Журналист из Нижнего Тагила написал Путину открытое письмо о систематических пытках в колонии
 Заключенные ИК-5 Нижнего Тагила. Фото: novygorod.info
22 Мая 2017, 13:43

Журналист из Нижнего Тагила написал Путину открытое письмо о систематических пытках в колонии

Директор тагильского агентства новостей «Между строк» Егор Бычков обратился к президенту Владимиру Путину с открытым письмом, чтобы рассказать главе государства о пытках и издевательствах, которые систематически происходят в ИК- 5 Нижнего Тагила. Региональные и федеральные СМИ несколько раз писали о чудовищных нарушениях при осужденных, но местный УФСИН все факты о беззаконии в ИК-5 Нижнего Тагила отрицает.

Бычков пишет о том, что единственная стабильность, которой может «похвастаться» Нижний Тагил, это пытки и вымогательства: «Речь идет об исправительной колонии № 5, вокруг которой разгорается серьезный скандал. Заключенные массово жалуются на истязания и поборы со стороны администрации учреждения».

«В начале мая правозащитница Лариса Захарова рассказала жуткую историю, произошедшую с осужденным Карпиенко. По ее информации, Карпиенко несколько раз обращался к администрации ИК-5 Нижнего Тагила с просьбой отправить его в больницу для обследования, так как он длительное время страдает тяжелой болезнью. Не дождавшись выполнения своей просьбы, он вогнал себе под кожу стальную иглу, — пишет Бычков. — По указанию медицинских работников иглу искал другой осужденный: без наркоза и вне операционных условий, разрезав кожу на его теле. Часов через восемь этот осужденный дал свое заключение, что при таких условиях инородный предмет найти невозможно, и зашил то, что разрезал».

Журналист приводит и другие примеры. В частности, видеообращение к членами ОНК, которое записал заключенный Фарух Бердиев. Он рассказывает: «Третьего ноября меня вывели на прогулочный дворик, поставили у стены, ноги расставили, на голову надели мешок, обвязали скотчем и понесли куда-то. Я услышал: „К бачку неси“. Головой меня засунули в бачок с водой, я начал сопротивляться, потому что не мог дышать. Бачок перевернулся. С меня штаны сняли, еще сильнее закрутили веревкой и скотчем. Пакет на голове крепче обвязали тонкой веревкой. Держали меня животом на земле, на голову лили воду. На камеру заставляли меня плохие вещи про себя говорить. Потом перевернули меня. Дышать я не мог, потерял сознание. Очнулся, стою у стены во дворике. Сотрудники поставили передо мной бумаги с какими-то статьями, заставили расписываться. Я трясусь, плохо соображаю, попросил дать время. Мне дали отмыться от крови, отвели в камеру, там я взял лезвие и вскрыл себе живот», — рассказал Бердиев.

Свердловский ГУФСИН все обвинения отрицает, называя заявления осужденных враньем, пишет Бычков: «Более того, тюремщики отрицают даже очевидные вещи, такие как шрам на животе Бердиева, показанный им на видео».

«Уже установлено, что травмы живота Бердиев себе не наносил, этого нет в его медкарте», — сообщил журналистам пресс-секретарь областного ГУФСИН Александр Левченко.

Бычков обращает внимание на то, что ранее Следственный комитет смог доказать пытки, убийства, изнасилования, вымогательства со стороны сотрудников целого ряда свердловских колоний.

«Так, в 2016 году осуждены шестеро сотрудников ИК-46 города Невьянска. Они забили до смерти 26-летнего осужденного Агбаралиева. Среди осужденных — начальник колонии Илья Чикин (получил 13,5 лет лишения свободы) и трое его заместителей. Буквально на днях за вымогательство с осужденных к 3 годам строго режима приговорен заместитель ИК-10 Екатеринбурга Валерий Кардашин», — пишет журналист.

Кроме того, журналист обращает внимание на то, что в Верх-Исетском суде Екатеринбурга сейчас начинается процесс в отношении сотрудников и бывших заключенных ИК-2 Екатеринбурга: «По версии следствия, действуя по прямому указанию администрации колонии, заключенные-активисты избивали и насиловали других заключенных. Изнасилования фиксировались на камеру, записи с которой потом передавались замначальника колонии. Вышеперечисленные случаи свидетельствуют о том, что пытки и вымогательства в колониях Свердловской области носят системный характер», — убежден Бычков.

Он обращает внимание на то, что сразу после заявлений о пытках Карпиенко и Бердиева рассказать о беззаконии в тагильской колонии решились и многие экс-осужденные. Агентство новостей «Между строк», которое возглавляет Бычков, опубликовало пять монологов заключенных, каждый из которых подтверждает пытки и вымогательства. Сейчас к публикации готовятся еще 10 историй.

В обращении к президенту журналист рассказал об имеющихся у него свидетельствах вымогательств денег у заключенных-инвалидов. Их заставляли отказываться от своих пособий по инвалидности и передавать эти деньги заместителю начальника колонии.

Попытки журналистов, в частности телеканала РБК, разобраться в ситуации оборачивались скандалом. «Журналист РБК Влад Пушкарёв во время подготовки сюжета в Тагиле по анонимному звонку был жестко задержан по подозрению в хранении наркотиков сотрудниками правоохранительных органов», — пишет Бычков.

В заключение Бычков призвал президента включить в программу развития Нижнего Тагила еще один пункт — прекращение пыток в тагильских колониях.


«Бьют, чтобы весело было»: что происходит с заключенными в ярославских СИЗО

В фонд «В защиту прав заключенных» обратился Антон Ефремов, на днях освободившийся из ИК-3 Ярославской области. Ефремов рассказал о систематических пытках в СИЗО-2 города Рыбинска, где он оказался в 2016 году во время этапирования. Об избиении мужа в этом изоляторе ранее рассказывала москвичка Снежана Немцева; в феврале 2017 года мужчина погиб в колонии от перитонита. Читать дальше...


«Ползай, крякай, кукарекай». Рассказ осужденного о том, как пытают в алтайской колонии

Худой, невысокого роста, черная шапка, из-под которой торчат большие уши — таков 42-летний Леонид Красных. За решеткой он провел в общей сложности 15 лет. Четыре судимости, статья 158 УК РФ — «Кража». Освободился Леонид три года назад. Все это время он безуспешно пытался достучаться до всевозможных правоохранительных инстанций и правозащитных организаций. Подавал заявления, приходил на прием и рассказывал свою историю и истории десятков осужденных, которых, по его словам, жестоко избивали в ШИЗО ИК-3 Алтайского края, что в поселке Куета Алтайского края. Леонид написал мне на электронную почту и попросил о встрече. Его письмо показалось мне криком о помощи. Вот его рассказ. Читать дальше...

util