Протокол спустя полтора месяца. Как школьника из Ростова преследует полиция после акции «Надоел»
 Акция «Надоел» в Ростове-на-Дону. Фото: twitter
18 May 2017, 15:48

Протокол спустя полтора месяца. Как школьника из Ростова преследует полиция после акции «Надоел»

В Ростове школьнику Глебу, посетившему акции 26 марта и 29 апреля, выписали протокол об административном правонарушении на шествии «Он нам не Димон». Полтора месяца про него не вспоминали, но участие в митинге «Надоел» вернуло интерес полицейских к школьнику.

Глеб рассказал Открытой России о том, что побудило его идти на митинги, а также о своем научном исследовании движения НОД и предположил, чем может закончиться история его участия в оппозиционных акциях.

— Что с вами произошло на акции «Он нам не Димон»?

— 26 марта все было нормально. После митинга я шел с организаторами домой. Весь путь от места митинга до дома за нами шли «эшники». Как только я зашел домой, в дверь постучал мужчина. Непонятно, как он попал в подъезд. Сказал, что принес какую-то квитанцию, посмотрел на меня пару секунд, потом сказал, что ошибся и ушел. Непонятно, кто это был, но, вроде, у него на боку висела рация. После этого была тишина, я на несколько недель попал в больницу с ангиной.

Участники акции «Он нам не Димон» в Ростове. Фото: Александр Жуков

Участники акции «Он нам не Димон» в Ростове. Фото: Александр Жуков

— Как про вас вспомнили после акции «Надоел»?

— 29 апреля я пошел на акцию «Надоел», на входе полиция попросила показать паспорт, я показал. Там стоял эшник, он записал что-то в блокнот. Но я даже не обратил на это внимания.

А позавчера директору школы позвонили из ФСБ. Попросили прийти родителей, как законных представителей. Исходя из полугодового опыта, я знал, что ФСБ просто беседует. Без вызова на прямой допрос они пытаются выяснить информацию. За день ФСБ быстренько спустили дело в МВД, те прислали сотрудника из Пролетарского района. Я попытался достаточно мирно с ним поговорить, сказал, что да, был на митингах. Я не мог отпираться по поводу 26, потому что я там выступал с мегафоном. Также у сотрудника лежала большая пачка бумаг. Там были запросы из ФСБ в МВД, в которых было написано, что такой-то человек, был запечатлен на видеозаписях на несанкционированном митинге.

— Какое правонарушение вам инкриминировали?

— Полицейский заполнил протокол по статье 20.2 часть 5 КоАП. Я там написал, что протокол составили аж через полтора месяца. Это уже наглость, ладно еще через неделю. Добавил, что не согласен с фактом нарушения, так как 26 числа нас никто не просил разойтись. На митинге стоял полковник, с ним долго спорили организаторы. Потом он махнул рукой, сказал: «Ладно, не будем вас разгонять». Я думаю, это было связано с малочисленностью полицейских. В статье 20.2, по которой составлен протокол, написано, что сотрудники полиции должны громко призвать протестующих разойтись, если в этот момент люди не разошлись, то это нарушение. Такого призыва не было, то есть в протоколе было написано отсутствующее правонарушение. Мне сказали, что дело передается в комиссию по делам несовершеннолетних, так как 18 лет мне будет только в июне. После этого полицейский ушел. Родители с завучами решили, что это дело нужно спустить по-тихому на тормозах, никого не оповещать. Пока не понятно, чем оно закончится.

— Почему вы вообще увлеклись политикой?

— В 2012 году, будучи еще ребенком, я следил в новостях за происходящими событиями на Болотной площади в Москве. Потом я увлекся движением НОД. Я вообще программист, и решил с научным подходом разобраться в их идеях. Постепенно, когда я понял, на чем строится идеология НОДа, начал спорить с ними. Я не был особо недоволен оппозицией. Но, когда ты общаешься с пациентами Канатчиковой дачи (Московская психиатрическая больница № 1) создается впечатление, что все кругом враги. Я пытался найти этому доказательства, но не нашел. В 2015 году я отошел от движения НОД. Когда началась история с Медведевым, я понял, что пора.

Я подрабатываю фрилансером-программистом, плюс было несколько идей для стартапов. В связи с этим начал разбираться в бизнес сфере, в законодательстве. И понял, что либо чемодан, вокзал, граница, либо это попытка что-то поменять. Потому что иначе нормально работать здесь не получится".

util