Школьный саботаж: почему случаи политического давления на учеников пока единичны
 Сдача норм ГТО среди учащихся 11-х классов в Ивановской области. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС
5 May 2017, 14:48

Школьный саботаж: почему случаи политического давления на учеников пока единичны

Команды не было — это все учительская самодеятельность

Согласно данным Росстата, в России около 43 тысяч школ, при этом скандалы с «промывкой мозгов» ученикам или их преследованием за оппозиционные взгляды легко пересчитываются чуть ли не по пальцам. И это в тех самых школах, сотрудники которых работают на выборах, творчески складывают голоса за «Единую Россию» и в целом не замечены в протестном движении.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что, как ни странно, политика в школы на самом деле не пришла: ни провластная, ни оппозиционная, то есть учебные заведения в общем и целом занимаются именно тем, чем им и положено заниматься: обучают детей (о качестве обучения мы сейчас не говорим).

Как раз именно громкая огласка, которую получает любой инцидент с нотациями в адрес критически настроенных к власти учеников, говорит о том, что это не является нормой для общества. А то, что таких инцидентов немного, можно утверждать с достаточно высокой степенью уверенности: сейчас, когда речь каждого «макаренко» можно записать на смартфон и опубликовать в сети, педагогу очень трудно сохранить такое «воспитание» класса в тайне.

Возьмем для примера Москву: акции 26 марта и 29 апреля для школ прошли спокойно. Пусть в первом случае учителя попросту не ожидали от своих учеников оппозиционной активности, но во втором на нее можно было рассчитывать. Однако московский педагог, ведущий выпускные классы, с которым мне удалось поговорить, сказала, что никаких указаний «сверху» не поступало.

И это при том, что каждый день московские учителя обзванивают учеников, не пришедших в школу, и спрашивают, где те находятся, по какой причине не явились, доводят информацию до родителей. Включить ту же технологию в Москве в дни протестов было бы очень легко — однако ее не включили. Не включили даже несмотря на то, что ранее департамент образования прибегал к различным ухищрениям: во время протестов 2011 года назначал контрольные на день выступлений, обращаясь к этой практике и в дальнейшем. Сейчас — ничего.

Хвалить или ругать учителей здесь не за что: они просто выполняют свою работу и не готовы защищать детей, которыми после 26 марта интересуется полиция. Тем не менее, в открытую помогать ей они не хотят, а каждый случай такого сотрудничества с властями показывает не обдуманную позицию, а проявление педагогической профнепригодности, которая наверняка регулярно видна и без того.

Так, последними «звездами интернета» стали несколько региональных педагогов, отличившихся своей любовью к власти. Здесь и психолог из Самарского международного аэрокосмического лицея, час рассказывавшая ученикам о том, что «есть лицей — нет Навального». Тут же и завуч школы № 15 города Владимира, сообщившая, что право участвовать в митингах приходит лишь в 18 лет, а непослушных детей она лично с «группой быстрого реагирования» будет изымать из семей.

Отмечу, однако, что, как минимум, в последнем случае реакция школьного руководства была достаточно оперативной, и директор вынуждена была сообщить журналистам, что «таких бесед больше не будет», а завуч «перегнула палку».

При этом ситуация во Владимире получила огромный резонанс: о ней сообщили не только СМИ типа «Дождя» или «Медузы», но и такие как «Говорит Москва» или «Московский комсомолец».

Таким образом, истории, в которых педагог берет на себя функции «пропагандиста и агитатора», однозначно воспринимаются обществом как ненормальные, а вслед за обществом на них вынуждены реагировать и сами педагоги, пусть это и происходит в привычной для них робкой и тихой форме.

На этом фоне крайне показателен скандал, развернувшийся в калининградском Морском кадетском корпусе имени Андрея Первозванного. Изначально представитель «Трансперенси Интернешнл» Илья Шуманов опубликовал у себя в фейсбуке информацию о том, что из учебного заведения отчисляют кадета, вышедшего на акцию 29 апреля. Потом оказалось, что не отчисляют, а переводят на домашнее обучение трех кадетов, позволивших себе выразить несогласие с действующей властью. В итоге же все закончилось комментарием областного министерства образования, согласно которому «никаких карательных мер предпринято не было», а с учениками «проводятся профилактические беседы». По последней информации, «оппозиционные» кадеты допущены к занятиям.

Школы чувствуют себя сейчас в крайне уязвимой позиции. Скандалов с учителями хватает: журналисты ведут настоящую охоту на их профили в социальных сетях, выискивая там любые компрометирующие сведения. Громкий политический скандал учебным заведениям на этом фоне нужен меньше всего.

Поэтому легко поверить, что кадетский корпус, увидев огласку (верноподданические комментарии директора Бартминской, доверенного лица президента, о том, что ее корпусу «Путин не надоел», вышли на «Медузе»), стал отыгрывать ситуацию обратно. Впрочем, в ней, похоже, оказались замешаны семьи самих кадетов, пошедшие на переговоры с руководством школы и решившие не обострять конфликт.

Таким образом, сейчас вряд ли можно говорить о том, что в российском образовании всерьез идет давление на учеников. Оно остается частной инициативой отдельных педагогов, спускаясь порой до уровня анекдотов, как это произошло в Чувашии, где преподаватель ОБЖ в колледже всерьез рассказывал о том, что ученики не должны заниматься «антисоветчиной».

В этих и подобных им словах педагогов трудно увидеть политический контекст: это, скорее, классическая обывательская позиция «как бы чего не вышло». Такие «учителя» могут отлично проводить субботники, собирать деньги на питание и требовать сменку: их трагедия заключается в том, что для собственно педагогической деятельности, требующей уважения детей, они никогда не были приспособлены, но пришли в школу как в тихое и привычное место. Проблема не в том, что они говорят с детьми о политике, транслируя им услышанное по телевизору. Проблема в том, что они вообще говорят с детьми, не имея для этого ни призвания, ни навыков.

Впрочем, это история уже не имеет отношения к протестным акциям: здесь стоит ставить вопрос о системе образования в целом, где легко приживаются люди, не имеющие своего мнения и твердо знающие, что именно так можно если не преуспеть в жизни, то вполне комфортно ее прожить.


«Ты буржуй, в кармане у тебя пачка долларов»: преподаватель ОБЖ наставляет студента накануне акции «Надоел»

— Надо на выборах правильно голосовать. Не за тех, кто сейчас сидит во власти, а за других. Родителей тебе надо воспитывать, ты же умнее родителей. Они пахали, чтоб тебя вырастить. Ни хрена в политику не вмешивались, а ты вырос, бл., и решил, что надо власть менять. Ты только себе хуже сделаешь, я тебе говорю. Я ж тебе не говорю, что свяжу, и ты никуда не пойдешь. Да ради бога. Но имей в виду, видео-, фото-, киносъемка там будут. Ты так ничего не изменишь, ни ты, ни такие, как ты, — только через выборы. Нам сейчас такую политику разведут вокруг этих демонстраций. Радио, телевидение скажут — маргиналы.

Я тоже согласен, нужно (власть) не то что наполовину, 75% надо менять. Но с Навальным, со всеми остальными, с Открытой Россией, Ходорковским, этим убийцей, насильником, грабителем, я не пойду. Читать дальше...

util