Калининград. Владелец завода «ЦЕПРУСС» продал общежитие вместе с жильцами
 Елена Белокурова у здания правительства Калининградской области. Фото: Александр Гмырин
19 May 2017, 15:46

Калининград. Владелец завода «ЦЕПРУСС» продал общежитие вместе с жильцами

На воротах роскошного особняка, что утопает в зелени неподалеку от общежития, Елена Белокурова регулярно вывешивает маленький плакатик «Здесь живут воры». И с такой же регулярностью листок бумаги срывают охранники. Борис Овчинников, хозяин завода «ЦЕПРУСС», этого «противостояния» не видит, он предпочитает жить в более теплых краях, чем промозглый прибалтийский Калининград. По слухам, обитает он то ли в Испании, то ли на Кипре...

История с двумя калининградскими общежитиями, а точнее, с их жильцами уже дошла до президента. Впрочем, толку от этого — ноль. Многочисленные ответы из МВД и генпрокуратуры, из администрации президента и Общественной палаты сводятся, практически, к одному: мы вас понимаем, даже сочувствуем, но помочь, увы, не можем.

В начале 90-х лидер местной промышленности, целлюлозно-бумажный завод номер два (ЦБЗ-2) решил построить для своих рабочих так называемое малосемейное общежитие. Полноценные однокомнатные квартиры для молодых семей.

Строили, заметим, хозспособом, то есть всем миром. И право на эту коллективную собственность имели как директор, так и работавшая на заводе уборщица.

Квартиры распределили, люди обжились. В стране начались большие перемены. Завод преобразовался в акционерное общество с иностранным капиталом «ЦЕПРУСС». Владельцем его по факту оказался бывший директор Борис Овчинников.

Фото: Александр Гмырин

Фото: Александр Гмырин

И все бы ничего, но жильцы злополучной «общаги» вскоре узнали, что они там всего лишь квартиросъемщики. Новый хозяин предложил либо выкупить квартиры в собственность, либо заключить договор аренды за 6 тысяч рублей в месяц. Впридачу, естественно, к коммунальным платежам. Люди возмутились: отработав на заводе по 10, а то и по 20 лет они получили какое-то жилье, и тут — нате! Снимайте по коммерческим расценкам (стоимость аренды однокомнатной квартиры в Калининграде сейчас начинается от 7 тысяч рублей в месяц).

«Люди по-разному поступали. У большинства денег на выкуп нет — это полмиллиона рублей, — поэтому поддались на уговоры и подписали договоры аренды. Но платить за жилье не стали, — рассказывает Елена Белокурова. — Накопились долги, и людей начали насильно выселять».

Надежда Кротова, отработав на заводе 26 лет, в 1993 году въехала в новенькую квартиру. Получив, как положено, ордер, а затем прописавшись. Но в 2011 году нагрянули представители новых хозяев, и поставили перед выбором: или выкупаете, или подписываете договор аренды. Для нее, как ветерана, льготный договор — всего 500 рублей в месяц.

Надежда Евгеньевна, естественно, согласилась. Но через несколько лет, уже в 2016 году, условия резко поменялись: платить теперь надо 6 тысяч, как и большинству. «У нас возникли новые обстоятельства, кризис на дворе», — так объяснили ветерану изменения в договоре.

Теперь Надежда Кротова, как и большинство жителей общежития, под дамокловым мечом выселения.

На следующий день после разговора с корреспондентом Открытой России в общежитие нагрянули судебные приставы и попытались выселить многодетную семью Кафтан. Их не смутило, что они выгоняют на улицу инвалида и двух несовершеннолетних детей, одному из которых только исполнилось два месяца.

Соседи вступились за семью Кафтан и несчастных отстояли. Но это ведь — только отсрочка. Судебное решение никто не отменил.

Впрочем, история с малосемейным общежитием по улице Менделеева в Калининграде — цветочки по сравнению с «общагой» по соседству, на улице Красносельской.

Общежитие было построено в начале 60-х. предшественником ЦБЗ-2 — ЦБК-2 (целлюлозно-бумажным комбинатом). Снаружи и внутри — просто ад. Невооруженным взглядом видно, что здание аварийное. Там не то, что плату за проживание, — доплачивать людям надо за то, что отважились туда войти...

«ЦЕПРУСС» продал дом коммерческой структуре, которая не проводит ремонта, но исправно выставляет в счетах оплату «за найм жилого помещения» по полторы тысячи.

Екатерина Козлова в общежитии по улице Красносельской. Фото: Александр Гмырин

Екатерина Козлова в общежитии по улице Красносельской. Фото: Александр Гмырин

«Мама моя двенадцать лет на заводе отработала и вот, получила эту комнату, — рассказывает Екатерина Козлова, проживающая с мамой и двумя детьми на двенадцати квадратных метрах. — Посмотрите, здесь ремонта не было, наверное, со дня постройки...»

Екатерина показывает общую кухню в конце длинного коридора. Такие же здесь туалет, душевая.

«Интересно получается: едва „ущемили“ права собственника — не заплатили назначенную им цену — как тут же за него вступаются государственные структуры, вплоть до судебных приставов с оружием и соответствующими полномочиями. А когда откровенно попираются законные права простых граждан, никто не может помочь. Выходит, все наши правоохранители, включая силовиков, нацелены исключительно на защиту государственного монстра и его протеже?» — размышляет житель обежития.

Елена Белокурова регулярно проводит пикеты у правительства области. Ее подменяют товарищи по несчастью, в том числе и Ольга Кафтан, оставшаяся в общежитии вопреки произволу хозяев и благодаря поддержке жильцов.

util