Повлияет ли опубликованное видео признаний Дадаева на вердикт присяжных по делу об убийстве Бориса Немцова?
 Заур Дадаев в суде, 2015 год. Фото: Sergei Karpukhin / Reuters
19 April 2017, 20:00

Повлияет ли опубликованное видео признаний Дадаева на вердикт присяжных по делу об убийстве Бориса Немцова?

Давно собиралась на процесс по делу об убийстве Бориса Немцова, и так получилось, что попала на допрос Заура Дадаева, бывшего замкомандира чеченского батальона «Север», которого обвинение считает непосредственным исполнителем убийства. Выступая перед присяжными, Дадаев заявил, что не убивал Бориса Немцова и подробно рассказал, как он провел день 27 февраля 2015 года.

Кроме него в стеклянном «аквариуме» еще два человека: Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. По версии следствия, они — соучастники убийства. Еще двоих, братьев Анзора и Шадида Губашевых судья удалил до окончания прений: по его мнению, они нарушали порядок заседания.

Коллегия присяжных состоит из 12 основных и 6 запасных заседателей. Женщин больше, чем мужчин. Возраст, в основном, пенсионный и предпенсионный.

Начиная свое выступление, Дадаев поздравил присяжных с праздником. Осталось не очень понятно, с каким именно, но, вероятно, он имел в виду Пасху, которую православные христиане праздновали в минувшее воскресенье.

Затем в течение полутора часов подсудимый подробно отвечал на вопросы своих защитников, прокуроров, судьи и адвокатов семьи Бориса Немцова.

На вопрос своего адвоката Марка Каверзина, был ли он 27 февраля в 23:30 на Большом Москворецком мосту, Дадаев отчеканил: «Я никаких выстрелов в Немцова не производил. Я Немцова вообще не знаю».

Обвиняемый рассказал, что утром 27 февраля ездил в мечеть вместе с Русланом Геремеевым, обеденный намаз они совершили в ресторане «Веселый бабай», а с 16:45 до ноля часов 28 марта он находился в квартире по адресу улица Веерная, 3, которую для него снял Руслан Геремеев.

Алиби Дадаева могла бы подтвердить запись видеокамеры из подъезда, но суд еще 21 февраля отказался приобщить ее к материалам дела:в тот день, как на грех, на сервере шли технические работы и эта видеозапись оказалась неполной. Никаких других подтверждений этого алиби в материалах дела нет.

Подсудимый рассказал присяжным, что жил в Москве с декабря 2014 года, никогда ничего не слышал о Борисе Немцова и к его убийству непричастен. Как непричастны и остальные подсудимые, включая его бывшего командира Руслана Геремеева, который обещал Дадаеву новую работу и отдал ключи от своего «Мерседеса».

Полная видеозапись допроса Заура Дадаева на предварительном следствии. Опубликовано в «Новой Газете» 18 апреля 2017

Адвокат Цакаев попросил своего подзащитного рассказать о знакомстве с Бесланом Шавановым (подозреваемый в убийстве Бориса Немцова, был убит в Грозном во время задержания). Дадаев хорошо знал Шаванова, они вместе боролись с террористами, состояли в разных подразделениях, но оба — под началом братьев Делимхановых (Шарип Делимханов в октябре 2016 был назначен начальником Управления Федеральной службы войск Национальной гвардии РФ по Чеченской республике, Алибек Делимханов в 2015 был назначен заместителем командира 46-й Отдельной бригады оперативного назначения (ОБРОН) ВВ МВД РФ, дислоцированной в Грозном. — Открытая Россия).

Дадаев рассказал, что Шаванов приехал в Москву из Украины, где у него были проблемы с СБУ, оказался без денег и попросил его встретить. К убийству Немцова, по словам Дадаева, он также непричастен.

Дадаев давал показания очень уверенно, периодически возникало ощущение, что он заранее подготовил ответы на все вопросы. Во всяком случае, чуть заслышав вопрос, он не задумываясь, на него отвечал. Адвокат Цакаев зорко смотрел на своего подзащитного, иногда останавливая его взглядом, если тот начинал рассказывать что-то лишнее. Когда Дадаев говорил, что признательные показания он дал под давлением, судья через микрофон обращался к присяжным, предупреждая их, что на эти высказывания обращать внимания не нужно.

Присяжные слушали внимательно, но без эмоций. И мне не удалось понять, верят они подсудимому, или больше доверяют прокурору Семененко, которая постоянно задавала Дадаеву неудобные вопросы, пытаясь подловить его на противоречиях.

Когда Дадаев закончил говорить, гособвинитель заявила, что эти показания сильно отличаются от того, что он говорил на следствии, и попросила суд огласить фрагменты из протоколов его допросов, где есть существенные противоречия.

Присяжных судья отправил на перерыв, а между сторонами началась дискуссия о том, что можно показывать присяжным, а что — нет. Гособвинитель просила суд показать допросы с купюрами, исключив те фрагменты, где Дадаев говорит, что убил Бориса Немцова из-за того, что тот оскорбил пророка Мухаммеда своим пожеланием опубликовать в России кощунственные карикатуры «Шарли Эбдо».

Позиция прокурора понятна: в фабуле обвинения написано, что слежка за Борисом Немцовым велась с осени, а убийство журналистов «Шарли Эбдо» произошло в январе 2015 года.

У защиты и у самого подсудимого по поводу показа видеодопросов было другое мнение.

Дадаев объяснял суду, что 5 марта в Ингушетии его похитили неизвестные в балаклавах, пытали и оказывали сильное давление. Деталей пыток Дадаев суду почему-то не сообщил, а давление выражалось нетривиально: задержавшие его силовики требовали, чтобы он сказал то, что они хотят, и тогда задержанного вместе с ним Руслана Юсупова отпустят на свободу. И для того, чтобы спасти друга Дадаев решился на самооговор.

Его адвокаты обратились к суду с ходатайством признать все его первые мартовские допросы недопустимыми доказательствами и не показывать их присяжным.

Сам же Дадаев, исходил из того, что если показывать видео допросов, то полностью: «Эти показания, которые у меня были выбиты. Если там написано про Обаму, пусть зачитывают про Обаму. Потому что нету даже мотива убийства, обвинение его не представляет! Присяжные думают, а за что они вообще убили этого человека?»

Адвокаты семьи Немцова Вадим Прохоров и Ольга Михайлова тоже просили показать видео допросов полностью.

Полная видеозапись допроса Анзора Губашева. Опубликовано в «Новой Газете» 18 апреля 2017 года

Судья так и не смог решить, в каком виде присяжные увидят допросы Дадаева — полностью, или в урезанном виде, как это произошло с записями допроса Анзора Губашева; тогда прокуроры периодически проматывали запись, чтобы присяжные не слышали реплик про «черную гниду Обаму, на которую работал гнида Немцов», и слов про пророка Мухаммеда.

Судья отложил решение этого вопроса до следующего заседания, назначенного на четверг, 20 апреля.

Но во вторник вечером «Коммерсантъ», а затем и «Новая газета» опубликовали на своих сайтах полную версию видеозаписи допроса Заура Дадаева от 8 марта 2015 года, где он подробно рассказывает о том, как убивал Бориса Немцова. Без купюр.

«Новая газета», кроме того, опубликовала видеозапись допроса Анзора Губашева, где он рассказывает, как они следили за Борисом Немцовым и как его убивали.

Дадаев на допросе 8 марта 2015 года и 18 апреля 2017 года в суде мало отличаются друг от друга и по манере говорить, и по темпераменту. Просто спустя два года он рассказывает совершенно другую историю.

8 марта 2015 года он объяснял , почему убил Немцова: «Я это преступление совершил из-за Посланника Мухаммеда. Не хотел, чтобы на территории РФ была рознь, непонятка из-за какого-то человека....»

«Я его видел. Расстояние — 20-30 метров между нами... Я начал его догонять. Метров пять когда осталось, мусороуборочная машина сравнялась. Я произвел 6 выстрелов....»

Честно сказать, этот его рассказ кажется более правдивым, чем его выступление на суде 18 апреля. Тот Дадаев, который рассказывает, что отомстил за пророка Мухаммеда убедительнее того бывшего вояки, который живописал свой московский быт на съемной квартире: встал, умылся, поехал в мечеть, в клуб «Цинк», «Веселый бабай», катался по Москве на «Мерседесе», переписывался в WhatsApp-е с друзьями. И так два месяца: странный отдых, мне кажется.

Бросается в глаза, что и на первом допросе, и на последующих Дадаев многое недоговаривает: он явно выгораживает заказчиков убийства. Трудно представить, что он лично, посовещавшись с приятелями, решил отомстить Немцову за «Шарли Эбдо». Как-то не клеится.

Как может повлиять на вердикт присяжных то, что в сети появились видео допросов?

Теперь, когда присяжные посмотрели это видео, уже не важно, какое решение примет судья — показывать его полностью, или с купюрами. Но изменят ли первые признательные показания что-то в отношении присяжных к подсудимым?

Защита Дадаева и он сам, вероятно, попробуют повернуть публикацию допросов в свою пользу, заявив перед присяжными, что следствие так и не определилось с мотивом убийства, а признательным показаниям не стоит верить, потому что они даны под пытками. В любом случае, публикация видеодопросов важна.

Мы видим, что следствие так и не смогло допросить ключевых свидетелей, которых предлагали вызвать адвокаты Немцовых: следователь поехал в Чечню, но не попал в квартиру Руслана Геремеева — а ведь о нем, как об одном из активных членов всей этой чеченской компании, следившей за Борисом Немцовым, говорят и свидетели, и подсудимые.

Мы хорошо знаем, как оперативники и следователи умеют выбивать показания у задержанных. Но были ли первоначальные показания Дадаева самооговором? Чтобы это понять, не только присяжные, но и все мы должны иметь доступ к материалам дела о политическом убийстве, коль скоро эти материалы не являются секретными.

А выводы о том, где обвиняемые говорят правду, а где лгут, каждый сделает сам.

util