ЦУР: как друг Путина Юрий Ковальчук построился в курортной зоне Геленджика
 Источник: ЦУР
17 Мая 2017, 17:46

ЦУР: как друг Путина Юрий Ковальчук построился в курортной зоне Геленджика

Кооператив «Море» продолжает наступать на Геленджик: люди близкого друга Путина, банкира и медиамагната с состоянием $1 млрд Юрия Ковальчука построили под видом базы отдыха очередное имение стоимостью не менее миллиарда рублей и купили земли еще на четыре. Только садовников тут двадцать шесть. Чтобы найти следы владельца, корреспондент Центра управления расследованиями Илья Васюнин устроился двадцать седьмым по объявлению, а заместитель главного редактора Анастасия Горшкова разобралась в тонкостях «придворной архитектуры», а заодно заглянула в резиденцию Путина на Валдае.

«Такого „пансионатства“ в Геленджике полно»

В комментарии к расследованию о незаконной частной резиденции друга Путина Николая Шамалова в центре Геленджика читательница Алина Александровна обратила наше внимание еще на один новострой неподалеку: «Поверьте, такого „пансионатства“ в Геленджике полно. Там еще очень много того, что суды и прокуратура не замечают. Рядом с пансионатом „Голубая волна“, например, такой элитнейший ландшафтный коттедж отстроили, забор под три метра с охраной и камерами».

Владения на Тонком мысу на Прибрежной, 2 действительно выдающиеся. На берегу моря на шести гектарах ландшафтного парка построены вертолетная площадка, собственная котельная и два трехэтажных дома площадью 6 752 кв. м и 2 371 кв.м. Тот, что побольше — с бассейном на крыше и стеклянными стенами со стороны геленджикской бухты.

Загадочные владения на Тонком мысу в Геленджике. На снимке из космоса можно рассмотреть два здания, вертолетную площадку и ландшафтный парк. Источник: «Яндекс.Карты»

Загадочные владения на Тонком мысу в Геленджике. На снимке из космоса можно рассмотреть два здания, вертолетную площадку и ландшафтный парк. Источник: «Яндекс.Карты»

Хозяева вместе с остальным Геленджиком готовятся к курортному сезону. По объявлению на сайте Avito на Прибрежную, 2 ищут садово-парковых работников «с опытом в ландшафтно-парковой сфере». График — с семи утра до половины четвертого вечера, зарплата — 25 тысяч рублей. Желательны «знания комплекса мероприятий по уходу за цветочными, древесно-кустарниковыми растениями и газонами».

Корреспондент ЦУРа Илья Васюнин, хотя и не имел большого опыта в уходе за растениями, не мог не откликнуться на заманчивое предложение.

«Внеплановые выходные дни — когда приезжает хозяин с компанией»

Илья Васюнин, Геленджик

Сезон начинается с 1 мая, и работы на лето в Геленджике сейчас много. На дверях баров и кафе, открывающихся на набережной, требуются кальянщики, официанты и посудомойщицы. На Avito за шесть-восемь тысяч в месяц можно снять «недорогое жилье для рабочего класса» (как правило, это комната в частном доме).

Я звоню по номеру объявления. У меня несколько раз уточняют — есть ли опыт? Я честно говорю, что небольшой. Возраст? Есть ли где жить?

— Я думаю, вам лучше всего подойти на объект, и там все обговорим. И еще у нас такое требование — анкету заполнить для службы безопасности.

— А что это, коттедж или пансионат? — интересуюсь местом будущей работы.

— База отдыха, скажем так.

Вид на «базу отдыха» с набережной Геленджика. Фото: ЦУР

Вид на «базу отдыха» с набережной Геленджика. Фото: ЦУР

При встрече рассказываю представителю работодателя Александру свою краткую биографию: образование — окончил пединститут.

— То есть высшее?

— Да, высшее.

— Где вообще работали?

— Работал официантом, переводил.

По будущей специальности говорю «поливал» и «вскапывал землю». Александр кивает: оплата без оформления, деньги на руки, 25 тысяч. Потом вручает бумаги для службы безопасности.

Анкета на четырех листах напоминает анкету на американскую визу. Необходимо перечислить все официальные данные от номера загранпаспорта до ИНН и СНИЛС, указать семейное положение, рассказать про владение иностранными языками, назвать последние пять мест работы, и есть ли судимые родственники.

— Когда много работы, могу задержать и до пяти часов, и до семи, — с сожалением объясняет Александр.

— А отработанные часы оплачиваются?

— Да, это оплачивается. Отработанные сверх нормы часы подсчитываются. Однако бывают внеплановые выходные дни — это когда приезжает хозяин с компанией на несколько дней. Тогда работы нет.

— Как часто приезжают? 

— Когда как: иногда раз в два месяца, иногда два или три раза за месяц.

Если все будет нормально, поддерживает меня Александр, можно будет на постоянную работу устроиться. По его словам, в садово-парковой зоне тут все время работают 20 человек, еще семеро — сезонные работники.

— Заполните анкету и приходите. Пока служба безопасности будет анкету проверять, уже можете на работу выйти.

 
На крыше главного здания — газон. Фото: ЦУР

На крыше главного здания — газон. Фото: ЦУР

«Изначально строится аппарт-отель, а потом недвижимость продается и меняет свою категорию»

Анастасия Горшкова

Пока Васюнин устраивался копать огород, я копалась в базах. Участок на первой линии располагается в 500-метровой водоохранной зоне моря и в зоне курортного строительства в соответствии с картой градостроительного зонирования города-курорта Геленджика. Разрешенный вид использования земли — для размещения объектов санаторного и курортного назначения. По документам владения действительно проходят как "база отдыха« — и в приказе региональной энергетической комиссии Краснодарского края, и в рабочей документации подрядчиков.

Но слова Александра о визитах «хозяина с друзьями» указывают на то, что на самом деле на Прибрежной, 2 находится очередная частная резиденция, построенная под видом пансионата. Корреспондентам «Дождя», также заинтересовавшимся объектом, охранник заявил, что «объект режимный». Но на вопрос, а не частный ли это дом, утвердительно кивнул (репортаж «Дождя» из Геленджика на 24:50).

По данным Росреестра, кадастровая стоимость участка — 467 млн рублей, а два здания оценены в 259,3 млн руб. Только на оплату труда садовников владелец в год тратит не менее 7 млн руб. (на самом деле больше, так как у постоянных работников зарплата наверняка выше 25 тыс. руб.). И даже если предположить, что хозяин берет со своих друзей деньги за побывку, сомнительно, что их нечастые визиты когда-нибудь окупят инвестиции в землю, строительство и расходы на содержание «базы отдыха» и будут способствовать развитию туристической инфраструктуры в городе.

Заместитель координатора «Экологической вахты по Северному Кавказу» Дмитрий Шевченко говорил ЦУРу, что схема частных резиденций под видом туристической инфраструктуры в Геленджике распространена: «Изначально строится аппарт-отель, а потом недвижимость продается и меняет свою категорию. А может и не менять. Что мешает владельцу единолично пользоваться особняком, оформленным как пансионат?»

Петербуржский «Дельфин»

Согласно выпискам из ЕГРН, участок и здания на Прибрежной, 2 принадлежат ООО «Дельфин», зарегистрированному в конце 2013 года в Санкт-Петербурге. По данным ЕГРЮЛ, гендиректор и единственный владелец "Дельфина" — Татьяна Александровна Дурицкая, в 2008–2012 годах возглавлявшая структуры банка "Россия« — ООО «Медиалайн» и ООО «Медиасет».

«Медиалайн» и «Медиасет» участвовали в различных сделках по расширению «Национальной Медиа Группы» миллиардера Юрия Ковальчука и его партнеров и владели разными долями в ключевых компаниях группы — "Медиа Холдинг РЕН ТВ«, Telcrest (владела крупным пакетом в CTC Media) и в самой НМГ. Больше никакой информации о Дурицкой в открытых источниках нет.

«Если „придворный“ архитектор построил „Дом рыбака“, значит эти рыбаки — какие надо рыбаки»

Зато адрес и кадастровый номер участка, на котором построена резиденция в Геленджике, упоминаются в документах картотеки арбитражных дел. Генпроектировщик зданий — петербуржская архитектурная мастерская Е. Ю. Меркурьева — судится с субподрядчиком ООО «Эк-квант», разрабатывавшим документацию для инженерной инфраструктуры.

Карточка реализованного проекта «Дом рыбака» с сайта мастерской Меркурьева

Карточка реализованного проекта «Дом рыбака» с сайта мастерской Меркурьева

Мастерская архитектора Евгения Меркурьева известна освоением нескольких крупных подрядов управления делами президента (УДП) в Санкт-Петербурге. Бюро проектировало «Дворец Конгрессов» в Стрельне, переделывало здания Сената под резиденцию Конституционного суда и Синода под президентскую библиотеку, реконструировало Российский государственный исторический архив, Федоровский городок в Царском Селе и Дом ветеранов сцены на Петровском острове.

Разглядывая портфолио на сайте Меркурьева, я поняла, что его мастерская — больше, чем просто карманное бюро УДП. Меркурьев работал над громкими проектами от Карелии до Красной Поляны и проектировал лично для Владимира Путина.

В 2010 году бюро успело поучаствовать в скандальной реконструкции главного санатория Сочи — имени Орджоникидзе, которая обернулась закрытием санатория, приватизацией и последующей перепродажей комплекса сингапурской компании. Только в 2016 году после долгих судебных разбирательств прокуратура смогла вернуть памятник архитектуры в собственность государства, правда, совсем обветшавшим: проект мастерской Меркурьева так и остался на бумаге.

Но самый выдающийся проект из портфолио Меркурьева — это группа зданий, выполненных из термоясеня в экостиле с претензией на деконструктивизм. "Дом рыбака« — оказывается, так называется резиденция на земле Юрия Ковальчука на берегу Ладожского озера в Карелии, которую телеканал «Дождь» рассекретил в конце прошлого года. Как выяснили тогда журналисты, подконтрольный Ковальчуку и его сыну Борису ООО «Прайм» владеет не менее 140 га на берегу залива Марьялахти и арендует еще 290 га леса. Рядом с «Домом рыбака» есть не только причал и вертолетная площадка, но и собственная форелевая ферма, писал «Собеседник». Журналисты связали резиденцию с Владимиром Путиным: о визитах президента «Дождю» рассказали сотрудник компании, оформлявшей там интерьеры, источник в заксобрании Карелии и местный бизнесмен.

В архитектурно-строительных кругах Санкт-Петербурга никогда не сомневались в личности рыбака. На сайте Total Group, еще одного субподрядчика, строившего инженерные сети объекта, он называется «резиденция вблизи пос. Кортела». В Total Group в резиденциях разбираются: компания участвовала в реконструкции госрезиденции «К-4» на Каменном острове в Санкт-Петербурге.

«Дом рыбака» в 2011 году получил главный приз конкурса «Архитектон». Известный петербуржский публицист, искусствовед Михаил Золотоносов тогда написал в еженедельнике «Город 812» (№ 29 от 12 сентября 2011 года), что «гран-при заслуженно получила архитектурная мастерская Е. Меркурьева за здание правительственной резиденции в сельской местности Карелии» (Путин тогда был премьером). Но в «Архитектурном Петербурге» проект уже проходил как «группа зданий» в Ланденпохском районе. А к 2013 году за ним закрепилось рыбацкое название (на конкурсе «Дерево в архитектуре» представлялся как «Хижина рыбака»).

Звоню Михаилу Золотоносову, чтобы спросить, как он узнал, что Меркурьев построил на Ладожском озере «правительственную резиденцию».

— Я это название с демонстрационного планшета переписал, больше неоткуда. Значит, проект на конкурсе так и проходил — правительственная резиденция.

— Но почему в более поздних публикациях его уже называли «группой зданий в Карелии» или «Домом рыбака»?

— Ну, значит сначала написали как есть, а потом им позвонили из карельского обкома и сказали, как надо написать, — смеется Михаил Золотоносов. — Вы представляете себе заказы этой мастерской? Что и для кого Меркурьев проектирует? Есть такая категория — "придворных архитекторов«. И если такой архитектор построил «Дом рыбака», значит эти рыбаки — какие надо рыбаки.

Интересно, что генподрядчиком карельской резиденции архитектурная мастерская указывает петербургское ООО «УК „Кредо“» Аси и Михаила Борисовых. Эта компания — подрядчик множества кремлевских строек, тесно связанный с управлением делами президента.

Что такое УК «Кредо»

Петербуржская строительная компания ООО УК «Кредо» принадлежит предпринимателям Асе и Михаилу Борисову. За последние пять лет компания выполнила работы на 27 млрд рублей, четверть этой суммы — госконтракты. УК «Кредо» на протяжении многих лет строит для управления делами президента (УДП), тесно связана как с экс-главой УДП Владимиром Кожиным и его заместителем Иваном Малюшиным, так и с нынешним руководителем УДП Александром Колпаковым еще со времен, когда он занимал руководящие должности в ФСО. В числе ее подрядов — реконструкция Константиновского дворца, реконструкция дома отдыха УДП «Валдай» (873 млн руб.), реставрация здания «Большой сибирской гостиницы» Стахеева в Москве по заказу управления федерального казначейства (2,3 млрд руб.) и строительство нового пляжного комплекса в сочинской резиденции Владимира Путина «Бочаров ручей» (1,81 млрд руб.).

Эти фотографии «Китайского павильона» госрезиденции на Валдае с сайта бюро Меркурьева — единственные опубликованные снимки одной из самых засекреченных резиденций Путина

Эти фотографии «Китайского павильона» госрезиденции на Валдае с сайта бюро Меркурьева — единственные опубликованные снимки одной из самых засекреченных резиденций Путина

Юрий Ковальчук выбрал УК «Кредо» с мастерской Меркурьева и для реализации своей давней мечты — открытия знаменитого французского кабаре Le Crazy Horse в здании бывшего киноцентра «Ленинград» в Таврическом саду (московский кинотеатр «Ленинград» рассматривался как площадка для «Диких лошадей»). Но все пошло не так, эпоха «путинского гламура» заканчивалась вместе со сверхдоходами, и дорогое французское кабаре пришлось перепрофилировать в культурное шоу-пространство «Ленинград Центр» с русскими девушками на шесте.

На самое необходимое деньги еще оставались: УК «Кредо» с легкостью получил в конце прошлого года 1 млрд рублей банковской гарантии банка «Россия» на госконтракт с Казначейством.

«Мне и так уже по башке настучали»

Пока я разбиралась в тонкостях «придворной архитектуры», сайт мастерской Меркурьева «обновился». В конце апреля из раздела «Портфолио» исчезли карельский «Дом рыбака», «Китайский павильон» на Валдае и другие объекты, генподрячиком которых указывалась УК «Кредо».

Мастерская удалила даже проект павильона «Зимний сад» на территории государственного комплекса «Дворец конгрессов» в Стрельне, в котором упоминалась «Кредо». При этом в портфолио оставили участие в реставрации и реконструкции комплекса в составе ГИПРОНИИ РАН по заказу управделами президента (генподрядчик УК «Кредо» в этой карточке не упоминается).

Это произошло до звонка в архитектурную мастерскую и до моего разговора с Михаилом Золотоносовым. Проекты пропали с сайта в тот момент, когда о находке знали только главный редактор и два журналиста редакции. Кто дал указание удалить эти проекты с сайта бюро и откуда им стало известно о готовящемся тексте — загадка. Интересно то, как исчезновение четверти портфолио объяснят в самом бюро.

Слева — портфолио на сайте мастерской Меркурьева до удаления информации о некоторых проектах, справа — после. Красным подчеркнуты удаленные проекты реконструкции кинотеатра «Ленинград», строительства «Китайского павильона» на Валдае и «Дома рыбака» в Карелии

Слева — портфолио на сайте мастерской Меркурьева до удаления информации о некоторых проектах, справа — после. Красным подчеркнуты удаленные проекты реконструкции кинотеатра «Ленинград», строительства «Китайского павильона» на Валдае и «Дома рыбака» в Карелии

К телефону мастерской Меркурьева подходит секретарша. Услышав про Геленджик, она просит перезвонить через полчаса. Через полчаса повторяю вопрос:

— Нас интересует проект, который вы реализовывали в Геленджике. Что это за объект? Частная резиденция или отель?

Девушка спрашивает, с какой целью интересуюсь.

— Статью пишу, чем еще журналисты занимаются.

— Журналисты занимаются очень интересным, да, — невесело смеется она. Потом вздыхает и просит подождать минутку. Секунд через тридцать изменившимся строгим тоном говорит:

— Никакой информации не даем.

Про исчезновение с сайта части портфолио она «не в курсе, не знает, ничего не может сказать».

А что же сам Евгений Меркурьев? На вопрос про проект в Геленджике он восклицает:

— Я не могу комментировать данную информацию!

— Почему?
 — Потому что не могу. Ну елки-палки! Мне и так уже по башке настучали. До свиданья. Не звоните мне больше. Извините.

Не только дача

Домом на берегу моря имущество Ковальчука в Геленджике не ограничивается. В апреле 2014 года ООО «Дельфин» купило соседний участок площадью 59,8 га (кадастровая стоимость — 4,11 млрд рублей), граничащий с аэропортом и взлетно-посадочной полосой. Из документов судебного разбирательства мастерской Меркурьева с субподрядчиком следует, что на этом земельном участке планировалось строительство «многофункционального административно-торгового комплекса». Вероятно, эти планы пока так и остались на стадии подготовки рабочей документации — на пустыре есть только вагончики рабочих «базы отдыха», а если двигаться в сторону аэропорта — огороженный забором прямоугольный участок без признаков стройки внутри.

Возможно, надел будет использован в более респектабельных проектах. Например, под винное хозяйство. В 2011–2014 годах эта земля принадлежала двум виноделам, планировавшим разбить на ней виноградники. Но у партнеров начались проблемы с их небольшим винным бизнесом, и им пришлось ликвидировать свои компании и продать участок.

Там же, на Тонком мысу, пять фигурантов списка Forbes собираются построить гольф-клуб. В марте издание Vadomecum написало, что структуры Андрея Мельниченко (11 место в российском списке Forbes, состояние — $8,2 млрд), Алексея Мордашова (6 место, $10,9 млрд), Дмитрия Пумпянского (73 место, $1 млрд), Александра Абрамова и Александра Фролова (24 место, $3,6 млрд и 49 место, $1,5 млрд соответственно) учредили в Геленджике «Геленджик Гольф Резорт». В администрации города-курорта корреспонденту «Дождя» рассказали, что под поля для гольфа пойдут два участка на Тонком мысу. Один из них находится у взлетно-посадочной полосы напротив земли «Дельфина».

А всего в километре от владений Ковальчука должна появиться марина на 180 яхт и яхт-клуб с гостинично-развлекательным комплексом. Стоянку для яхт вызвались построить сын главы «Ростеха» Сергея Чемезова Станислав и компании, подконтрольные семье главы Минпромторга Дениса Мантурова. Соинвесторами также могут выступить связанная с Геннадием Тимченко компания и его друг, экс-руководитель «Корпорации развития» Сергей Маслов.

Инфраструктура для приема дорогих гостей скоро будет готова, как и центр притяжения всего товарищества собственников Геленджика — "дворец Путина" на мысе Индокопас: до него на яхте можно дойти всего за полтора часа.

Полную версию расследования читайте здесь

util