Елена Ковальская: «Обыски — это акции устрашения»
 Елена Ковальская. Фото: личная страница в Facebook
23 Мая 2017, 16:00

Елена Ковальская: «Обыски — это акции устрашения»

Утром 23 мая следователи СК пришли с обыском к художественному руководителю «Гоголь-Центра» Кириллу Серебренникову. Чуть позже начались обыски в самом «Гоголь-Центре» и у Софьи Апфельбаум. Согласно постановлении о производстве обыска у Кирилла Серебренникова, обыски проходят по делу о мошенничестве, возбужденном в 2015 году. Речь идет о средствах , которые департамент министерства культуры выделил на проект Кирилла Серебренникова «Платформа» для популяризации культуры. В постановлении говорится, что от имени департамента господдержки искусства Минкультуры договор заключала Софья Апфельбаум (сейчас она работает директором РАМТа).

Театральный критик, Арт-директор в Центре им. Вс. Мейерхольда Елена Ковальская рассказывает о проекте «Платформа»:

— Проект «Платформа» — это театральный проект, в котором было несколько направлений. Он позволял за пределами государственного театра, где это невозможно, совместить между собой художников самых разных направлений для совместных сценических коллабораций. Это была очень важная история, поскольку в Москве и вообще в России не существует центров, где можно осуществлять такие проекты. У нас гомогенный театр: есть музыкальный, а есть драматический, и они между собой не пересекаются.

На «Платформе» на «Винзаводе» произошло много прекраснейших событий, многие из которых номинировались на «Золотую Маску». Например, «История солдата» . Это было время, когда наши художники очень плодотворно взаимодействовали между собой. Проект возник после встречи президента Медведева с деятелями культуры. На этой встрече также родился проект «Россия» Бархатова, связанный с развитием русской современной оперы, возник проект «Театр плюс общество» Елены Греминой, это проект по поддержке негосударственного театра при условии социальной работы. И возник проект «Платформа». Тогда, насколько я знаю, Дмитрий Медведев спустил распоряжение в министерство культуры, и Софья Апфельбаум, у которой сегодня проходит обыск, должна была обеспечить деятельность этих проектов через финансирование министерства культуры.

Насколько я понимаю, люди, у которых сегодня проходят обыски, это как раз те, кто был связан с этим проектом, но я не могу себе представить, что на нем могли осуществляться какие-то хищения, потому что все было как на ладони, все было на виду. Все проекты были чрезвычайно резонансными, и я верю в чистоту Софьи Апфельбаум и Кирилла Серебренникова. Я думаю, что это очередной наезд на то, что консерваторы называют «либеральным искусством», а мы — современным театром. И я вижу здесь связь с возникновением российского художественного союза (с участием Захара Прилепина и других. — Открытая Россия), это общественная организация, которая встречалась с Мединским и получила от него поддержку, пока устную.

Мне кажется, что с помощью этих обысков наши власти осуществляют символические акции, направленные на запугивание всех остальных участников процесса. Это происходило с Театром.doc, который прессовался много лет и вынужден был искать новые помещения. Тогда это cерьезно повлияло на театральнее сообщество. Но мы вместе: и я, и мои коллеги, сейчас в социальных сетях многие деятели театра заявляют о поддержке Кирилла Серебренникова и Софьи Апфельбаум.

util