Пятигорск: Россия теряет мех. Шубная столица страны проигрывает китайскому контрафакту

 Шубный рынок в посёлке Хорошевском. Фото: Антон Подгайко
6 Апреля 2017, 12:44

Пятигорск: Россия теряет мех. Шубная столица страны проигрывает китайскому контрафакту

В столице Северного Кавказа, где сосредоточена треть российского производства шуб, массово закрываются цеха. Причины — ужесточение законов для бизнеса и дешевый китайский контрафакт, который остается на рынке. Выжившие предприниматели пытаются продержаться до осени, но перспективы их бизнеса в сезон распродаж кажутся им туманными.

Шубный рынок в посёлке Хорошевском, в пригороде Пятигорска, работает по вторникам. Торговцы занимают павильоны и палатки с ночи, а уже в 7-8 утра у входа в рынок стоят автобусы, которые привезли на «шубный тур» отдыхающих в Кавминводах.

Весной и летом туристы — главная надежда местных продавцов. А осенью и зимой здесь закупаются оптовики, владельцы меховых магазинов. На этом рынке самые дешевые шубы на юге России, потому что их продают производители. В конце марта 2017 года половина торговых палаток оказались незанятыми, но это не связано с окончанием «горячего» зимнего сезона продаж. Почти половина арендаторов отказалась продлевать договоры на год с администрацией рынка.

«Обычно в начале февраля у нас уже перезаключены договоры со всеми предпринимателями. Сейчас с нами подписали договоры не больше 450 арендаторов. Чтобы вы понимали масштаб: в начале прошлого года было около 800 торговых точек», — рассказывает управляющий рынком ООО «Виктория и С» Александр Самущенко.

По его словам, все началось с того, что 20% предпринимателей не вышли в горячий осенне-зимний сезон оптовых продаж 2016-2017. За бортом остались те, кто не успел выполнить требования нового закона об электронной маркировке всех меховых изделий по правилам Евразийского экономического союза.

Удивительный эксперимент

Суть этих требований: все меховые изделия в продаже должны быть снабжены чипами — радиочастотными метками, что автоматически означает занесение в единую информационную базу налоговой. Метка содержит данные о виде меха, производителе, продавце. Новые правила вступили в силу в августе, но до начала декабря 2016 года у предпринимателей была возможность промаркировать остатки на складах.

Основная цель принятого закона — «обелить» рынок. А это, в первую очередь, — борьба с контрабандой: Минпромторг неоднократно заявлял о проблеме «серого» меха. Кроме того, закон призван помочь легализовать бизнес отечественных производителей.

Шуба, промаркированная чипом. Фото: Антон Подгайко

Шуба, промаркированная чипом. Фото: Антон Подгайко

С 1 апреля 2016 года начался добровольный эксперимент по маркировке шуб. Его результаты показали насколько высоки объемы контрафакта: только в апреле-сентябре, по данным Минпромторга, предприниматели заказали 2,5 миллионов чипов. При том, что по данным Федеральной таможенной службы РФ, годовой объем рынка выглядел так: 240 тысяч импортируемых меховых изделий, и 70 тысяч изделий, произведенных в России.

Дальше число неучтенных шуб, на которые заказывали чипы, только росло. В последних интервью министр промышленности и торговли России Денис Мантуров рассказал, что ФНС РФ теперь разбирается, как произошло такое «обновление» данных о рынке.

Контрольный выстрел

Добровольный эксперимент должен был длиться как минимум до конца 2016 года. Но в августе, перед началом очередного оптового сезона, закон вступил в силу. Вместо торговли предпринимателям пришлось тратить время и деньги на оформление документов и внедрение новой системы, и конечно, это отразилось на продажах. По словам Александра Самущенко, в итоге сезонная выручка у продавцов упала более, чем наполовину.

«Если коротко: новый закон подбил уже падающий рынок. Кризис бьет по меховому бизнесу в первую очередь: шуба — это предмет роскоши, а не необходимость. К тому же, наши фабрики давно проигрывают ценовую конкуренцию Китаю», — рассказывает бизнесмен.

Предыдущий «горячий» сезон, по его словам, начался не в сентябре-октябре, как обычно, а в ноябре. «Тут и наши предприниматели опоздали с внедрением новой системы, и оптовые покупатели „зависли“ на этом этапе, — объясняет хозяин шубного рынка. — Почему наши не успели? Давайте разберемся — кто торгует на рынке. Мелкие производители и владельцы средних цехов. Многие из них старше 45-50 лет, они не подкованы в знании компьютера. От них требовалось зарегистрироваться в налоговой, получить электронную подпись, сертификаты качества на товары, освоить систему маркировки. Когда мы поняли, что они не справятся, освоили систему сами и начали им помогать. Процесс получения всех документов занимает много времени: месяц, два... Уже, по идее, должны были начаться продажи, а продавцы не могли выйти в сезон — изделия не были маркированы. Конечно, были и те, кто успел, но толку? Покупатели-оптовики точно так же занимались новой системой и не шли за товаром».

Надомники бросили ремесло

Екатерина Москвина — мелкий предприниматель. У нее нет цеха, она сама шьет шубы из мутона и продает их на рынке в Хорошевском по вторникам. Работает так с 2000 года. Торговая точка для нее — единственный канал сбыта: она не поставляет свой товар в магазины и не торгует в интернете. Для того, чтобы работать по новому закону, ей пришлось купить ноутбук и потратить примерно 15 тысяч рублей на регистрацию и документы. Стоимость каждого чипа — 22 рубля.

Собственный аппарат для маркировки она не покупала, потому что это обойдется еще минимум в 20 тысяч рублей. И это — для мелких объемов продукции, крупные фабрики тратят на оборудование до 200 тысяч рублей.

Шубный рынок в посёлке Хорошевском. Фото: Антон Подгайко

Шубный рынок в посёлке Хорошевском. Фото: Антон Подгайко

«Трудно освоить систему. Я бы не справилась сама, хорошо, что администрация рынка помогает. Да, я умею шить шубы, умею продавать, но у меня мало знаний в компьютерном деле, в юриспруденции, — делится Москвина. — Маркировка теперь уже не самое страшное. У нас большая проблема с наличкой. По новым требованиям мы — предприниматели, которые работают по упрощенной системе налогообложения, — не можем продавать за наличные. Пришел оптовик, а я не могу взять с него деньги. Он должен перечислить сумму на расчетный счет. У меня есть расчетный счет, но тут на рынке нет банкомата. Ему нужно ехать в город и оттуда перечислять деньги...»

«Те, кто работает по упрощенке, должны продавать только через кассовый аппарат, — перебивает ее Александр Самущенко, более подкованный в юридических вопросах. — Есть система онлайн-кассы, стоимость ее внедрения 34 тысячи рублей, дешевле мы не нашли. Но ввели ее у себя единицы. Пока „переходный период“, продавцы берут наличные деньги, но с июля 2018 года они обязаны перейти на кассовые аппараты, или их предприятия закроют».

Екатерина добавляет, что местные шубники-надомники, которых закон о маркировке также должен вывести в легальное поле, вместо похода в налоговую предпочли вообще бросить ремесло.

«У меня есть знакомые мастера, которые не оформляли ИП, шили несколько шуб в неделю и продавали на рынке, в интернете... Они перестали работать. Никто не пошел регистрировать юрлицо, во всяком случае, я таких не знаю», — уверяет Москвина и сразу уточняет: для многих мелких предпринимателей трудно отдать большую сумму на работу по новым правилам. С шубы, при хорошем раскладе, чистая прибыль — 2 тысячи рублей, но чаще она составляет тысячу. Мелкие цеховики и надомники шьют мутон, самый бюджетный мех.

«Видите какие цены? Вот, короткий полушубок стоит 2,5 тысячи рублей. Есть подороже — 6 тысяч рублей», — демонстрирует она свой товар.

Торговать норковыми шубами, казалось бы, выгоднее — можно больше «накрутить». Но местные производители дорогих шуб вынуждены конкурировать с Китаем, а китайская норка дешевле отечественной минимум на 20%.

Таможня и китайский брат

Георгий Геворгян — еще один пятигорский производитель, в его цехе работает целая команда, в его павильоне — пушнина и норка. Он говорит, что закон, во всяком случае, на сегодняшний день, не помог российским производителям в борьбе с китайскими фабриками.

«У китайцев тоже есть маркировка — красные чипы. Только пройдите по магазинам, и увидите, что китайские шубы, которые по низкой цене, висят с „зелеными“ чипами, обозначающими российское производство. Получается, что таможня на них просто „закрыла глаза“! Иначе как они попали к нам без чипов? Этот вопрос мы давно обсуждаем на наших собраниях, и в российских ассоциациях производителей меха об этом все знают. В Госдуме РФ наши представители поднимали этот вопрос. Закон есть, но пока ничего не меняется. Я не заметил, чтобы китайских шуб стало меньше», — рассказывает Геворкян.

Шубный рынок в посёлке Хорошевском. Фото: Антон Подгайко

Шубный рынок в посёлке Хорошевском. Фото: Антон Подгайко

Говорит, что покупатели идут за российской шубой, а вместо нее им продают китайскую.

«Если шуба ввозится без чипа, то ее маркирует продавец. Оттуда и зеленые российские чипы. А цены ниже. Конечно, покупатель, выбирает подешевле. Он и не должен разбираться в этих тонкостях», — сетует Геворкян, и добавляет: сырье, при этом, всегда жестко контролировалось.

«Большинство шуб, которые шьют российские производители, произведено из иностранного сырья. Российский мех только в 60-х годах был хорошим, а сейчас отстал. Сырье тотально контролируется, облагается всеми возможными таможенными сборами», — объясняет он.

Как Пятигорск «оброс» мехом

Валерий Самущенко, брат Александра Самущенко, тоже управляет рынком. Собственно, братья и основали эту торговую площадку в конце 90-х, когда в Пятигорске массово открывались цеха по пошиву шуб.

После кризиса 98-го россияне больше не могли покупать дорогие греческие шубы, и местные предприниматели подоспели с импортозамещением. История превращения Пятигорска в шубную столицу удивительна. В Кавминводах работала большая меховая фабрика, где шили шубы около 500 человек. Во второй половине 90-х пошла волна увольнений по собственному желанию: работники уходили, чтобы открыть собственные меховые цеха. Фабрики, выпустившей сотни цеховиков, уже не существует, а Пятигорск превратился в шубную столицу России.

Валерий Самущенко тоже работал на этой фабрике, сам он шьет шубы с 16-ти лет. Сейчас у него собственный цех по выпуску меховых изделий из пушнины и норки. Он намерен отстаивать интересы своего бизнеса и предпринимателей, торгующих на рынке.

«Сейчас я создаю ассоциацию производителей меховых изделий Северного Кавказа, чтобы лоббировать закон об особой экономической зоне для наших владельцев меховых фабрик, — рассказывает он. — Нас уже поддерживают в Торгово-промышленной палате Ставропольского края, но для того, чтобы эффективно бороться за свои интересы, у нас должна быть организация. Этот рынок — уникальный, самый большой в России. Пятигорск и КМВ — это как греческая Касторья, а сейчас мы, если власти не помогут, можем потерять ремесло», — рассказывает Валерий.

Шубный рынок в посёлке Хорошевском. Фото: Антон Подгайко

Шубный рынок в посёлке Хорошевском. Фото: Антон Подгайко

Особой экономической зоной предприниматель называет специальный благоприятствующий режим, который может спасти умирающий шубный бизнес. «Мы хотим отсрочку в исполнении закона о маркировке меховых изделий, потому что закон слишком быстро вступил в силу. Многие предприниматели не успели сориентироваться и пострадали из-за спешки. Уже нельзя промаркировать товар, но у некоторых производителей на складах остались изделия без чипов. Продать их они не могут. Также мы хотим, чтобы создали условия для наших фабрик, в которых они смогут конкурировать с китайскими производителями», — перечисляет он необходимые меры.

По словам Валерия, китайские шубы дешевле российских не только из-за контрафакта — даже если он исчезнет, китайские меха все равно будут дешевле.

«Китайских производителей поддерживает Китай: для них есть льготы, есть доплата за экспорт товара», — перечисляет он. Российское же государство отечественных производителей и предпринимателей не только не поддерживает, но и закрывает глаза на ввоз китайского контрафакта.

Прогнозы на следующий оптовый сезон, по словам Валерия Самущенко неоднозначны: с одной стороны, продажи после сильного падения должны подрасти, с другой стороны, предприниматели, которые оставили бизнес, уже не вернутся, а многие из тех, кто еще остался, планируют продать остатки товара и выйти из дела. Выживет небольшой процент продавцов, те, кто изо всех сил пытается удержаться на рынке.

По данным Discovery Research Group, Северный Кавказ в 2015 году занимал долю в 35% на российском рынке меховых изделий и был лидером среди регионов. На втором месте — Приволжье — 33%, на третьем — Центральный ФО — 19%.

С начала 2016 года в стране идет добровольный эксперимент по маркировке лекарственных средств. В планах Минпромторга РФ маркировка верхней одежды, обуви и еще ряда товаров легкой промышленности.

util