Антиплатон: аресты, «гаражный протест» и бронетранспортеры. Итоги первой недели забастовки
 Акция солидарности с дальнобойщиками в Екатеринбурге, 2 апреля 2017. Фото: Вова Жабриков / URA.RU / ТАСС
4 April 2017, 19:58

Антиплатон: аресты, «гаражный протест» и бронетранспортеры. Итоги первой недели забастовки

На фоне антикоррупционных митингов и взрыва в метро на второй план отошел протест дальнобойщиков, который идет уже вторую неделю. А между тем, вопреки данным Росстата, участников становится больше. Пошла вторая неделя бессрочной забастовки против системы «Платон». Ожидается, что стачка, начавшаяся 27 марта, продлится минимум до 15 апреля — в этот день тарифы системы повысятся на 25%. Открытая Россия подводит промежуточные итоги стачки.

Протестующих меньше не становится

К 30 марта число протестующих, по данным Росавтодора, по всей стране сократилось в два раза: всего 197 бастующих грузовиков в 21 городе. Эти цифры кажутся сильно заниженными. Активисты из Иркутска заявляли, что к тому времени только у них на трассах выстроилось 50 машин, в Улан-Удэ говорили о 60 машинах, в Казани — о 200. Дагестан вообще насчитал у себя едва ли не 1000 протестующих грузовиков. В Санкт-Петербурге, где сочувствующие дальнобойщикам сожгли «Ниву» напротив Смольного, сейчас вдоль Московского шоссе стоит несколько десятков машин.

Некоторые лагеря становятся только больше. Например, к лагерю возле Читы на Романовском тракте постепенно присоединяются водители из других регионов, чьи рейсы проходят через Забайкалье. Правда, утром 31 марта к нему были стянуты экипажи полиции и ОМОН, которые не пропускали новые большегрузы к месту протеста. Блокада длилась до третьего апреля, пока к бастующим не приехал замначальника УМВД России по Забайкальскому краю Михаил Ружников.

Еще шесть машин стоит в Екатеринбурге. 27 марта местные активисты хотели устроить автопробег, но его запретили, поэтому в городе прошел просто митинг. На него пришли 150 человек.

Начали подключаться города, ранее не задействованные: например, третьего апреля в Новосибирске вдоль улицы Петухова выстроились около 20 грузовых и легковых автомобилей. Полиция попыталась припугнуть протестующих, задержав четырех человек. Их отпустили тем же вечером, составив протокол по ст. 20.2 КоАП.

Также координаторы ОПР отмечают, что многие их товарищи поддерживают акцию «из гаража», просто не выходя на работу.

Пресечения акций и задержания

Не во всех городах состоялись запланированные акции. Протесты были пресечены в Ставрополе и Краснодаре. Во Владивостоке полиция несколько дней пыталась поймать протестующих на нарушении ПДД и в итоге установила на стоянке, где расположились грузовики, знаки «Остановка запрещена».

Вообще, задержания начались еще накануне начала забастовки: 26 марта на 14 суток арестовали главного координатора акции Андрея Бажутина за вождение без прав. По словам его жены, за ним в течение 10 минут пришло три машины ДПС и три ППС. Правда, через пару дней срок арестованному сократили до девяти суток.

Жестче всех на дальнобойщиков отреагировали полицейские Сургута: они задержали больше двадцати водителей, хотя в итоге составили протокол только на одного из них.

В Москве к стоянкам протестующих стали подъезжать ГИБДД, полиция, к кому-то даже приехал армейский грузовик. К тому же через третьих лиц дальнобойщикам намекнули, что им могут аннулировать въезд на МКАД. В итоге фуры рассредоточились по области — так объясняет секретарь ОПР Сергей Рудаметкин. Сейчас москвичи думают о новом месте для протеста, а пока около 100 водителей «встали на ремонт».

Между тем, продолжается преследование координаторов стачки. Еще 27 марта полиция задержала в Туле председателя местного Межрегионального профсоюза водителей-профессионалов (МПВП) под предлогом проверки документов. В тот же день в Миассе главу того же профсоюза вызвали на допрос. 31 марта полицейские задержали координатора Объединения перевозчиков России (ОПР) в Иркутске Сергея Хмелева. Тогда же президент Ассоциации грузоперевозчиков Тюмени Владимир Ардашев заявил, что ему угрожают уголовным делом за препятствование работе весогабаритного контроля.

Итого, на третье апреля, по подсчетам секретаря ОПР в Санкт-Петербурге Сергея Владимирова, с момента начала стачки по разным причинам по всей стране было задержано уже 250 активистов.

Первые переговоры

Наиболее активными оказались дальнобойщики из Дагестана: акции не прекращались всю неделю, и в них приняло участие до 4000 машин. Замминистра транспорта Дагестана Якуб Худжаев устраивал переговоры с координационным советом водителей, который состоит из представителей 13 районов республики, но договориться ни о чем не удалось.

31 марта власти Дагестана не выдержали и отправили к одному из лагерей военных и бронетранспортеры Росгвардии. Его взяли в окружение, а мобильную связь заблокировали. Солдаты оставались в лагере до вечера второго апреля. Однако дальнобойщики не поддались — и в итоге основную часть бойцов отвели на несколько километров, а Якуб Худжаев теперь обещает протестующим встречу с властями республики.

В некоторых других регионах чиновники и депутаты тоже стали пытаться взаимодействовать с дальнобойщиками.

Третьего апреля с протестующими встретился спикер Заксобрания Кировской области. Активисты говорят, что встреча прошла спокойно, и они надеются, что она принесет плоды. При этом в Хабаровском крае похожая встреча с законодательной думой едва не закончилась дракой.

В целом же обстановка пока неблагоприятная для дальнейших протестов. Например, в Орле четвертого апреля дальнобойщикам запретили проводить митинг, потому что выбранная ими площадка уже занята «другим организатором». Несмотря на все попытки разузнать, кто этот организатор и что планируется на том месте, власти так ничего не смогли пояснить.

На федеральном уровне ответа дальнобойщикам пока не последовало. Зато четвертого апреля глава комитета Госдумы по транспорту и строительству Евгений Москвичев предложил обязать водителей грузовиков раз в пять лет проходить курсы повышения квалификации.

util