29 Марта 2017, 19:07

Брат «приморского партизана» получил политическое убежище во Франции

Старший брат погибшего в 2010 году «приморского партизана» Александра Сладких, 31-летний Алексей, получил политическое убежище во Франции. Об этом сообщила на своей странице в фейсбуке журналистка Анастасия Кириленко.

Французский Национальный суд по вопросам права на убежище удовлетворил апелляционную жалобу Сладких на отказ в убежище, вынесенный Французской службой защиты беженцев и лиц без гражданства.

Алексей, редко общавшийся с братом и живший в другом городе, после его похорон был задержан как соучастник банды «приморских партизан». По словам Сладких, его избивали и требовали подписать признание об участии в банде. Он отказался, его отпустили. После этого еще несколько раз его допрашивали. Официальных вызовов на допросы Сладких не получал, его «вырывали, разумеется без предупреждения, отвозили к себе, там били, сильно били, а потом выкидывали в черте города, на какой-нибудь площади, в получасе ходьбы от центра, чтобы не палиться». Подписывать признательные показания Алексей все равно отказывался.

Сладких смог через знакомых оформить загранпаспорт с шенгенской визой, поставленной Францией. В декабре 2012 года он выехал во Францию, а оттуда — в Нидерланды, где попросил политического убежища. Однако нидерландские чиновники, сославшись на Дублинскую Конвенцию 1990 года, отправили его обратно во Францию как в страну пересечения Шенгенской зоны.

Во Франции суд сначала отказал Алексею в убежище из-за его службы в Чечне в 2003-2004 годах. Согласно тексту отказа, французские власти сочли доказанными пытки Сладких после задержания в Приморье. Однако он на суде отказался рассказывать о своей службе в Чечне и сначала вообще сказал, что служил в Уссурийске.

«Но затем, под давлением офицера OFPRA, опирающегося на материалы в прессе, он признался, что служил в части спецназа ГРУ в Чеченской Республике с 2003 по 2005 год», — говорится в тексте отказа. 14-я бригада спецназа ГРУ в Хинкале, как отметили чиновники, руководила лояльными России чеченскими силовиками, которые во время второй чеченской войны занимались похищениями, пытками и бессудными казнями местных жителей.

За Сладких заступился живущий в Норвегии директор международной правозащитной организации Human Rights Analysis Ахмед Гисаев. Его пытали на базе в Хинкале как раз в то время, когда там служил Сладких. Гисаев заявил, что солдатов-срочников пытали как пленников, и «нельзя огульно обвинять любого российского солдата в пытках чеченцев, за которые отвечают как минимум офицеры». В заявлении Human Rights Center отмечалось также, что «нет никаких сведений относительно совершения им (Сладких) каких-либо преступлений в отношении жителей Чечни». Наоборот, по словам правозащитников, Сладких сам «должен рассматриваться... как жертва высшего военно-политического руководства России, которое фактически с угрозой жизни и здоровью направили его в зону потенциального риска, на территорию боевых действий».

На слушаниях 8 марта суд рассмотрел апелляцию Сладких и заявление Human Rights Analysis. Сегодня суд огласил решение в его пользу.

util