Юрий Сапрыкин: «Очень печально, если в итоге Кирилл решит продолжить работу в Европе»
 Юрий Сапрыкин. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС
23 Мая 2017, 18:00

Юрий Сапрыкин: «Очень печально, если в итоге Кирилл решит продолжить работу в Европе»

— Как вы можете прокомментировать обыски, которые сейчас идут в «Гоголь-центре»? И вообще, почему они происходят именно сейчас?

— На второй вопрос у меня нет ответа. У меня нет никакой гипотезы, почему они происходят именно сейчас.

Над Серебренниковым и его театром долгое время уже висит дамоклов меч, и этот меч принимает разные формы — письма возмущенных граждан или православных активистов, или какие-то мутные намеки на то, что в театре «нелады» с деньгами. Ну, вот сейчас он приобрел такой вид.

Причина этих неприятностей — конкретный факт исчезновения куда-то страшной суммы в миллион рублей 4 года назад, в тот момент, когда «Гоголь-центра» еще не было. Я не знаю, вполне возможно, что причина в чем-то другом. В каких-то высказываниях Серебренникова, или в каких-то связях Серебренникова. У меня, правда, на эту тему нет никакой гипотезы.

Единственное, чему я не готов сразу верить — это заявлениям Следственного комитета. Жизненный опыт показывает, что это не самый надежный источник информации.

Еще одна вещь, которую важно сказать: если смотреть на официальную версию, согласно которой все это дело связано с финансированием проекта «Платформа» в 2014 году, то, еще раз подчеркиваю, никакого «Гоголь-центра» в этот момент в помине не было, и Серебреников не был его главным режиссером.

То, что следственные действия происходят в форме фактически захвата театра силовыми структурами, удержанием нескольких десятков человек без телефонов и связи с внешним миром, выглядит как настоящая акция устрашения, адресованная и театральному сообществу, и аудитории «Гоголь-центра», грубо говоря.

Отдельно хотелось бы отметить злорадство таких «околокремлевских» комментаторов, обсуждения о наличии или отсутствии состава преступления, об убеждениях Серебренникова и эстетике его театра. Такое ощущение, что все эти обыски проводят только для того, чтобы пара-дюжина комментаторов имела возможность написать «вот либералы так же воруют, как и чиновники».

Эта степень неприязни сторонних комментаторов к «Гоголь-центру» вообще никакому постижению не поддается. Такое ощущение, что все они являются невероятными театралами, сторонниками традиционно-репертуарного театра, и назначение Серебренникова на этот пост лишило их любимого театра, в котором они пропадали днями и ночами.

Осмелюсь предположить, что это не так. В театре эти люди не смыслят ровным счетом ничего. И, к сожалению, так получается, что традиционно бьют самых лучших и самых ярких. Скажем, я тоже, наверное, не могу себя назвать стопроцентным фанатом всех спектаклей Кирилла. Но он из театра, который представлял собой зияющее пространство, глубоко архаичное, сделал невероятно яркий, невероятно современный театр, в котором зал забит каждый вечер. И который единственный из российских театров в последние годы ездят на Авиньонский фестиваль, например. В каком-то смысле это одно из главных таких представительств русской культуры в Европе. Театрально-европейское сообщество знает нас именно по «Гоголь-центру», а не по чему-то еще.

Ну, кто-то вспоминал же сегодня, что последний раз обыски в театре, именно в театральном помещении, проходили в 1939 году у Мейерхольда. Ну, что ж, мне кажется, это прекрасная родословная, это знак чести для Серебренникова.

— А вообще такого типа обыски вы можете с чем-то сравнить?

— Такого типа обыски, как были у Серебренникова дома, можно сравнить с чем угодно, что происходило последние как минимум 5 лет. От режиссера Костомарова до журналиста Зои Световой, к которой непонятно с какого перепуга приходят утром, ставят весь дом на уши, а потом оказывается, что они вообще ни при чем. Это тоже стало доброй традицией в последние 5 лет.

Я почти уверен, что история с Серебренниковым тоже через какое-то время просто забудется, что не будет никакого уголовного дела, что не будет вообще ничего. Очень печально, если по итогам этого вот «ничего» станет то, что Кирилл решит продолжить работу в Европе, где его с распростертыми объятиями ждут.

Да, именно то, что происходит в доме у Серебренникова, похоже на много что. Никакого страшного преступления за этими внутренними попытками Следственного комитета, как правило, не стоит. А обыск в театре — это действительно какая-то беспрецедентная история

— А как вы считаете, деятелям искусства стоит сотрудничать напрямую с государством, как это делал Серебренников?

— Понимаете, у этого государства всегда есть имена и фамилии, и очень часто эти имена и фамилии очень симпатичных, договороспособных и прогрессивных людей. И в этот момент тебе кажется, что, ну, окей, если у государства есть такое лицо, то почему бы нет. А дальше государство в какой-то момент меняет свой внешний облик, или делает какой-то «тюнинг» своего фасада, и на месте людей прогрессивных и договороспособных оказываются другие.

На этот вопрос нет универсального ответа. Думаю, в 2017 году всем понятно, что лучше с государством не сотрудничать. Издержки превышают выгоды. А вот давайте спросим себя, ну не знаю, надо ли было Олегу Ефремову сотрудничать с государством в 1987 году, или это был уже «зашквар»? Воообще-то, просто никакого другого варианта не было, не было другой возможности построить свой театр. Мы будем кидать за это в него камень?

На этот вопрос нет универсального ответа, как бы ни пытались его сейчас дать любители поделить мир на черное и белое.

util