«Борцы с экстремизмом отравили нам жизнь». Омская журналистка подала в суд на ЦПЭ за преследование ее сына
 Наталья Гергерт. Фото: личная страница в Facebook
12 Мая 2017, 16:41

«Борцы с экстремизмом отравили нам жизнь». Омская журналистка подала в суд на ЦПЭ за преследование ее сына


Омская журналистка требует с правоохранителей компенсацию морального ущерба в сумме 5 млн. рублей. В такую сумму Наталья Гергерт оценила вред, причиненный ей и ее сыну сотрудниками ЦПЭ (Центра по противодействию экстремизму) и следственного управления СКР.

Гергерт пишет в исковом заявлении, что сотрудники ЦПЭ в течение долгого времени прослушивали телефоны ее и сына, чему у нее есть доказательства: нескончаемое преследование не только отравило им жизнь и сказалось на состоянии здоровья (к иску приложены справки), но и сорвало многие жизненные планы, и за все это она требует компенсации. Если районный и областной суды откажут, Наталья намерена пойти далее по инстанциям и довести это дело до Страсбургского суда.

Около трех лет оперативники и следователи преследуют сына Натальи за пост неизвестного спамера, который тот разместил на его странице в сети «ВКонтакте». Когда молодой человек заметил пост с нацистской символикой, он его сразу удалил, но к тому времени компетентные органы уже успели сделать его скриншоты: так подросток, только что закончивший школу, оказался «под колпаком».

«После этого они начали собирать „доказательства“, — рассказала Открытой России Наталья Гергерт. — Вызвали на допросы бывших его одноклассников, преподавателей. Длились эти мероприятия по три часа: следователь Гордеева брала людей на измор, и это видно по материалам уголовного дела. К примеру, учитель биологии говорит: „Не помню проявлений нацистских взглядов у этого ученика“. Следователя это не устраивает, и допрос продолжается: перед педагогом раскладываются скриншоты якобы сделанного сыном поста, и, глядя на них, женщина меняет мнение на противоположное: „Думаю, он разместил их потому, что придерживался нацистских взглядов“».

Парни, с которыми учился обвиняемый, пишут в сети «ВКонтакте», что их эти допросы «уже ...» (нецензурный синоним слова «утомили»). «Снова вызвали...уточнить показания. Я ничего не могу сказать в отношении него», «Он был самый спокойный в классе».

«В конце прошлого года, — продолжает Наталья Гергерт, — три цэпээшника ворвались в нашу квартиру, изъяли компьютер, увезли сына на допрос. В постановлении об осмотре помещения судья написала: „доказательств для возбуждения уголовного дела недостаточно“».

Сыщики и оперативники продолжили поиски и в итоге довели дело до суда. По мнению Натальи, оно «нагло сфальсифицировано на всех этапах», но она сомневается, что суд примет это обстоятельство во внимание: «О том, что дело уже в суде, мы узнали случайно — из публикации в местных СМИ. Через четыре дня после их появления сына вдруг вызвал прокурор на подписание обвинительного заключения».

Наталья Гергерт уверена, что сфабриковано это дело, которое грозит ее сыну реальным лишением свободы на срок 5 лет, в «наказание» за ее журналистскую деятельность.

Гергерт издавала в Омске региональный выпуск «Новой газеты»: затея не удалась, так как местные власти ей всячески препятствовали — вскоре исчез из киосков Роспечати и федеральный выпуск издания, возобновилась его продажа только несколько месяцев назад. В последние годы Наталья публиковала в омских СМИ статьи по медицинской тематике, многие из которых не нравились руководству облминздрава (возглавляет это ведомство сын бывшего начальника областного УВД Андрей Стороженко). Сейчас Наталья Гергерт — заместитель главного редактора сайта «Новой газеты» в Западной Сибири".

О том, что спецслужбы в последнее время используют новый способ давления на журналистов и правозащитников, беря, по сути, в заложники их детей, Открытая Россия рассказывала в апреле и в мае.

util