Путин играл двумя руками. Что в «Вестях недели» говорили о реновации, Макроне и перемещениях Путина по миру
15 May 2017, 12:13

Путин играл двумя руками. Что в «Вестях недели» говорили о реновации, Макроне и перемещениях Путина по миру

Антон Орех посмотрел свежий выпуск «Вестей недели» — первый после того, как Дмитрий Киселев разбил лицо на даче в Крыму. Телеведущий с новыми силами бросился воспевать приключения Владимира Путина, ниспровергать Макрона и англичан. Не обошел журналист и проблему «реновации». По его словам, жители пятиэтажек не понимают своего счастья.

После того как Дмитрий Киселев появился в эти дни перед публикой в интригующем имидже человека, побитого камнями и рухнувшего с дуба, выбора у меня не оставалось — я включил для просмотра именно его «Вести недели».

На экране Киселев, конечно, выглядел уже не как в жизни — был пригож и светел. И программа его была такая же, как он. То есть не такая, как в жизни.

В этот день в Москве прошел довольно мощный по теперешним временам митинг против реновации. Но дело не в митинге как таковом. Просто в нашей жизни возникла большая проблема, а митинг — это просто ее следствие. Будет в итоговой программе что-то про реновацию? Будет. Сюжет с Собяниным, в котором о проблемах, в общем, ни слова. Сказали, впрочем, что у людей есть выбор, и они могут проголосовать и оставить все как есть, но выглядело этот как рассказ о заблудших, не понимающих своего счастья.

Журналистка беседовала с мэром Собяниным на фоне столичных строек, и степень сервильности этой работы была такова, что ее глупо было бы делать бесплатно. Это в чистом виде рекламный репортаж о том, как все в Москве отлично — в крайнем случае, просто хорошо. Как много мэр работает, сколь многое он успевает! И плитка, и платные парковки — все прекрасно, все нравится. Но я же понимаю, что это не реклама. Что это вот так теперь выглядит журналистика. Такие у нее стандарты.

А еще стандарты нашей профессии подразумевают большое количество Путина. Вот Путина насмешил вопрос американкой журналистки про отставку главы ФБР Коми. Путин играет в хоккей, его спрашивают про Коми — и ему весело. А вот Путин уже в Китае. И там он играет не в хоккей, а на рояле. Журналист не просто повествует — он в диком восторге! «Путин играл двумя руками!» Какой молодец. Одним пальцем, правда, зато двумя руками. Примерно так же, как он в хоккее забрасывает по десять шайб за игру. Тоже двумя руками.

А как китайцы счастливы от его визита! Красную дорожку постелили! Всем остальным, видимо, синюю или в крапинку. Китайцы вообще фанаты всего российского. Им так нравятся наши продукты питания! Они так любят нашу шоколадку «Аленка». А как они сериалы российские смотрят! С субтитрами, чтобы слушать речь актеров.

Еще, конечно, Путин был на параде. И на Бессмертном полку. И на приеме в честь Дня Победы. Там выступал, там говорил, там речь держал. Про парад 9 Мая, правда, «Вести недели» рассказали без откровенной пошлости. Ветеранов показывали больше, чем танки и арктически войска. Хотя слова Киселева все равно прекрасны. Что парад у нас, как выяснилось, не демонстрация военной техники и мощи. Он сочетает «сохраняемую боль и память». Эта прекрасная особенность пропагандистов, не моргнув ни одним глазом и не дрогнув ни единым мускулом, говорить вещи прямо противоположные тому, что есть в реальности. Потому что более очевидной демонстрации могущества и державности, чем парад, и быть не может в нашей стране.

А когда дошли до Бессмертного полка, то упор почему-то постоянно делался на число стран и городов, где прошла акция. И что побит рекорд. Что на этот раз на улицы вышло на два миллиона участников больше. И я понимаю, что действительно замечательная некогда идея стала заложником этой битвы за рекорды. Что если убрать из Бессмертного полка все разнарядки и всю фантастическую бюрократическую показушную неуклюжесть, если просто доверить людям все сделать самим, то никто не сможет гарантировать рекорда. Никто не сможет гарантировать, что в этом году выйдет больше, чем в прошлом, а в следующем больше, чем в этом. А рекорды нужны!

Но кроме Дня Победы, свершений Путина и прелестей реновации, все остальное было про международную жизнь — как, впрочем, почти всегда и бывает в этих программах.

Приходится констатировать, что с Трампом продолжаются разброд и шатания. С иллюзиями расставаться трудно. И если пару недель назад мне казалось, что Трамп нам уже больше совсем не друг, то у Киселева пока фифти-фифти. Когда речь зашла о военной базе США в Южной Корее, то нам показали протесты местных жителей против этой базы и против американской «политики канонерок». И как-то обошли стороной занятную подробность. Что Северная Корея не просто испытала очередную ракету, но что эта ракета грохнулась менее чем в сотне километров от Владивостока. Но Америку угроза неуправляемого поведения Пхеньяна почему-то беспокоит гораздо больше, нежели нас.

А вот когда про уволенного директора Коми разговор пошел, то тут уж Киселев Трампу всячески сочувствовал. Но ведь и то верно, что Трампа замучили вопросами про Россию и ее хакеров, а Трамп от них отбивался изо всех сил. Нельзя эти усилия Дональда не оценить, верно? И политика у него вдруг оказалась взвешенной — в отличие от предшественника Обамы.

Ну и, само собой, Киселев подвел итоги французских выборов. И чувствовалось, что рана свежа. И кровоточит не менее сильно, чем лицевые ссадины, полученные в Коктебеле. Весь возможный запас ядовитости и обличительного жеманства был выплеснут на Макрона и дуралеев-французов, проголосовавших не так, как нам хотелось бы.

Почему-то Киселев решил противопоставить Макрона... Наполеону! Бонапарт в 24 года спасал Францию, а Макрон еще обдумывал житье. Уж я не стал спрашивать, спасал ли Путин в 24 года Россию, но эти параллели у меня вновь возникли через пару абзацев, когда Киселев сообщил, что еще год назад Макрона никто не знал, и что это блестящая маркетинговая операция. Что политическое поле во Франции было выжжено. Что госканалы «топили» за Макрона изо всех сил. Ну а что же человек, который играет двумя руками в хоккей и на рояле? Когда Борис Николаич назвал Путина своим преемником, много народу вообще слышали это имя? И поле у нас не выжжено разве? И за кого у нас болеют все госканалы с невиданной страстью и подобострастием?

Французскую тему усилили подробным рассказом о том, как англичане угнетали столетиями ирландцев, и что Брексит — это реальный путь к отторжению Северной Ирландии и воссоединению ее с просто Ирландией. И что для Ирландии Северная Ирландия как для нас Крым. А раз Крым, то понятно, что чем скорее Лондон останется без Ольстера, тем нам будет почему-то приятнее и радостнее на душе. Все-таки когда у соседа дохнет корова — это непередаваемо прекрасное чувство.

util