Николай Андрущенко: «Я видел фотографии Путин-Тимченко-Кумарин»
 Николай Андрущенко в Дзержинском федеральном суде Санкт-Петербурга, 19 марта 2008 года. Фото: Интерпресс / ТАСС / Архив
23 Апреля 2017, 10:00

Николай Андрущенко: «Я видел фотографии Путин-Тимченко-Кумарин»

Неопубликованное интервью 2011 года

Журналист Николай Андрущенко, умерший 19 апреля в больнице после очередного нападения, будет похоронен в Санкт-Петербурге 25 апреля, во вторник.

Это интервью было записано в Петербурге в 2011 году. Информационного повода для публикации тогда не было: бывший депутат Ленсовета (1990–1993 годы) и журналист Андрущенко рассказывал о своем личном опыте во власти, а затем о журналистских расследованиях в разные годы. Андрущенко дружил с Юрием Шутовым, и когда Шутов умер в колонии в 2014 году, я опубликовала другое интервью уже о Шутове, с которым Андрущенко был близко знаком. А взятое раньше так и осталось в архиве и теперь публикуется впервые, уже после смерти Андрущенко.

— Расскажите о себе.

— По первому образованию я физик, по второму закончил Академию внешней торговли. Много лет проработал в различных институтах физики, в том числе в объединении ЛОМО (Ленинградское оптико-механическое объединение. — Открытая Россия). В 1990-м был избран депутатом Ленсовета. В 1993 году после переворота Ельцина (который был осужден Конституционным судом России) Ленсовет, как и другие советы, разогнали. Я вернулся на ЛОМО. Там уже не было ни цеха, ни лаборатории. И я пришел в ту редакцию, в которой раньше эпизодически, ради удовольствия писал статьи, и организовал там отдел криминальной хроники.

— Когда первый раз увидели Путина?

— Первый раз Путина я увидел еще до Ленсовета, когда он был проректором ЛГУ по режиму, то есть курировал тех, кто выезжал в командировки за рубеж, инструктировал их. Один из моих хороших знакомых уезжал за рубеж, и ему нужна была характеристика. Мы пришли вдвоем к Путину как выпускники ЛГУ. Я знал, что он бывший работник КГБ СССР, служил в ГДР, был уволен и переведен обратно в Россию. Совсем по жизни их не увольняют, ну, устроили заместителем ректора отвечать за отъезжающих и приезжающих.

— Расскажите о знакомстве с Собчаком.

— Мы были знакомы до того, как он стал мэром. Собчак был обычным русским профессором. С большим гонором и самомнением, но у него не было стимула стяжательства, который, как мне представляется, ему привило окружение — Нарусова, Путин, Золотов и так далее.

Развратили Собчака, как я считаю, и демократы. Марина Салье относительно Путина заняла правильную позицию, но про Собчака она придерживалась принципа «демократия превыше всего». А я не разделяю таких воззрений: не думаю, что демократия превыше порядочности.

Попади он в иные руки... Поначалу он мне казался наиболее верным последователем Сахарова, типичный русский профессор, которого, несомненно, интересовала карьера и политика, но не стяжательство. А под влиянием Путина, Золотова он стал интересоваться помимо своих дел и госсобственностью. К нам до сих пор в редакцию заходит молодой человек, который из-за всех этих склок в доме на Мойке («Квартирное дело Собчака») лишился квартиры... Начались скандальные истории.

Я видел фотографии Путин-Тимченко-однорукий товарищ.

— Вы имеете в виду Кумарина?

— Да, Кумарина (сам Владимир Барсуков-Кумарин утверждал в интервью Открытой России, что не знаком с Путиным. — Открытая Россия). В непринужденной обстановке в кооперативе «Озеро». Улыбаются. Путин тогда не думал, что будет президентом и допускал неосторожные связи. Кроме того, на берегу Чудского озера в кооперативе «Здоровье» Путин приобрел захудалый по нынешним временам стандартный трехкомнатный дом, там я их видел лично: Ковальчук, Путин, Тимченко. Вот они и общались: Путин, Ковальчук, Тимченко, Кумарин. Потом к этой компании присоединился Таймураз Боллоев, тогда директор пивоваренного завода «Балтика», а сейчас президент ГК «Олимпстрой» (на 2011 год. — Открытая Россия).

Потом в этой же компании появился сосед Собчака по площадке — наш «д’Артаньян» Михаил Боярский. Вот это те, кто ходят на его день рождения. Еще Патрушев и Черкесов. У Путина всегда были нужные люди.

— Как появлялись подозрения в отношении Путина в коррупции, если вспоминать с самого начала?

Во-первых, Путин в узком кругу заявлял, что когда станет президентом, пересмотрит итоги приватизации. Он стал президентом, но не стал пересматривать. Единственное, он «пересмотрел» Ходорковского, который сам претендовал на этот пост. Хотя Ходорковский — ребенок по сравнению с Потаниным. За Потаниным столько числится, что можно его дело рассматривать десятикратно по сравнению с Ходорковским. Ну, это мое мнение.

Затем было еще несколько событий, например, появилась фирма Gunvor под руководством Тимченко, который сидит в Финляндии, и более 30% нашей нефти через эту фирму идет на Запад. Я общался с одним из бухгалтеров, который каким-то странным образом был вытеснен, выгнан из фирмы Gunvor, а возможно, просто не получил обещанного, но остался живой. Он утверждает: можно предположить у Владимира Владимира 37 миллиардов долларов. Конечно, это только предположения.

Другая странность: до определенного момента у Балтийского флота было на 14 кораблей больше. В определенный момент из Гданьска приехал руководитель Гданьской верфи, звали его Анджей Бучковски, он встретился с Юрием Александровичем Щербаковым (бывший командир атомной глубоководной станции АС-35 на Балтийском флоте, с 2000 года — вице-президент ООО «Холдинговая компания „ПАРНАС“». — Открытая Россия). Потом они дали подписку о неразглашении, поскольку на встрече было некое лицо, сильно напоминающее ВВП по своим внешним данным. В результате чего 14 кораблей ушли сначала в Гданьск, а потом в Южную Америку, где в настоящий момент, по информации коллег-журналистов, обслуживают наркотрафик. Ну, это не атомоходы, конечно. Это сторожевики.

А Юрий Щербаков, после того как на него наехала машина, и у него были сломаны ноги, чудом остался жить, живет в Финляндии и появляется у родственников крайне редко (Юрий Щербаков умер в 2012 году, похоронен в Санкт-Петербурге. — Открытая Россия). Вот такая странная вещь.

Я знаю эту историю из разных источников, в том числе от самого Щербакова, который звал меня поучаствовать в этой сделке, но у меня хватило ума отказаться. По-видимому, им дали заработать, а потом решили, что лишние языки могут помещать. Анджею Бучковски пришлось уехать в Грецию.

— А дело SPAG?

— Я встречался с одним из немецких следователей (он прекрасно говорил по-русски), который вел это дело в начале 2000-х, приезжал в Петербург, но он сказал, что ему запретили заниматься им, и начальство усиленно пытается уничтожить это дело. Так что немцы не заинтересованы раздувать его.

Из документов, которые были у немцев, следовало, что минимум 5 миллиардов долларов принадлежало лицу, аббревиатура которого соответствует фамилии «Путин». Было несколько лиц, которые имели доступ к счету фирмы, четыре или пять, и среди распорядителей была фамилия «Путин». Это означает, что он был фактически соучредителем. Были в деле документы с подписью «Путин».

У меня при обыске в 2007 году (по делу об экстремизме за призывы выйти на Марш несогласных. — Открытая Россия) документы изъяли. Пропала и фотография ВВП с Тимченко и Кумариным. В тюрьме меня три с половиной часа били, после чего я на один глаз не вижу, мне туда ударом всадили очки. Меня хотели обвинить в «создании преступной группы». Потом, когда меня под общественным давлением через полгода выпустили, половины документов не было. Сейчас частично восстанавливаю. Хотел бы издать... Я хотел написать расширенный очерк про Путина, но это нелегко. Например, я встречался с его одноклассниками, и они говорили, что человек он закрытый.

Одна моя книга «Россия — страна КГБ-ния» вышла в Дании небольшим тиражом в 2003-м (датский я выучил в Академии внешней торговли). Вряд ли ее легко найти. Там была моя версия того, как погибли двое следователей, которые расследовали дело Собчака, как его вывозили за границу и так далее.

— Есть версия, что Собчака вывозили на самолете Тимченко.

— Есть такая версия, но разрешение пограничникам давал в любом случае Путин. У нас есть небольшой аэропорт — «Ржевка». Я знаю, что наши чиновники, когда им нужно, летали оттуда на небольших самолетах компании Тимченко с его разрешения. Я один раз летал оттуда на четырехместном самолете в Швецию. По моей версии, его вывезли именно с этого аэродрома в Хельсинки. А потом уже в Париж. У меня это расписано по часам: следователи не хотели его отпускать, хотели его арестовывать, Нарусова задержала их на определенное время, чтобы Путин оформил это юридически в виде приказа. Естественно, в этом сыграл роль Путин, потому что нужны были высокие полномочия. Человек, против которого возбуждено уголовное дело, вдруг свободно путешествует.

После этого произошло несколько любопытных историй. В 2004 году бывший председатель Дзержинского райсовета Сергей Тарасевич, чего-то сильно испугавшись, ушел в монахи. Он хорошо знал Собчака, обеспечивал ему собственность в центральном районе (бывшем Дзержинском).

— Что вы думаете по поводу убийства Романа Цепова?

— С Цеповым я виделся раз пятьдесят. Думаю, жена покормила его сладким. Цепов же от первой жены избавился, сплавил ее в психбольницу. Вторую — тоже. С третьей он собирался расстаться, но та его опередила. Рома любил сладкое, по версии дознавателя (я говорил с ним), он поел сладкого, и вечером ему стало плохо. Жена выступила как инструмент. Сечин бывал у Ромы Цепова дома. Он знал его жену...

Еще хотел бы сказать, что я занимался уголовным делом по убийству Галины Васильевны Старовойтовой. Не те сидят, которые убивали. Недаром на другой день после убийства Владимир Владимирович примчался в Военно-медицинскую академию, после чего раненый при покушении ее помощник Руслан Линьков сразу закрылся, отказался от всего. Он стал непубличным человеком.

— Вы писали, что видели в приемной Путина руководителя кооператива «Озеро» Владимира Смирнова. Кого еще?

— Приемная Путина — проходной двор. Надо отдать ему должное, очень работоспособный, принимал всех. Другое дело, что он, будучи председателем Комитета по внешним связям, путал часто дела личные и государственные, как мне представляется. Зубков помог Путину получить землю в Приозерском районе Ленинградской области на кооператив «Озеро». Фактически вся элита из него вышла. Сердюков находился в сторонке.

— В каком смысле?

— Километров за 30–40 от «Озера», на берегу Ладоги у него дача была...

Это содружество образовалось там. То, что Путин говорил в самом начале, — «мочить врагов в сортире», так и осталось лейтмотивом. У нас не политика, у нас понятия. С моей точки зрения, страна живет по понятиям, которые были у дурно воспитанных ребятишек в то время.


Владимир Барсуков (Кумарин): «Не знаком я с Путиным Владимиром Владимировичем»

Еще до суда Чайка по телевидению назвал меня преступником, но на это уже вообще никто внимания не обращает, как и на то, что вытворяет Маркин. В последнем слове (на суде присяжных в 2014 году. — Открытая Россия) я Маркина Геббельсом назвал. Прокуратура опротестовала это выражение в Верховном суде. Не смутило даже то, что Путин В.В. на встрече с раввинами приводил Геббельса в пример. Сейчас самого Чайку называют так же, как он меня называл, и тоже без суда. Читать дальше...

Испанское дело. Избранные места из переговоров участников

По многочисленным просьбам читателей, не осиливших весь текст предварительного обвинения по делу о русской мафии в Испании, мы выборочно публикуем изложение телефонных переговоров обвиняемых. Эти разговоры наглядно демонстрируют, как устроена система государственного управления в России. Читать дальше...


util