Программа реновации. Мэрия «переобувается» на ходу
 Местный житель на акции против снова пятиэтажек в САО у здания префектуры Северного административного округа г. Москвы на ул. Тимирязевская. Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС
2 May 2017, 21:49

Программа реновации. Мэрия «переобувается» на ходу

Эксперт по ЖКХ Дмирий Таралов объясняет, что означает публикация списка сносимых «хрущевок» и что с ним теперь делать

На официальном сайте мэрии Москвы опубликован предварительный список домов, попадающих под программу сноса пятиэтажек. Сносимые объекты расположены в 11 административных округах, в списке в общей сложности 4546 домов.

Открытая Россия попросила прокомментировать очередное непонятное действие московской мэрии. Что означает этот список, насколько серьезно нужно относиться к заявленям городских властей и легитимно ли решение об участии в программе реновации, принятое на общем собрании собственников? На эти и многие другие вопросы Открытой России ответил эксперт по ЖКХ Дмитрий Таралов.

— Скажите, насколько окончательным и юридически значимым нужно считать опубликованный мэрией список сносимых пятиэтажек?

— Во многих действиях мэрии Москвы и практически во всех ее комментариях нет юридической силы, потому что федеральный закон о реновации еще не принят. А пока он не принят, говорить о каких-то решениях рано, потому что непонятно, как это будет происходить. Условия, которые предлагаются федеральным законом, меняются буквально на глазах. Какие-то позиции мэрии Москвы по конкретным условиям также регулярно меняются.

Я воспринимаю этот список, расположенный по адресу, который сразу же рухнул — я надеюсь, что именно рухнул от нагрузки, а не просто был недоступен, — скорее символично.

— А зачем он вообще появился?

— Это интересный вопрос. Дело в том, что изначально мнение собственников по программе реновации учитывать не предполагалось. В той редакции законопроекта, принятого в первом чтении, ничего не говорилось об общих собраниях собственников, которые могли бы принять то или иное решение. Потом было заявление Сергея Семеновича Собянина, буквально на прошлой неделе, о том, что на общем собрании собственников можно будет принять решение об отказе от участия в программе реновации. И сейчас, насколько я понимаю, в нее будут включать только те дома, в которых проголосуют «за». Этот список нужен им для того, чтобы начать организовывать собрания собственников для включения дома в программу реновации по их новой схеме, при которой сами собственники решают — быть или не быть сносу. Как вы можете обратить внимание, позиция меняется третий раз за две недели.

— Насколько вообще легитимны эти общие собрания, принимающие решения о сносе дома?

—Тут есть очень интересный нюанс с общими собраниями: дело в том, что в Жилищном кодексе в перечне вопросов, входящих в компетенцию общего собрания, вообще отсутствует слов «реновация». Потому что этот термин официально появился буквально пару лет назад, как я понимаю. В нем даже не прописано, как должно приниматься решение о сносе дома. Но решение о капремонте, его реконструкции, расширении или надстройке принимается большинством 2/3 голосов собственников дома.

В то же время иной вопрос, к которому, возможно, будет отнесено решение о включении в программу реновации, принимается простым большинством от участвующих в общем собрании при соблюдении кворума в 51 процент. То есть для принятия решения о капремонте, например, нужно собрать 2 /3 всех собственников голосов. Если дом хрущевка пятиподъездная — это площадь 3-4 тысячи квадратных метров, соответственно, нужно собрать голоса собственников, которые обладают площадью от 1800 до 2300 квадратных метров, а это очень сложно сделать. Представляете, найти 2/3 не просто жильцов, а именно собственников, которые согласятся дать свои данные, показать документы и так далее? Это очень сложно.

В то же время для иных вопросов, формулировка которых не прописана в Жилищном кодексе, нужно чтобы в голосовании просто приняло участие больше половины и из них больше половины проголосовало «за». Конечно, все общие собрания, как мы можем судить по многочисленным опытам, они проводятся под жестким контролем, руководством мэрии Москвы, иногда просто невозможно увидеть документы, на основании которых принималось решение на общем собрании, чтобы понять вообще, существует оно в реальности или существует один только протокол, а никакого решения собственников на самом деле не было. Это тоже такая форма вызывающая определенные опасения.

— И как поступать москвичам, чьи дома оказались в этом списке?

Людям нужно как можно быстрее сформулировать свою позицию коротко и понятно для себя и этой позиции максимально придерживаться. Если вы не хотите, чтобы ваш дом попал под программу реновации, а он как бы по предложению мэрии Москвы попадает, то будьте добры не голосуйте на общем собрании. Не надо голосовать против — вот мой совет: просто не голосуйте. Если вы «за», то, пожалуйста, когда к вам придут люди и предложат голосовать, либо когда вам в почтовый ящик бросят лист решения, вы проголосуете и сделаете с ним то, что просят. А еще лучше перед этим собраться с соседями и как-то обговорить более менее массовую позицию.

Что касается телефонного опроса (на основе которого сформированы списки. — Открытая Россия), то это такая шутка, которая в XXI веке, тем более в 2017 году работает очень нерепрезентативно. У меня, например, нет телефона, я не помню уже сколько лет. А когда он был, последние пять лет я просто на него не отвечал, я его отключил. У многих моих знакомых просто нет стационарного. Я вообще, честно говоря, не помню, когда я видел стационарный телефон, будучи у кого-то в гостях. Поэтому такой опрос не отражает мнения москвичей, по такому опросу невозможно сделать социологическую выборку... Короче, говорить, что телефонный опрос как-то представляет мнение москвичей, нельзя.

Кроме того, телефонный опрос — это не формализованная процедура, она не прописана в Жилищном кодексе, в отличие от общего собрания собственников. Поэтому никаким телефонным опросом такое решение принимать нельзя. Общее собрание собственников, которое голосует «за» — это, на мой взгляд, один из оптимальных вариантов, который могли бы быть. Потому что оно действительно отражает, так или иначе, интересы половины жителей дома как минимум. О чем-то судить по телефонному опросу невозможно. Наверняка там нет ни выборки по возрасту, ни по полу. Общее собрание — прекрасная процедура, прописанная в Жилищном кодексе. Вот на нем все должно решиться. Другое дело, что сейчас задача жильцов — проконтролировать, чтобы оно прошло честно.

util