Стандартный набор популиста. 5 вещей, которые нужно знать о популизме в современной политике
 Кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен. Фото: Michel Euler / AP / East News
24 Апреля 2017, 22:25

Стандартный набор популиста. 5 вещей, которые нужно знать о популизме в современной политике

Популизм постепенно захватывает политическое пространство Европы и мира — об этом наглядно говорит в том числе и успех Марин Ле Пен на президентских выборах во Франции и, до этого, — неожиданная победа Дональда Трампа на выборах в США. Открытая Россия поговорила с политологом Ярославом Бахметьевым, чтобы узнать, чем популизм привлекает массы, и можно ли что-то противопоставить популистским лозунгам.

— Каковы главные черты популизма в XX веке?

— В период становления большевистского и нацистского режимов популизму были присущи три основные черты: негативная повестка дня, риторика с позиции массы, противопоставленной какому-либо меньшинству, и обещание всем группам того, чего им больше всего хочется, без всякой ответственности (то есть условно «фабрики — рабочим» и в то же время «фабрики — капиталистам»). На этом основывается одна из точек зрения на трактовку популизма — что это некая политическая техника. А согласно другой, популизм — отдельная современная идеология, которую можно охарактеризовать как фрагментарную.

— В какой мере сегодняшняя Россия захвачена новой волной глобального популизма?

— Российская публичная политика по ряду причин не особо активна. Это связано и со специфической соревновательностью политических акторов, и с определенным восприятием их со стороны населения. Поэтому сложно говорить о состязательности разных идеологий в России. Неясны даже позиции некоторых оппозиционных политиков: если и понятно, против чего они выступают, то вот за что — далеко не всегда. Впрочем, это вполне соотносится с позицией внушительной части общества: поэтому критика действующей власти, особенно на локальном уровне, — это вполне действенный способ привлечения сторонников. Однако популистские техники российской политики значительно отличаются от используемых в Европе и США.

Алексей Навальный на открытии своего предвыборного штаба в Иваново, 21 апреля 2017 года. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Алексей Навальный на открытии своего предвыборного штаба в Иваново, 21 апреля 2017 года. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

— Может ли популизм помочь российской оппозиции в политической борьбе, в том числе Алексею Навальному в его президентской кампании?

— Если вспомнить кампанию Алексея Навального на выборах мэра Москвы в 2013 году, то можно сказать, что она во многом была популистской. Безусловно, она была обоснованной, но суть кампании зачастую сводилась к критике тех решений и действий, которые осуществил за свой срок Сергей Собянин. Каких-то новых предложений было очень мало. Заметно это стало, когда были обнародованы результаты, и оказалось, что Новую Москву он потерял полностью.

Это хороший показатель того, что жители «классической Москвы», которые помнят действия Лужкова и видели работу Собянина, действительно в чем-то согласны с Навальным, но вот за пределами этой «классической Москвы» воспринимают не только критику, но и скептически смотрят на человека, от которого она исходит.

Конечно, после мэрской кампании его команда и он сам сделали определенные выводы. И можно полагать, что президентская программа будет другой, более сложной, если она вообще будет. Потому что де-факто Навальный о ней заявил, но мы пока не знаем, что будет де-юре.

— Почему популисты добиваются успеха, и к чему это приводит?

— Где-то с конца 60-х годов в западной политике наблюдался эффект ослабления позиций классических партий, которые выступали за интересы разных социально-экономических групп: рабочие партии, партии, выступающие за интересы бизнеса, городской интеллигенции и так далее. Популярность начали приобретать универсалистские партии, у которых размывалась идеологическая основа, так называемые «партии-хватай-всех». То есть, они использовали ценностную эклектику. Это было неудивительно, таким партиям было важно добиться поддержки населения, неважно, какого именно. Пройти во власть, чтобы потом осуществлять какие-то меры.

Президент США Дональд Трамп (в центре) со своими сторонниками. Фото: Brian Snyder / Reuters

Президент США Дональд Трамп (в центре) со своими сторонниками. Фото: Brian Snyder / Reuters

Сейчас в Европе проявляется, в некотором роде, «вторая волна» этого процесса. В таких условиях важно, что, когда такие политические силы избираются, они, скорее всего, не будут более заинтересованы в своих же предвыборных обещаниях. Классическим примером такого случая можно назвать Трампа. Ему удалось достучаться до многих американцев и предложить им свой «популистский набор». Теперь мы видим, что происходит после его избрания. Конечно, ему приходится работать с партийной и государственной бюрократией. Быть главой государства — это совсем не то же самое, что быть «рядовым» политиком. Но даже если не брать это в расчет, сразу после своего избрания, когда он вошел в курс дела, он умерил свою риторику. И тем самым разочаровал многих своих сторонников, он и дальше будет их разочаровывать. Он использовал популистские инструменты, добился своего. Безусловно, он будет спонтанным, непредсказуемым, он будет удивлять, но он точно не будет руководствоваться своей предвыборной программой, разве что частично.

— Что можно противопоставить популизму?

— В каждом отдельном обществе могут оставаться (или становиться) актуальными разные ценности, поэтому противостоять популизму с позитивным наполнением могут разные идеологии. Но можно точно сказать, что лучше всего с одним популизмом борется только другой, еще более радикальный популизм.

util