Липецк. Сторонник ЛДПР убивает собак за бюджетные деньги
 Трупы собак на территории собачьего приемника. Фото: Валентина Силич
22 Марта 2017, 14:13

Липецк. Сторонник ЛДПР убивает собак за бюджетные деньги

Зоозащитники обнаружили горы собачьих трупов вместо приюта

12 марта 2017 года липецкая зоозащитница Валентина Силич решила поехать на территорию приемника бездомных животных в селе Тербуны, чтобы посмотреть на его состояние. «В моем домовладении есть домашний приют для животных. На меня написали жалобу, приехали представители администрации и стали угрожать, что всех собак вывезут в приемник „Тербуны“, где и будет решаться их судьба. Я поехала посмотреть, что там», — объясняет активистка.

Никакого приюта, по словам женщины, на месте не оказалось; увиденное она описывает как «сущий ад»: «Там нет приюта. Там свалка, просто свалка. Я увидела поле, посадку, огромную мусорную свалку и небольшой навес в поле, небольшой домик, много колес от тракторов и бочку, где они сжигают животных. И горы трупов собак. Трупы разрубленные, щенки жрут эти трупы. Вот что там было».

Бочка, в которой сжигают трупы собак. Фото: Валентина Силич

Бочка, в которой сжигают трупы собак. Фото: Валентина Силич

Об увиденном Валентина написала эмоциональный пост в фейсбуке и вывезла собак, оставшихся в живых. «Я спасла 22 щенка. Все они были на грани смерти — обезвоженные, с поломанными лапами, с больными глазами», — рассказывает она. Подобное, по словам Валентины, происходит в Тербунах не впервые: в прошлом году она уже замечала скопление трупов на этом месте и пыталась привлечь внимание к проблеме, но тщетно.

Услуги по отлову и содержанию бездомных животных администрации Липецкой области предоставляет индивидуальный предприниматель Геннадий Ульшин, который неоднократно баллотировался в Липецкий областной Совет депутатов от ЛДПР. Общая сумма контрактов, заключенных с Ульщиным муниципалитетами, превышает шесть млн рублей. На приют, описанный зоозащитницей, администрация Елецкого района выделила в 2017 году 127 тысяч рублей; в 2016-м — 350 тысяч. Согласно условиям договора, подрядчик обязан отлавливать животных, отвозить их к ветеринару, затем — на пятидневную передержку. Собак, не больных смертельными заболеваниями и не агрессивных, после стерилизации и вакцинации должны были отпускать. В контракте отмечается, что все действия не должны допускать жестокого обращения с животными. Силич предполагает, что собак на полигон привозили уже мертвыми: «Договор не исполняется ни на один пункт. Это просто прикрытие. На самом деле, собак отстреливают в городе, а возле свалки сжигают трупы. Ульшин — живодер, который выгоден администрации. По области идет негласный приказ уничтожить всех бездомных животных», — уверена она.

Как рассказывает зоозащитница, когда об истории написали местные СМИ и она вновь приехала в Тербуны уже с журналистами, сотрудники попытались придать приюту приличный вид: «Там, где лежали трупы, они посыпали песком, в клетки поставили поддоны, а на них игрушечные будочки, будто бы у них здесь все хорошо», — негодует она.

Трупы собак на территории приемника. Фото:Валентина Силич

Трупы собак на территории приемника. Фото:Валентина Силич

В сентябре 2016 года в интервью местным СМИ Ульшин рассказывал, что условия содержания животных «пока не очень комфортные, но будки имеются». 14 марта, после того, как пост Силич вызвал резонанс, он заявил, что трупов собак на территории его предприятия «быть не может». «У нас есть собственный специальный крематорий для утилизации животных. Мясо собак щенкам скармливать нет нужды: животные обеспечены кормом. Кроме того, у них есть вольеры, небольшой пункт содержания, за ними ухаживают сотрудники», — говорил он. Через несколько дней замглавы администрации Тербунского района по вопросам экологии Игорь Лобынцев рассказал свою версию событий: по его словам, во всем виноват пьяный сторож. «Выяснилось, что в тот вечер рабочие собрали с улиц мертвых растерзанных животных, привезли на место организации, а тут сторож запил. Закрыл территорию на замок и ушел. Куда им девать? Оставили в таком виде и ушли», — рассказывал он.

Сейчас, по словам Силич, в приюте животных не осталось. «Я предупредила [Ульшина], что разобью возле приюта палатку и буду проверять каждую собаку, что он туда привезет. Также я намерена подать в суд. Раньше я писала письмо в администрацию президента, но ее вернули в местную администрацию, а там надо мной просто смеются». Зоозащитница также утверждает, что после публикации фотографий трупов собак у ее приюта начались проблемы. «Сейчас меня гнобят со всех сторон. Мой приют хотят закрыть, а животных вывезти туда. Ульшина поддерживает администрация, а против администрации все идти боятся», — утверждает она.

В 2015 году зоозащитникам удалось пресечь травлю собак предыдущим подрядчиком — МУП города Ельца по благоустройству. Активистам помогло вмешательство прокуратуры: надзорный орган выявил нарушения при умышленном уничтожении животных и внес представление в городскую администрацию.

28 апреля 2016 года московские волонтеры обнаружили неприемлемые условия содержания для животных в приюте «Бано-ЭКО Вешняки». Эта организация тоже получала бюджетные подряды на отлов животных; по факту их деятельности было возбуждено уголовное дело о жестоком обращении с животными.

util