«Замели-увезли»: как спецслужбы оказывают давление на молодых активистов
 Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ
31 Марта 2017, 15:19

«Замели-увезли»: как спецслужбы оказывают давление на молодых активистов

Полицию и спецслужбы, в первую очередь, всегда интересует молодежь — среди гражданских активистов, участников массовых протестов и оппозиционных движений они традиционно составляют большинство . Штрафы, угрозы, задержания — Открытая Россия поговорила с молодыми общественниками из разных городов страны о том, как силовики оказывают на них давление.

Штрафы

Виктора Капитонова из Москвы спецслужбы невзлюбили за его одиночные пикеты, которые он посвящает годовщинам трагедий, в которых он винит Владимира Путина и ФСБ: убийство Анны Политковской, трагедия в Беслане. Его пытаются давить штрафами: с апреля 2016 года их набралось уже на 941 тысячу рублей. Самый крупный штраф Капитонову присудили в октябре прошлого года за пикет в память о Политковской — 250 тысяч рублей. Во время задержания ему также сломали руку, он до сих пор ходит со спицей.

Виктор Капитонов с одиночным пикетом, посвященным годовщине убийства Анны Политковской. Фото: Градус ТВ / Facebook

Виктор Капитонов с одиночным пикетом, посвященным годовщине убийства Анны Политковской. Фото: Градус ТВ / Facebook

Правда, сейчас силовики, кажется, решили попробовать иную тактику. 26 февраля на марше Немцова, по словам Капитонова, к нему подходили с попыткой договориться:

«Мне встретился Алексей по прозвищу Улыбка (сотрудник спецслужб, известный по сотрудничеству с центром по противодействию экстремизму. — Открытая Россия). Он мне предложил „дружить“, сотрудничать. Говорит, мы тебе с штрафами поможем. Я, конечно, отказался. Потом, когда я пошел на Немцов мост, мне встретился Алексей Окопный (сотрудник центра по противодействию экстремизму. — Открытая Россия), тоже такая фигура известная. Он тоже предлагал мне сотрудничать за 20 тысяч рублей».

Теперь ежемесячно на оплату штрафов автоматически списывается почти половина пенсии активиста — у него инвалидность 2 группы.

Задержания

Алексей Шестакович — один из немногих крымских активистов, не уехавших в 2014 году на Украину и не прекративших свою деятельность. По его словам, в Севастополе все довольно спокойно: «Те, кто хотел покинуть Крым, уехали, и жестких репрессий, по сути, не было». При этом в Симферополе прессинг стал вполне нормальной практикой. В качестве примера Шестакович приводит дело Кольченко и Сенцова и преследования крымских татар. Вспоминает также, как его товарищи пытались провести в городе акцию 26 марта.

Митинг власти не согласовали, так что местные активисты запланировали пикеты. Накануне они собрались в кафе, откуда их и забрали в отделение. Там, по словам Шестаковича, ребят продержали около трех часов, взяв отпечатки пальцев, а потом увезли проверять на наличие в крови алкоголя и наркотиков. На следующий же день задерживали, не утруждаясь обосновать свои действия:

«Кого-то с утра совсем, кто-то был на подходе к площади. Один уже даже вышел и стал разворачивать плакат — тут же замели-увезли».

Алексей Шестакович. Фото: личная страница Facebook

Алексей Шестакович. Фото: личная страница Facebook

Тем временем в Симферополь приехали два товарища из Севастополя и Евпатории. Найти они, конечно, никого не смогли. Только потом удалось созвониться с одним из активистов: «У него был телефон, хотя он был в полиции на тот момент». Делать нечего — ребята отправились в кафе.

«Болтали, обсуждали что-то, начали на салфетке макет плаката рисовать. Тут забежало человек пять полицейских — и начали их вязать. Люди за соседними столиками начали было на видео записывать, но им запретили».

По информации Шестаковича, до сих пор арестованы около 7 симферопольцев.

Угрозы

В Ставропольском Крае самая активная группа — отделение «Молодежного Яблока». При этом самые инициативные ее члены — Анастасия Антонец и Иван Танский — постоянно испытывают на себе давление, а лидера местной ячейки Кирилла Бобро уже арестовали. 16 марта сотрудники центра «Э» провели у него дома обыски и нашли марихуану и героин. Партия «Яблоко» называет преследование Кирилла политическим.

По словам Антонец, до этого сотрудники ФСБ угрожали родителям Бобро отнять их бизнес. Приходили они, в том числе, к родителям самой Антонец.

Пикет 26 марта, как говорит Анастасия, прошел «в целом нормально, только организатора Ивана Танского пытались задержать». Полицейские объясняли это необходимостью дачи объяснений.

«Объяснять что? И почему? — возмущается Анастасия. — Совершенно непонятно, потому что пикет был согласован. В общем, хотели его забрать, а там уже что-нибудь придумать, как обычно. Но рядом был наш адвокат, так что его не забрали».

Иван Танской. Фото: личная страница Facebook

Иван Танской. Фото: личная страница Facebook

Тем не менее, вечером 29 марта на подходе к дому Танского сильно ударил по голове неизвестный в медицинской маске. Антонец рассказывает:

«У Кирилла в височной области гематома, он снимал сегодня побои и говорит, что совершенно не помнит, как дома оказался... Человек в медицинской маске говорил что-то про митинги, в основном про 26 марта, а потом ударил по голове».

Антонец связывает произошедшее с тем, что в последнее время Иван Танский взял инициативу на себя, поскольку Бобро забрали, а ее прессовали, остальные же никогда не проявляли особой инициативы.

Антонец также рассказала, что некто сейчас пытается внести раздор в «Молодежное Яблоко»:

«После ареста Кирилла нам стали писать какие-то непонятные люди с непонятных страниц о том, что предатель среди нас, Кириллу подбросили, скоро все выяснится... Компромат на Кирилла начали скидывать. А у него как раз изъяли компьютер при обыске. И сейчас начали появляться фотографии и видео из его личного архива».

Активистка говорит об этом абсолютно спокойным голосом и, кажется, совершенно не удивляется происходящему: «Молодежь — менее защищенная группа. И мы — более активные».

util