Адвокатам могут подарить независимость
 Адвокатское бюро в Норильске. Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС
7 Апреля 2017, 09:00

Адвокатам могут подарить независимость

Что изменится в российском судопроизводстве, если будут приняты новые поправки к уголовно-процессуальному кодексу

6 апреля Госдума в третьем чтении приняла внесенный президентом Путиным законопроект о поправках в уголовно-процессуальный кодекс, призванный сделать адвокатов более независимыми. По просьбе Открытой России адвокат Сергей Бадамшин объяснил наиболее важные положения, вносимые новым законом.

Адвокаты будут вступать в дела, а не допускаться к ним.

Чисто языковое, на первый взгляд, изменение, на самом деле серьезно упрощает жизнь защитникам. «Раньше следователь допускал к делу, был момент волеизъявления с его стороны, — объясняет Бадамшин. Недобросовестные следователи избегали встреч и скрывались от адвокатов — к сожалению, таких случаев было много, и в моей практике в том числе. С поправками адвокат сможет вступить в дело в качестве защитника, предъявив ордер и удостоверение. Следователь может только отвести адвоката в случаях, предусмотренных законом».

Помимо этого, отмечает Бадамшин, в случае необходимости получения согласия подозреваемого или обвиняемого на свою защиту (например, если юриста нашли родственники), перед вступлением в дело адвокату предоставят свидание. «Посмотрим, как всему этому будут противодействовать на практике, — говорит Бадамшин. — Поправки в первую очередь воспримут в штыки следственные органы и ФСИН, которые привыкли, что от них все зависит, что они могут указывать адвокатам».

Законопроект с подобными поправками, напоминает юрист, уже вносился в Госдуму, однако получил отрицательные отзывы и не прошел первого слушания. «Сейчас фактически то же самое, но внес президент, они приняли», — констатирует он.

«Карманных» адвокатов больше не будет

«Были такие случаи, когда одних и тех же адвокатов в качестве государственных защитников приглашали одни и те же следователи, например, на следственные действия в УФСБ. Несмотря даже на то, что адвокаты были из другого региона. Странно? Странно», — говорит Бадамшин. Иногда, напоминает он, адвокаты, предоставляемые государством, работали в интересах следствия, а не доверителя. «Согласно новым поправкам, правила и порядок назначения защитников теперь должна разработать Федеральная палата адвокатов, как раз чтобы избежать срастания следствия и защиты. Раньше распределение было отдано на откуп региональным палатам».

Права адвокатов будут расширены

Теперь сторона защиты сможет представлять свои доказательства, подтверждающие обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. «Раньше, например, в Болотном деле, или в деле Антона Носика, да и во многих других мы пытались и на стадии следствия, и в суде приобщить заключения специалистов, а нам отказывали, так как наши доказательства противоречили другим, собранным следствием», — объясняет Бадамшин.

Также с новыми поправками следствие не сможет отказать адвокату в привлечении квалифицированного специалиста в какой-либо области. «Раньше на стадии предварительного следствия решение о таком допуске принимал следователь. Иногда отказывали и суды — например, в деле Варвары Карауловой мы пытались пригласить в суд востоковеда, который мог бы разъяснить многие моменты насчет современного ислама, происходящего в Сирии, насчет взаимоотношения между группировками. Один из свидетелей обвинения утверждал, что он был одновременно членом Исламского государства, и членом „Джабхат ан-Нусры“ (две запрещенные в России группировки враждуют между собой. — Открытая Россия). Специалист пришелся не ко двору, он мог поломать всю позицию обвинения, и нам отказали в ходатайстве».

В правках к УПК также отмечается, что сведения, составляющие адвокатскую тайну, не могут быть признаны доказательствами по уголовному делу. «Прописан и порядок обыска у адвокатов в офисе и жилище. Обыскивать адвокатов смогут только по возбужденному делу, после предъявления обвинения и в присутствии председателя адвокатской палаты», — объясняет адвокат.

Единственное положение в новом законе, сказал Бадамшин, которое он «не очень бы там хотел видеть», касается недопустимости разглашения данных предварительного следствия. «Запрет на разглашение не распространяется на нарушение закона органом государственной власти или должностными лицами, на распространенные информации самим прокурором, следователем или дознавателем, или на информацию, оглашенную в открытом судебном заседании. Был такой случай, когда адвоката Георгия Иванова привлекли к уголовной ответственности по делу генерала Сугробова за то, что он разгласил информацию, которую уже опубликовало следствие».

Третье чтение, которое законопроект прошел в Государственной думе, еще не гарантирует принятие закона именно в таком, благоприятном для адвокатуры виде. За последние 15 лет было несколько эпизодов, когда Совет Федерации «разворачивал» прошедшие госдуму законы. Еще одним фильтром на пути законотворчества иногда становился глава государства. Впрочем, на этот раз документ исходит из администрации президента, а значит, вероятность непринятия и даже сколько-нибудь серьезной корректуры близка к нулю.

util