OpenEconomy: почему россияне беднее жителей ОАЭ
 Иллюстрация: OpenEconomy
3 April 2017, 16:06

OpenEconomy: почему россияне беднее жителей ОАЭ

И в России, и в ОАЭ главным источником доходов остаются нефтяные месторождения, потому уровень жизни граждан обеих стран часто сравнивают, но эти сравнения всегда сильно не в пользу россиян. Почему так происходит, рассказывает Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН.

1. Десять миллионов счастливцев: как распределяется нефтяное богатство?

Почему бы не сравнить, в самом деле? Обе страны  —  крупнейшие поставщики топлива (Россия занимает 3-е место в мире по объему поставок нефти, ОАЭ — 7-е), сопоставимы по размеру всего экспорта  — $250—400 млрд в год.

Доказанные запасы нефти тоже похожи: у России на 1 января 2016 года было 80 млрд баррелей, у ОАЭ  —  98 млрд. Добываем мы, конечно, раза в три больше: 540,7 млн тонн (12,4% мировой добычи) против 175,5 млн (4%) в 2015-м.

При этом по индексу человеческого развития ООН Россия занимает 49-е место в мире, ОАЭ  —  42-е. Ожидаемая продолжительность жизни, по данным Всемирной организации здравоохранения и Росстата, в России — 72 года, в ОАЭ  —  77 лет. Но всем известно о сказочных привилегиях, о почти бесплатной жизни, даруемой государством гражданам Эмиратов. Почему так?

Ответ простой: производительность труда в ОАЭ кратно выше, чем в России. ВВП на душу населения в Эмиратах  —  $38,7 тыс. (выше, чем в Германии), у нас  —  $9,2 тыс.

С учетом уровня цен, то есть по «паритету покупательной способности»  — тоже кратно выше: в ОАЭ  —  $67,2 тыс. (больше, чем в Швейцарии и США), в России  —  $26,0 тыс.

Вдумчивый патриот пойдет, конечно, в изучениях гораздо дальше. Он зароется в статистику и обнаружит, что наше счастье — российские нефть, газ и прочее сырье — добывают всего лишь 1,5 млн человек. А с учетом тех, кто им служит, охраняет их и кормит, а также ими управляет, получается примерно 5–10 млн.

Но ведь в ОАЭ населения — тоже 9 с лишним миллионов. И здесь мы можем быть совершенно уверенны в том, что эти команды людей  —  по 9–10 млн человек и в России, и в Эмиратах абсолютно сопоставимы по деньгам, которые они извлекают на свет божий из недр земли. И живут они примерно одинаково.

Вот только в России помимо этих счастливчиков остаются еще 135–140 млн человек, с которыми что-то надо делать, а в Эмиратах их нет. Эти «лишние» люди заслуживают большой универсальной экономики, но не получают ее, потому что живут во времена одной из самых неудачных макроэкономических политик.

Двадцать с лишним лет — сверхтяжелый рубль, сверхдорогой кредит, вечно жесткая денежная политика, мелкая и спекулятивная финансовая система, взрывающаяся кризисами, нижайшая норма инвестиций, тяжелейшие налоги для экономики, которая собирается расти, сверхвысокая регулятивная нагрузка, сверхконцентрация собственности вместе с огосударствлением, сверхволатильность, три финансовых кризиса и взрывных девальвации — что еще нужно, чтобы экономика вечно оставалась развивающейся, олигополистической, сырьевой?

И еще при этом «деиндустриализация». Мы превратились в задний, ресурсный двор ЕС и Китая, в экономику «сырья против бус», а точнее — сырья против поставок оборудования, технологий, инструмента и шмоток.

При такой экономической политике жизнь в России становится вечным торгом между 5–10 млн «сырьевиков» и 135–140 млн других граждан, которым все достается всегда по остатку. Все перекройки пенсионной системы, содрогания вокруг налогов и «оптимизации» социальных обязательств следуют из этого конфликта интересов, который, пока денег много, просто тлеет, а когда наступает кризис — может раздуться в пожар.

2. Бедуины и российская элита: кому живется лучше?

Но разве в Эмиратах богатство тонким слоем размазано по бутерброду? Среди многих равных? Нет, конечно. Это абсолютная монархия, глубоко сословное общество. Ядро — эмиры с личными богатствами в $5–15 млрд, десятки их детей и, наверное, сотни внуков. И плюс еще 1,4 млн «своих» граждан ОАЭ. Это племя, те самые бедуины, которых нужно кормить, холить и лелеять, хранить их традиции, потому что они — свои, охрана, ключевые управляющие, основа основ Эмиратов.

Остальные, почти 8 млн человек  —  сытно накормленные экспаты, наемная сила, спецы всех видов, белые, желтые, какие угодно (в том числе, 2–3 млн человек из Индии, примерно 50 тыс. русскоязычных). Чтобы натурализоваться в Эмиратах, они должны жить и работать в них почти библейский срок  —  30 лет.

Именно свои  —  и только они  —  1,4 млн граждан Эмиратов получают все мыслимые привилегии от государства, а точнее  —  из рук своих племенных шейхов. По экономическому смыслу, это вырезка из общего нефтяного пирога в пользу привилегированного класса, каждого девятого жителя ОАЭ. Свои  —  всегда выше других, свои  —  любят работать в правительстве, их права  —  значимей и, конечно, им  —  всегда зеленый свет в любой спорной ситуации.

А что Россия? Мы полностью повторяем кастовую структуру Эмиратов. Из 5–10 млн человек, занятых в сырьевом секторе в России, 1–1,5 млн человек —  это собственники, политики, класс высших управляющих, чиновников, охранителей и дорогой обслуги. И они получают все мыслимые привилегии —  денежные и натуральные, не менее весомые, чем у тех, кто сидит под звездами в пустынях Эмиратов.

Это тоже «свои», тоже племя, хотя вряд ли они бывали под бедуинским шатром. Они  —  истэблишмент, поддерживающий современную политическую и экономическую систему в России, который имеет прямой доступ к выдающемуся куску сырьевого пирога.

Пристегните, пожалуйста, ремни. Дальше  —  список того, что полагается гражданам Эмиратов (не экспатам). Они свободны от налогов на свои доходы. Их бесплатно и очень качественно лечат. Беспроцентные ссуды на жилье или даже бесплатное жилье. Большие пенсии от правительства. Бесплатное высшее образование дома и за рубежом. Субсидируемый бензин. Субсидии в оплате коммунальных услуг. Около $20 тысяч  — подарок от государства к свадьбе. Погашение долгов, если бизнес испытывает трудности. Гарантии работы на правительство с высоким заработком. Бесплатная земля.

Нам завидовать здесь нечему. Все это есть и на российских равнинах — у тех, кто в круге ближнем. У тех самых 1,5 млн человек или у чуть большего числа, учитывая, что приходится им удерживать не 84 тысяч кв. км, как в Эмиратах, а одну восьмую суши. Причем благополучие дается им не автоматически, не по факту рождения или паспорта, а по месту и факту верной службы.

3. Еще 130 млн россиян: как с ними быть?

ОАЭ «внутри» российской экономики? Действительно, матрешка. Внутри —  "племя бедуинов", 1–1,5 млн человек со всеми мыслимыми и немыслимыми льготами. Потом матрешка побольше — "наемные«, хорошо накормленные, те, кто извлекают и защищают сырьевую ренту — 8—9 млн человек. А уж затем самая широкая матрешка  —  135–140 млн, которым и рента, и льготы, и привилегии достаются по остатку. Им-то что делать?

Как что? Жить, работать, наслаждаться. Добиваться разумной экономической политики, которая вместо циничного «будем делать то, что умеем хорошо», то есть добывать сырье, отстроит открытую, социальную, рыночную, универсальную экономику, в которой сырье, конечно, останется важным фактором успеха, но будет играть второстепенную роль.

Кстати, именно это сделали в Объединенных Арабских Эмиратах. Когда-то полностью нефтяная страна, сегодня  —  крупнейший финансовый и торговый центр, офшор, выдающийся авиационный хаб. Там нефть уходит на второй план. В структуре ВВП Эмиратов первое место (55%) в 2016 году занимала сфера услуг, а не промышленность.

Плюс дешевое правительство, несмотря ни на какие монархии. Доля конечного потребления государства в ВВП  —  7,5–9%, для сравнения в России  —  больше 18%. Плюс налоги легче, чем в России. Цена денег, то есть процент по кредитам, в 6–7 раз ниже, чем в России, инфляция  —  в 2–3 раза. Работай и строй хоть до упада.

За всем этим стоит понимание шейхами того, что экономика не может стоять только на одной нефтяной ноге. Они оказались склонны к инновациям. Сумели вложить твердой рукой нефтяную ренту в строительство многоотраслевой экономики и чудес света, приносящих прибыль. Оказались легки в том, чтобы осуществлять самые сумасшедшие и потому самые эффективные идеи. Надо же было в арабском, традиционалистском обществе, в бедуинской пустыне, нежащейся от нефтяных доходов, создать один из лучших в мире офшоров  — Международный финансовый центр в Дубае с его английским языком, британским правом и судопроизводством, как в Лондоне!

Когда сравниваешь Россию и ОАЭ, можно быть уверенным только в одном. Не может быть ни устойчивым, ни развитым общество-матрешка, сырьевая экономика, построенная на сверхконцентрации власти и ресурсов, в которой где-то на периферии гуляют 135–140 млн человек. Поэтому мы обязаны найти политику роста для того, чтобы стать многоотраслевой, универсальной экономикой для всех.

Это значит, что стоит копировать Эмираты. Но не в кастовости, не в создании своего собственного «племени бедуинов», как опоры для власти. Это уже случилось. А в чем тогда? В способности общественного проектирования и генерации новых идей, в том, чтобы, наконец, придумать, как из камня, из сухого песка пустыни выжать воду.

util