Мать шахтера, оставшегося инвалидом, уже пять лет устраивает пикеты в Москве
 Вера Шихова с одиночным пикетом у Останкинского пруда. Фото: Антон Белицкий / Коммерсантъ
24 Мая 2017, 18:43

Мать шахтера, оставшегося инвалидом, уже пять лет устраивает пикеты в Москве

Вера Шихова из Кемеровской области уже пять лет каждый день проводит пикеты в Москве. Ее сын Александр получил производственную травму, работая в шахте, но ни группы инвалидности, ни социальных льгот ему не дали. 23 мая 2017 года Шихова снова вышла на пикет к Манежной площади — состояние ее сына стремительно ухудшается. В интервью Открытой России она рассказала, почему руководство Кемеровской области за семь лет так и не выдало Александру группы инвалидности, и как с ней борется московская полиция.

— Что случилось с вашим сыном?

— В 2010 году он получил тяжелую производственную травму на шахте Зиминка в Прокопьевске. Переломы почти всего грудного отдела позвоночника, поясничного отдела, левой ноги, получил черепно-мозговую травму. Причина — нарушение техники безопасности. Канат, который нужно было поменять, лопнул, конец каната захватил его за левую ногу, поднял вверх, его перекрутило и бросило на бетонную поверхность. Шахта Зиминка пыталась скрыть этот случай, они договорились с врачами, и те не указали все повреждения. Точнее, выдали акт с легкими повреждениями. А после полного обследования у него были установлены все повреждения. Руководство шахты, чтобы сэкономить, лишило сына группы инвалидности и утраты полной трудоспособности. Я обратилась в суд, выиграла его. На суде было доказано, что он утратил профессию и трудоспособность. Но это решение суда не исполняется до настоящего времени. В итоге дело спрятали в архив.

Пикет в поддержку Веры Шиховой на Неглинной улице в Москве. Фото: rwp.ru

Пикет в поддержку Веры Шиховой на Неглинной улице в Москве. Фото: rwp.ru

— Кроме суда вы обращались куда-нибудь?

Да, неоднократно обращалась. В администрацию Тулеева, 2 февраля ездила лично туда. Но это бесполезно, это идет с области, поэтому пробить эту систему очень сложно. Обращалась в министерство труда и социальной защиты, в Госдуму. Путину бесконечно писала. Писала в прокуратуру, там мне ответили, что нарушений нет. В 2013 году, спустя полгода моих пикетов около администрации президента, мне пообещали, что выдадут гарантийное письмо от представителя Кемеровской области при правительстве РФ. По этому письму мне гарантировали, что власти исполнят решение суда, выдадут мне благоустроенное жилье и восстановят сыну справку о 100% утрате профессиональной трудоспособности и дадут первую группу инвалидности. Я приостановила пикеты, вернулась в Прокопьевск. Сыну назначили медобследование. Но после него ему установили 20% утраты трудоспособности и третью группу по общему заболеванию. То есть вообще в противоречие тому, что должно быть. Гарантийное письмо в итоге мне не выдали и не исполнили его в полной мере. В общем, обманули. Квартиру мне, правда, выдали, как и обещали. С 2014 года я опять начала пикетировать. В 2015-2016 годах стояла возле администрации президента. Потом перенесла пикет к Останкинскому пруду. В феврале этого года сын опять должен был пройти освидетельствование. Ему вообще отказали во всем. В связи с тем, что он не предоставил направление от поликлиники или справку об отказе в заполнении направления. Писала жалобы, нарушения так и не устранили. То есть сына оставили без средств существования, а у него еще двое маленьких детей.

Одиночный пикеи Веры Шиховой в Ильинском сквере у здания администрации президента РФ. Фото: Павел Смертин / ТАСС

Одиночный пикеи Веры Шиховой в Ильинском сквере у здания администрации президента РФ. Фото: Павел Смертин / ТАСС

— Почему вы пикетируете в Москве, а не в Кемерове?

— Стоять в Кемеровской области бесполезно. Тулеев не реагирует, его команда устроила полный беспредел. Это они все делают, как я там могу добиться чего-то? Я стояла с пикетами в Прокопьевске, но все это бесполезно. Это все делает администрация, как они будут свои нарушения исправлять? Вынуждена теперь стоять тут, на Манежной площади. Только сейчас полиция придиралась. Полиция вообще постоянно стоит, каждый день приходят отрядами. Хотели меня арестовать, но пока не арестовали.

— Как вообще органы правопорядка реагируют на ваши пикеты?

— В отношении меня возбуждали уголовное дело, чтобы не выпустить из города. Председатель медико-социальной экспертизы Челянчик по содействию нашей полиции составила заявление, где я якобы оклеветала ее. Меня судили по этому делу, Челянчик утверждала, что я рассказала СМИ о вымогательствах, которые совершают в их центре. В итоге я доказала в суде, что там не было состава преступления.

— А где вы останавливаетесь в Москве?

— Первое время я жила на лавочке. В этот раз живу у подруги. Средств, чтобы платить за жилье, у меня нет. Моя пенсия составляет 8800 рублей. С учетом, что я оплачиваю коммунальные услуги, содержу сына и лечу его. Я не знаю, как все это делать на эти средства.

util