«Все равно вы меня сегодня осудите!» Репортаж из суда, где слушалось дело Вячеслава Мальцева
 Вячеслав Мальцев (в центре) в Тверском суде. Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС
14 Апреля 2017, 17:23

«Все равно вы меня сегодня осудите!» Репортаж из суда, где слушалось дело Вячеслава Мальцева

Заседание в Тверском районном суде было назначено на 10 утра, но ни самого Мальцева, ни материалы его дела из ОВД вовремя не доставили. Журналисты и сторонники оппозиционера ждали начала около двух часов.

В полдень Мальцева завели в зал суда без наручников и поместили в клетку. Его поприветствовали сторонники, собравшиеся позади прессы в конце зала. Один из них, рослый мужчина с громким голосом, начал переговариваться с задержанным и хотел пожать ему руку, но пристав его одернул. Мальцев заявил, что чувствует себя отлично и полон сил; с соратниками он здоровался, обращаясь к ним «мой друг». Когда в зал зашел его адвокат Игорь Элифханов, задержанного вывели из клетки.

Журналистам, которые сидели в первом ряду с ноутбуками, пристав попытался запретить вести текстовые трансляции. «Новый закон вышел. Пишите на бумаге или подавайте ходатайство», — предложил он. После звонка из редакции «Медиазоны» представитель суда вступилась за журналистов и приставу пришлось отступить. Его коллега, стоящий возле входа в зал, спросил по рации, сколько еще человек хочет пройти на заседание. «До..я», — прошипел прибор. В зале захохотали.

Заседание началось с ходатайства адвоката Сергея Бадамшина. Он попросил суд вести протокол заседания, вызвать свидетелей — шестерых полицейских второго оперативного полка ГУ МВД Москвы, которые задерживали Мальцева, и приобщить к делу характеризующие документы — выписки из медицинской карты и письмо к суду от дочери задержанного. «Папа, я скучаю, возвращайся, ты не должен сидеть в тюрьме», — прочитал письмо адвокат. После перерыва на подумать судья удовлетворил ходатайства частично — в протоколе, счел он, необходимости нет, полицейских придет только трое, а документы, характеризующие личность он принял.

Из протокола об административном правонарушении, который зачитал судья, следует, что Мальцев принимал участие в несанкционированной акции, шел в составе «организованной колонны» и привлекал внимание СМИ и граждан. Полицейские утверждают, что подошли к нему, представились и предупредили о недопустимости нарушения закона. «На предупреждение он отреагировал, осознанно отказался от требований перестать нарушать общественный порядок. Гражданину было предложено сесть в служебный транспорт и проехать в ОВД, после чего он начал вырываться, махать руками, то есть не подчинился законному требованию полиции», — зачитал судья. Сам Мальцев выдвинул другую версию событий — по его словам, он как обычно со своими товарищами решил прогуляться по Тверской улице. «Дальше я увидел людей, похожих то ли на хоккеистов, то ли на космонавтов. Они сказали, что со мной нужно провести профилактическую беседу. Меня попытались вытащить, я был готов пройти с полицейскими, но меня оттеснила толпа. Никакого неподчинения я не оказывал», — рассказал он.

Судье Алексею Стеклиеву продемонстрировали видео попытки задержания Мальцева, снятое на телефон одним из очевидцев, и приобщенное к делу сотрудниками Центра противодействия экстремизму. По мнению защиты, оно полностью доказывает невиновность задержанного: на ней видно, что он не оказывал сопротивления, а, наоборот, пытался успокоить толпу. Также Мальцев по просьбе адвоката вспомнил подробности своего задержания. «Вчера в 6 утра в Саратове мне выпилили дверь, вошли в квартиру и предъявили постановление суда, что я должен быть принудительно доставлен в качестве свидетеля», — начал Мальцев. По словам задержанного, его «извлекли» из квартиры, доставили в аэропорт, посадили на самолет в Москву и привезли на Петровку, 38 в ГУВД Москвы. «После этого меня возили по ОВД, в „Лужниках“ я остался на ночь. Я правда и не ел-то ничего со вчера», — рассказал он.

Судья по просьбе Бадамшина объявил перерыв в 10 минут «для согласования позиции с подзащитным». «Все, считайте, уехал. По судье видно. Если он удовлетворяет ходатайства, считай, пропало», — полушутя рассуждал в перерыве Мальцев.

После перерыва в зал зашел молодой человек в коричневой кожанке и джинсах — лейтенант Александр Соколов, инспектор службы второго оперполка. «26 марта я в составе наряда нес службу на Белорусском вокзале и прилегающих территориях», — начал он, но запнулся. «Рассказывайте, рассказывайте», — подбодрил его Бадамшин.

По словам Соколова, он и его подчиненные в два часа дня увидели группу людей «с камерами и выкриками». Лейтенант, по его словам, принял решение подойти к Мальцеву и предупредить его об ответственности за незаконные собрания. Полицейский рассказал, что представился и попросил Мальцева пройти с ними для профилактической беседы. «В этот момент его сторонники начали нас оттеснять, сам он начал задавать вопросы про свой правовой статус, кричать „помогите мне“. Сотрудника, который был рядом с ним, он отпихнул. Его сторонники оттеснили нас, я дал команду отойти. Группа вышла... из окружения. У многих не было нагрудных знаков и погон», — последние предложения он произнес так, будто вернулся из окружения на войне, потеряв там немало товарищей. В зале засмеялись.

Тех, кто находился с Мальцевым рядом, и оттеснил его от полиции, Соколов назвал «подконтрольными Мальцеву лицами». Выяснил он это, по его словам, по значкам на их одежде. Коллеги Соколова, вызванные следующими, рассказали примерно то же самое, но разошлись в нескольких деталях. Так, один из них утверждал, что его «старший» Соколов не сам принимал решение «побеседовать» с Мальцевым, а ему сказали сделать это. «Нашему старшему дали команду, что вот, идет лидер», — заявил он.

После полицейских выступили свидетели защиты из числа сторонников Мальцева, присутствовавших при задержании. Они подтвердили версию националиста: в ответ на претензии полиции Мальцев пытался лишь прояснить свой правовой статус; дальнейшие события произошли без его участия и желания.

После допроса всех свидетелей выступил с речью Бадамшин. Он напомнил, что на вопрос, почему у Мальцева была взломана дверь, произведен обыск, а сам он доставлен в Москву самолетом, ответа так и не последовало. Также он подчеркнул, что акция 26 марта была мирной и согласованной, у всех участвующих в ней было «отличное настроение», которое испортили сотрудники полиции своими «провокативными» задержаниями. «Вины Мальцева в том, что он не контролировал толпу, нет, это не смогли сделать семеро бойцов оперполка. Что он мог сделать?». По мнению защиты, дело необходимо прекратить.

Сам Мальцев выступил довольно эмоционально; речь его вызвала у судьи улыбку. Он рассказал, что «прогулки оппозиции» проходят каждую субботу, и никогда не вызывали ни у кого проблем. «Что касается крика „помогите мне“, который якобы от меня был. Те, кто здесь сидят, могут подтвердить — я не так воспитан, чтобы кричать в толпе о помощи себе. „Помогите ему“ я бы смог закричать, но себе — нет». Мальцев добавил: он понял, что ситуация «становится жаркой», а сотрудников полиции «могут отпинать», и он старался избежать этого. К задержанию националист, по его словам, был готов. «Я не хотел никакого, извиняюсь за выражение, месилова. Я бы пошел с полицией, но не мог чисто физически. Чего бы я не пошел? Ну сутки дадут, ну трое, и че? Все равно вы меня сегодня осудите», — закончил он. В зале раздались аплодисменты его сторонников.

Судья взял полчаса на то, чтобы вынести постановление; времени на это ушло в два раза больше. Некоторые соратники Мальцева решили не выходить на улицу и остались в коридоре суда и на лестнице, создавая давку и духоту. Когда всех запустили в зал на оглашение, Мальцева встретили аплодисментами. Ни соратников, ни его самого решение судьи о пятнадцати сутках ареста, кажется, не удивило. «Выспитесь, выспитесь», — кричали ему они. «Все нормально, все были к этому готовы, эфиры будут продолжаться», — рассказал журналистам на крыльце суда Сергей Окунев, помощник и соведущий Мальцева. После этого он пригласил всех домой «по известному адресу» вести эфир и пообещал напоить всех чаем.

Сергей Бадамшин намерен обжаловать решение суда.

util