Юлия Латынина: «Фактически журналисты „Новой Газеты“ приравнены к журналистам „Charlie Hebdo“»
 Юлия Латынина. Фото: Дарья Воронцова / Facebook
14 April 2017, 14:28

Юлия Латынина: «Фактически журналисты „Новой Газеты“ приравнены к журналистам „Charlie Hebdo“»

Собрание исламских богословов и лидеров общественного мнения Чечни приняло резолюцию, в которой оно призывает наказать журналистов «Новой Газеты» за публикации о преследованиях геев в Чечне. Открытая Россия поговорила на эту тему с журналисткой Юлией Латыниной и узнала, чего можно ожидать после подобных заявлений.

— Как вести себя журналистам «Новой Газеты» после такого заявления чеченских духовных лиц?

— Это очень серьезная история. Фактически журналистам «Новой Газеты» вынесена фетва. Мы примерно знаем, чем кончаются подобные призывы. Путина называют защитником и покровителем Асада. И сейчас он оказывается в положении человека, у которого в стране публично выносится религиозная фетва против журналистов. Тут возникает два вопроса: Путин борется с религиозным терроризмом, совместима ли это борьба с существованием в его стране вот такой ситуации, и контролирует ли Путин все, что происходит на территории России? Единственное, что остается делать журналистам — это апеллировать к публичности. «Новая Газета» действительно долго думала, что с этим делать. Потому что именно в связи с Чечней было убито множество журналистов «Новой Газеты», в том числе Наталья Эстемирова и Анна Политковская. Мы понимаем, что подобные заявления не просто сотрясение воздуха. И да, «Новая Газета» была очень сильно обеспокоена этим призывом, потому что посчитала, что это открывает сезон охоты на любого журналиста этого издания. Это заявление фактически обращается к любому человеку, к чеченцам или просто к мусульманам или же к радикальным исламистам, да вообще к кому угодно. Фактически журналисты «Новой Газеты» приравнены к журналистам «Charlie Ebdo». Эта фетва вынесена не только журналистам «Новой Газеты», но и всем журналистам, которые писали о преследованиях геев в Чечне.

— Как на подобный призыв отреагируют власти Чечни?

— Я понятия не имею, что они будут делать. Мне интересно, что будет делать один человек — Владимир Путин. Есть два варианта: или он проведёт соответствующие переговоры, или он даст понять, что в данном случае перейдена красная черта. Это история не про журналистов «Новой Газеты». Это история про монополию Путина на насилие в России. Власть любого человека, в том числе и Владимира Владимировича, опирается на монополию применения насилия властью. В чем бы я ни подозревала Путина, он явно не санкционировал и не призывал к возмездию против тех, кто публикует истории про преследования геев в Чечне. Это обращение с точки зрения Кремля является публичной офертой о том, что Кремль больше не обладает монополией на осуществление этого самого возмездия на территории России. С моей точки зрения, даже после убийства Немцова — это очень серьезное публичное заявление. Реакция Путина будет зависеть от того, как он будет восприниматься. Как человек способный контролировать все, что происходит внутри России или как человек, который вот эту вот монополию на насилие утратил.

util