. И сам мальчик это говорил, то есть по часам хотя бы время сходилось. А в это время вожатые уходят на планерку. В корпусе было два вожатых — Данила и Алена, оба несовершеннолетние. Алена приходила на заседание, рассказывала, что Данила был на планерке. Приходил в суд и старший вожатый, тоже это подтвердил. На корпусах стоят видеокамеры, все это подтверждается, но следствие даже не запросило видеосъемку. Следствию невыгодно было обратить внимание на то, что у Данилы алиби, что на видеозаписи его вообще нет, нет ни его голоса, ни рук, которыми он якобы мальчика держал, ничего.

— А психолог из лагеря был?

— Да, вызывали. Она подтвердила, что Данила к ней обращался с жалобами на странное поведение мальчика.

— И как суд отнесся ко всем этим показаниям?

— Он их просто проигнорировал. Они не фигурируют ни в приговоре, ни в апелляции, ни в кассации. Они как не видели этого. Там вообще много ляпов в деле. Мальчика допрашивали три раза, и он везде противоречил сам себе — например, говорил, что его раздели догола в коридоре, втащили в умывальник, где Безбородов его держал, а Куршева засунула карандаш. Но на видео он стоит в одежде со спущенными штанами. Судью это вообще никак не волновало. Когда адвокат обратил на это внимание на апелляции в областном суде, судья сказал — какая разница, не будем мы сейчас разбираться, одет он был или раздет.

Или, например, его допрашивали под видеозапись. За 45 минут допроса ему задали 327 вопросов! Мы с адвокатом считали. Мальчик мог только отвечать «да» или «нет». А в протоколе этого же допроса только шесть вопросов и шесть ответов. И мы тоже на это указывали в суде, вызвали следователя, которая вела это дело, у нее спросили, почему такое расхождение в документах, она пожала плечами — ничего, мол, не могу сказать. На это судья тоже внимания не обратил.

— Как сейчас Данила себя чувствует? Вам разрешают свидания?

— На длительное свидание мы поедем в конце марта, если разрешат, конечно. Так-то он нормально. Сидит, не жалуется. Говорит — не волнуйтесь. Он у нас очень такой стойкий. Я его с детства приучал не жаловаться, быть мужчиной. Говорят, статья тяжелая для тюрьмы, могут быть проблемы, но их нет. Когда он сидел в Шадринске в СИЗО, его сокамерники ему поверили, что его посадили зазря, что он невиновен. С ним поговорили, и он все объяснил. В колонию в Курган когда его перевели, ему тоже поверили. Ему поверили уголовники, а наши судьи федеральные, которые должны быть справедливыми, даже слушать не стали. Им было достаточно путанных показаний мальчика.

— Как вы считаете, поможет ли освобождение Евгении Чудновец вашему делу?

— Надеемся, что да. Что общество поверит нам, что общими силами мы победим. Сейчас работают адвокаты, работают общественные деятели, журналисты. Люди, которые с нами общались, которые видели дело, нам верят. Очень благодарен им всем. Всем адвокатам, юристам, журналисту Евгению Ворсегову, журналистке Екатерине Винокуровой, которая на пресс-конференции Путина задала вопрос про это дело. Недавно Мария Баронова была с нами на Первом канале на записи передачи Гордона «Мужское и женское». С мужем Евгении Чудновец Андреем Мясниковым мы давно общаемся. Я увидел, что он пишет про дело своей жены, написал комментарий — по делу сидят невиновные люди, в том числе и мой сын. Он мне сразу позвонил, говорит, давай бороться будем вместе. Мы с ним изучили дело, он говорит — я вижу, что Данила невиновен. Нам стараются помочь. Собралась такая большая команда, я даже не верил, что это возможно.

util