Дума приравняла встречи с избирателями к митингам. Рашкин и Маркелов — о том, что изменит это закон
 Алексей Навальный во время встречи с избирателями. Фото: Михаил Метцель / ТАСС
24 Мая 2017, 21:05

Дума приравняла встречи с избирателями к митингам. Рашкин и Маркелов — о том, что изменит это закон

Государственная дума 24 мая в третьем чтении приняла законопроект, согласно которому уличные встречи депутатов и кандидатов приравниваются к митингам. За принятие проголосовали 320 депутатов, против — 100 депутатов, один воздержался. В ходе голосования в КПРФ полностью отказались принимать этот закон. Открытая Россия поговорила с коммунистом Валерием Рашкиным и политологом Сергеем Маркеловым о том, к чему приведет новый закон.

По мнению депутата, новый закон противоречит Конституции и здравому смыслу. «Если следовать разуму, если следовать Конституции, если следовать федеральному законодательству, тогда за этот закон нельзя было ни в коем случае голосовать», — посчитали в КПРФ. Рашкин сожалеет, что возобладала другая точка зрения, навязанная правительством и «инициативщиной „Единой России“». «Она пошла на это осознанно, мы не могли голосовать за этот закон, это исключено», — заключил он.

Валерий Рашкин. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Валерий Рашкин. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Также он отмечает, что этот закон хорошо демонстрирует позицию властей в отношении встреч кандидатов и избирателей.

— Представительная власть в России должна быть под пятой исполнительной власти — такая у них точка зрения, чтобы встречаться с избирателями, надо просить разрешение у главы, мэра, префекта, губернатора, смотря какого уровня проводится встреча.

Во время беседы Валерий Рашкин заметил, что подобные законы принимаются только в некоторых монархиях либо в «пиночетовских» диктатурах.

— Вот выбирайте из этих двух вариантов, каким путем идет Россия при президенте Путине и премьер-министре Медведеве — либо монархический путь, либо диктатура. Этот закон четко показывает вектор, куда движется Россия.

В качестве образца здоровой системы Рашкин приводит Советский Союз. По его мнению, в СССР подобное было невозможно: «В кошмарном сне не может присниться вариант, когда депутат Советского Союза или РСФСР бегал к исполнительной власти с просьбой встретиться с избирателями».

«Глухое раздражение и негативное отношение к власти будет только нарастать»

Валерий Рашкин считает, что избиратели лишатся возможности публично получать информацию и ответы на волнующие вопросы.

«Закрытость властных структур, табу на получение информации и отсутствие воздействия на властные структуры в лице депутатов, конечно, выразится в огромном негативе и снижении авторитета всей власти», — предупреждает коммунист: «Глухое раздражение и негативное отношение к власти будет только нарастать. Особенно к тем, кто это продвинул, к „Единой России“».

«Их дело — закручивать гайки»

Источником подобной инициативы Рашкин называет страх. «Эта боязнь, эта трусость исходит из социально-экономической ситуации в России», — уточнил он. Депутат обратил внимание на растущую безработицу и снижающиеся доходы.

— Они боятся, что люди на улицах почувствуют, что их много, а это реально, поэтому их дело — закручивать гайки, чтобы не было массовых акций, людей не должна объединить одна цель. Если народ придет, то «Единой России» на выборах делать нечего. Поэтому они боятся всего в совокупности.

«Точно можно утверждать, что становится меньше свободы»

Говоря о возможных плюсах для инициаторов закона, политолог Сергей Маркелов обратил внимание на появившуюся возможность законодательной регуляции деятельности кандидатов и депутатов. Различные трактовки Маркелов предлагает рассмотреть через две оптики.

Сергей Маркелов. Фото: Сергей Карпов

Сергей Маркелов. Фото: Сергей Карпов

Первая, политологическая, обращает внимание на то, что описанные законом политические процессы загоняются в определенные нормы, системы правил, следствий и наказаний. «Там, где начинается свобода, включается регламент регулировки, то есть несвободы», — говорит политолог.

Под второй оптикой Маркелов рассматривает свободу политической коммуникации. Он считает, что власти неудобна история, в которой депутаты и кандидаты имеют возможность свободно общаться с народом. «Она хочет присутствовать и понимать, что происходит в низовых диалогах на депутатских встречах», — утверждает политолог. С его точки зрения, трактовать новый закон можно как угодно, но вышеназванные вещи являются принципиальными.

— Точно можно утверждать, что становится меньше свободы, — заключает Маркелов.

«Власть будет делать все то, что умеет»

На вопрос о возможном вреде депутатам, которые проголосовали «за», политолог ответил, что, возможно, они просто заблуждаются о границах распространения этого закона. «Они не получают ограничений, потому что считают себя одним из властных институтов. Скорее всего, они думают, что жесткая работа этого закона на них не распространяется», — полагает Маркелов. Тем не менее, он выразил уверенность в том, что закон даст возможность для манипуляций.

— Этот закон будет выворачиваться под главного игрока и вступит в силу знаменитое правило «равноудаленности или равноприближенности», я точно уверен, что те же кандидаты из ЛДПР будут больше страдать от этого закона, чем кандидат от власти.

По поводу реакции на работу нового закона у Сергея Маркелова неоднозначное мнение: «Конечно, те кто в этой ситуации уже заложен как страдающая сторона, будут возмущаться. Но люди же перестали возмущаться, когда всех обязали согласовывать пикеты любого уровня, даже на двух человек». После множественных ограничительных мер эту он называет очередной удавкой на шее того или иного политика.

— Если возмущение будет сильным, примут дополнительные опции через год-два. Если не возникнет громкого обсуждения, опять все свалят на оппозицию, мол, опять мутят воду и расшатывают лодку, а они все честно сделали, то есть власть будет делать все то, что умеет.

util