Дело 26 марта: неравнодушный студент и ст. 318 УК РФ

 Максим Бельдинов. Фото: личная страница ВКонтакте
26 Апреля 2017, 15:58

Дело 26 марта: неравнодушный студент и ст. 318 УК РФ

Один из участников мартовской протестной акции «Он нам не Димон» в Волгограде прыгнул на полицейского и ударил его ногой в бок. Признавшийся в этом поступке юноша заявил, что сделал это из-за нарушения конституционных прав задержанного школьника.

После четырех часов дня волгоградский митинг «Он нам не Димон» плавно перерос в гуляния протестующих по центру города. Полиция не пускала толпу ни к зданию администрации, ни к центральной набережной, поэтому митингующие сместились на аллею Героев. Тех, кто оказался по краям толпы, задерживали; среди задержанных оказался и несовершеннолетний Сергей Иванченко (имя изменено. — Открытая Россия). Двое полицейских скрутили школьника, и, держа за волосы, повели к служебному автомобилю. Внезапно из толпы выскочил молодой человек в черной куртке, джинсах и бандане, скрывающей нижнюю часть лица, и с разбега пнул одного из конвоирующих. Через несколько секунд напавшего задержали. «Это статья. Это реально статья», — комментировал происходящее очевидец, снимавший митинг на видео.

Атака защитника Конституции

Задержанным по подозрению в насилии над полицейским оказался Максим Бельдинов, двадцатитрехлетний студент пятого курса истфака Волгоградского государственного социально-педагогического университета. Вскоре он написал явку с повинной и рассказал, что пнул полицейского из-за того, что его возмутило грубое нарушение конституционных прав школьника.

«Я обычный студент. Учусь, время от времени подрабатываю. Перебиваюсь с места на место, на постоянную не берут — безработица, — рассказывает о себе Максим. Молодой человек вспоминает, что на втором курсе заинтересовался идеями анархизма, которых придерживается и по сей день. — Навального я тоже поддерживаю. Он предлагает решать злободневные проблемы, препятствующие благополучному развитию нашей страны. Но я — не его яростный сторонник. Я был на открытии штаба и пока не решил, быть ли волонтером».

На митинг 26 марта Максим решил пойти после того, как посмотрел ролики Навального на Youtube. «Когда я шел, я понимал, что полиция считает акцию несогласованной, что могут быть последствия, но что все сложится таким образом, я не предполагал», — говорит Бельдинов. Свой поступок — пинок полицейского «подошвенной частью стопы в область таза справа» — студент объясняет тем, что не смог оставаться в стороне от «злодеяний, которые совершали правоохранители»: «Ребят крутили — парней, девчонок, всех подряд, даже тех, кто просто мимо проходил. Ну и я не сдержался. Решил помочь задержанному единомышленнику, человеку, который пришел выразить позицию согласно Конституции, и получил со стороны сотрудников насилие. Вы бы видели, как они его скрутили! Это уже ни в какие рамки не лезло. Но я, конечно, тоже молодец. Сейчас я раскаиваюсь в содеянном. В поступке было больше эмоций, чем разума».

Уголовное дело по части 1 статьи 318 УК РФ было возбуждено по заявлению потерпевшего полицейского по фамилии Барейший вечером того же дня. В показаниях потерпевший пояснил, что вместе с напарником был вынужден скрутить школьника Иванченко, так как раньше задержанный убежал от других полицейских; пинок студента, сообщил он следователю, стал для него полной неожиданностью. «Когда Бельдинов был доставлен в опорный пункт полиции, при общении с ним он пояснил свои действия проявлением революционности и несогласием с тем, что сотрудники полиции задержали участников несанкционированного шествия», — утверждал он. Медэкспертиза обнаружила у Барейшего кровоподтек правой паховой области; полицейский отметил, что при получении травмы испытал «физическую боль и моральные страдания».

Сразу после акции задержанного Бельдинова отвезли в отдел полиции, где составили два административных протокола — о мелком хулиганстве и о участии в несогласованном мероприятии. Суд приговорил его к пяти суткам ареста и десяти тысячам рублей штрафа. «В нашем регионе есть такая порочная практика — когда вопрос о мере пресечения по уголовному делу не решен, полицейские составляют протокол о мелком хулиганстве. Свидетели, там, как правило — алкоголики из спецприемника. Как мы только не пытались бороться с этим, все без толку», — говорит адвокат «Открытой России» Роман Зайцев, представляющий интересы Бельдинова. По словам Зайцева, такие административные дела нужны для того, чтобы удержать подозреваемого, не нарушая сроков задержания: «Дальше следствие решило не выходить в суд с ходатайством о мере пресечения, и Максима отпустили под подписку о невыезде». Сам Бельдинов отмечает, что полицейские и следователь обошлись с ним корректно.

25 апреля прокуратура утвердила обвинительное заключение Бельдинову. В документе отмечено, что смягчающим обстоятельством в его деле является явка с повинной и содействие следствию. «Мы надеемся, что суд изберет меру наказания, не связанную с лишением свободы, — говорит адвокат Зайцев. — Мы заявили об особом порядке судопроизводства, есть возможность ходатайствовать о прекращении уголовного преследования по примирению сторон, либо с назначением судебного штрафа. В последнем случае уголовное дело в отношении Максима будет прекращено по нереабилитирующим основаниям, ему назначается штраф, но судимости не будет».

util