Художница, устроившая антивоенный пикет 9 мая: «Всяко было — и в лицо плевали»
 Фото: Совесть Петербурга — художница Осипова Елена / ВКонтакте
17 Мая 2017, 14:31

Художница, устроившая антивоенный пикет 9 мая: «Всяко было — и в лицо плевали»

Интервью с Еленой Осиповой

Художница Елена Осипова хорошо знакома участникам петербургских протестных акций. Практически на каждую демонстрацию 71-летняя активистка ходит с новым собственноручно нарисованным плакатом, иногда проводит одиночные пикеты. Во время антивоенного пикета 9 мая ее обступили агрессивно настроенные сторонники президента, предложили уехать из России и порвали плакат. Осипова рассказала Открытой России, что ей движет, и с каким сопротивлением ей приходится сталкиваться.

— Когда вы начали рисовать?

— С трех лет. У меня бабушка работала в охране в Русском музее. Поэтому меня туда брали, когда не с кем было оставить. И я на этом росла. Моей любимой картиной была «Явление Христа народу». Вообще, Александр Иванов — один из лучших художников, которые представлены у нас в Русском музее. Хотя я и атеист, но выросла на библейских сюжетах. Для меня это просто искусство. Единственное, во что я верю — это в Христа, так как вообще в любом веке существовали такие люди, которые хотели другим как-то помочь. Мессии такие. Так что это вполне реальный собирательный образ.

Когда я закончила художественное училище, я преподавала. По распределению меня послали в область, далеко, на Дорогу жизни. И три года я проработала в школе барачного типа. Потом основная работа была здесь, педагогическая, в художественной школе. Очень эту работу любила.

— Сейчас вы уже не работаете?

— Нет, я до пенсии доработала и сразу же ушла. Началась борьба: несколько пенсионеров на место, борьба за часы. Но главное — началась продажа детских работ. Ребенок не успел закончить — вырывают, посылают на продажу. Если б это хоть шло на школу, детям на краски... Но нет. Так что мне уже нечего там было делать.

Но все что я делаю, с плакатами хожу с 2002 года — наверное, как продолжение педагогической деятельности. Я так сейчас вот понимаю.

Я пытаюсь людям какие-то вещи сказать, образовывать их даже, может быть. Вот, например, антивоенные плакаты. Стояли молодые люди девятого мая, они с удовольствием слушали, что я пыталась объяснить там этим женщинам. Что война началась в 39-м. Для них это было открытием. Молодые люди должны об этом знать.

— С чего начался ваш уличный активизм?

— C «Норд-Оста». В ту ночь, когда решался вопрос о штурме, я работала. Я часто ночью работаю: коммунальная квартира, только ночью бывает спокойно. Телевизор был включен. Я оказалась свидетелем всего этого. Естественно, у меня и до этого были взгляды определенные. У нас бывают такие... агрессивные поступки моей родины. Афганистан. Даже помню еще и Венгрию, и Чехословакию.

Надо было вообще-то выходить уже с «Курска». А тут я просто оказалась свидетелем, все подробно видела в прямом эфире. И меня это ужасно потрясло. Что у нас престиж государства важнее, чем жизни людей. Ведь были определенные требования: остановить войну.

Люди молчали, молчали. И смотрю, уже девять дней прошло. И никакой реакции, это не обсуждается нигде. Меня это ужасно потрясло. Тогда я впервые вышла с плакатом, причем без рисунка. Просто взяла, написала «Господин президент, срочно меняйте путь». Что-то вроде «Отпустите Чечню на волю, закройте за ней дверь, и тогда наши солдаты будут защитникам, а не воюющими на чужой территории». Вышла к Мариинскому дворцу. Никто меня не трогал. Тогда соблюдали еще демократические нормы. Пикеты разрешать или не разрешать — тогда об этом вообще речи не было.

А потом я подумала, что я все-таки художник. Так почему я только текст писать должна? И на сороковой день вышла с большим плакатом на ткани. И после «Беслана» на сороковой день выходила. На плакате про Беслан написала про людей, которые просто молчали, и все это повторилось. Потому что не обсуждали «Норд-Ост». И случилось еще повторение, да еще такое страшное.

Фото: Совесть Петербурга — художница Осипова Елена / ВКонтакте

Фото: Совесть Петербурга — художница Осипова Елена / ВКонтакте

— С тех пор вы стали регулярно выходить на пикеты?

— Да. Первые года три-четыре вообще никто не подходил, никто не реагировал. Только дети подходили, говорили «О, прикольно нарисовано». А взрослые как увидят, что это такое, — сразу опускают головы и проходят.

— Вас часто задерживают?

— Да, конечно. Вон, в суд очередная повестка.

— А полиция как к вам относится?

— Полиция ко мне, по-моему, все лучше относится. А в этот раз меня вообще омоновцы защитили, спасли от агрессии этих теток жутких. Они тоже думают, тоже соображают. Кому идти на очередную войну? Им придется. Милиции. Там всякие есть, есть и звери до сих пор. Но сейчас больше как-то следят, и уже образовалось какое-то гражданское общество: следят и за их поведением, не дают спуска. Никто уже не хочет так прославиться. Надо образовывать их, помогать разобраться, чтобы люди знали.

— Вас часто штрафуют?

— Штрафовали, да. Обычно суд идет, потом с 10 тысяч соглашаются до пяти снизить штраф, но наказание в силе остается. Люди собирали мне пять тысяч, но я не взяла. Сказала, чтобы отдали политзаключенным. Не могу я. Да и люди мне верить перестанут, мол, она за деньги стоит, и штрафы ей оплачивают, и все такое. А другие штрафы я просто отказалась оплачивать. Но могут в любой момент прийти описать имущество. И так я вся в долгах... Один раз начали высчитывать с пенсии. И я получала все меньше и меньше. Но потом перестали.

— Вы только на пенсию живете?

— Да.

— А картины не продаете?

— Картины очень редко удается продать, никто не покупает ни черта. Говорят, можно как-то через компьютер продавать, но это надо чтобы человек умел, а я печатаю одним пальцем.

— Как к вашей деятельности относятся дети, внуки?

— Сын у меня умер, а внучка жила со мной до второго класса, а сейчас она с матерью живет, ей 13. Раньше не хотела меня слушать, когда я советовала читать, а сейчас радует меня, читает Оскара Уайлда, Ремарка «Три товарища», «Жизнь взаймы».

— Как реагируют люди, когда к вам на пикетах пристают провокаторы?

— Провокаторов я уже научилась определять и понимаю, с кем можно разговаривать. Когда мы по несколько человек стоим — сход, что-нибудь такое, тогда, конечно, люди заступаются. А так — я же одна иногда выхожу. Всяко было. И в лицо плевали. Ну а что, мы будем, молчать, как будто ничего не происходит?

— А в 90-е вы какие силы поддерживали?

— Кто пришел, того и поддерживали. Но я скажу, что мы были рады, что свобода наступила. Моя мама медсестрой была на войне, даже она была рада. Потому что знали, что такое было сталинское время, особенно кто войну прошел.

А потом начался этот дележ, эта страсть к обогащению, это было все на самотек пущено... Получилось, конечно, несправедливо, многие остались ни с чем. Даже в школах детям говорили: зачем тебе учиться, у тебя папа бизнесмен. Идеалы такие стали. Это было очень тяжелое время. У меня сын в это время рос, 16-18 лет было. Я знала всю обстановку в районе, потому что ребята часто попадали в милицию, где их били беспощадно просто. Много было таких эпизодов.

А потом начались эти успехи с нефтью, с газом. И все, сели. У меня была картина: птица — Россия свободная, честная, миролюбивая. А внизу медведь, известной партии, с двумя шприцами «нефть» и «газ». Ничего с тех пор не изменилось, живем только на этом. Путину повезло, потому что он как раз попал в то время, когда нефть подорожала.

Елена Осипова на выставке политического плаката и других своих работ. Фото: Елена Пальм / Интерпресс / ТАСС

Елена Осипова на выставке политического плаката и других своих работ. Фото: Елена Пальм / Интерпресс / ТАСС

— Когда Путина избрали в первый раз, у вас были какие-то надежды?

— Какие надежды?! Мне с первого дня было ясно, что это такое. Я считаю, что из силовых структур не может быть человек во власти ни в коем случае. И этого я Ельцину никогда не смогу простить. Как можно было вообще такое сделать? Понимаете, у них другое совершенно мышление. Ведь это недаром, его фраза про «Будем мочить в сортире». Слова, сказанные президентом, это настолько важно! Потому что есть у людей, к сожалению... какое-то стадное чувство. Как Марина Цветаева писала, «а Бог с вами, будьте овцами».

Вот я это наблюдала и 9 мая: люди как послушные овцы шли. И особых эмоций не было, все это одно и то же, шествие этого полка. Первое было прекрасное, я сама ходила, у меня сделаны моей семьи фотографии. А сейчас уже в совершенно другое это превратилось, другие люди этим руководят. Очень как-то это все печально. Агрессия резко увеличилась. Еще в прошлом году я на этом же месте стояла с антивоенными плакатами. В этом году меня с этого места столкнуть хотели. Поэтому я села на асфальт, чтобы не могли уже меня никуда столкнуть, вот и все.

— Какой вы хотите видеть Россию?

— Прежде всего — без милитаризма. Чтобы люди занималась своей страной. Чтобы развивалось все. Боже мой, а наука, а искусство! Все же у нас упало. Все у нас уезжают. Вот они мне и кричали: уезжай, уезжай! Не нравится — уезжай! Ой, вот они останутся... Это будет вообще страшно. Нужно помогать людям как-то выживать, зарабатывать, чтобы они были обеспечены, хотя бы накормлены. А у нас только испытывают оружие, всех пугают пылью радиоактивной.

— Люди на 9 мая спрашивали у вас, зачем вы живете в России. Что бы вы им ответили?

— Как это «зачем?»! Да здесь родилась, и все мои предки жили здесь. В Петербурге с 20-х годов. Три поколения здесь выросли. Вот по радио недавно выступал какой-то журналист, говорил, что из Германии люди уезжали вовремя, и Манн уехал, и другие. Говорит, надо и нам собираться. Ну что уезжать, а кто останется? Молодым как-то легче, наверное, так уезжать. Останутся одни старики. Никогда бы не уехала, даже когда была возможность. Хотя трудно. Всю жизнь вот такой вот бой. Сложно. Но сейчас нас уже много. Даже после 9 мая мне столько пишут. «ВКонтакте» за сотню перевалило сообщений. Открываю некоторые: посмотреть, что там за первой строчкой, а там целые страницы! Очень много людей и рассуждают, и думают, и тоже все это переживают.

— Говорят, сейчас к протесту присоединяется много молодежи. Получится ли у них что-то изменить?

— Да, вот это мне очень понравилось, были какие-то совсем новые лица. Я так и написала, что для меня это просто был глоток свежего воздуха. У них такое стремление, что терпеть они не будут. Хотя сейчас здорово их напугали этими судами, конечно. А вообще, главное спасение могло бы быть — образовывать людей срочно. Надежда только на одно — если смогли так быстро людей в «крымнашизм» людей повернуть, так, может, можно и в обратную сторону повлиять на людей.


«Вы позорите нашего президента». Сторонники Путина в День Победы пытались разогнать антивоенный пикет

В руках у Осиповой были плакаты «9 мая — день рождения Булата Окуджавы» и с антивоенными лозунгами «Никогда больше» и «Не становись пушечным мясом».

Прохожие попросили критикующих «заняться своими делами», на что те ответили: «Вы нам тут не поганьте. Россия не нравится — валите отсюда». Полицейские на видео не дали агрессивно настроенных гражданам напасть на женщину. Читать дальше...

util