«Как можно настолько все извращать?» Выступление Алексея Навального на суде против Усманова
 Алексей Навальный комментирует ход процесса в перерыве. Фото: Евгений Фельдман / проект «Это Навальный»
30 May 2017, 15:54

«Как можно настолько все извращать?» Выступление Алексея Навального на суде против Усманова

30 мая в Люблинском районном суде Москвы началось рассмотрение по существу иска о защите чести и достоинства миллиардера Алишера Усманова к политику Алексею Навальному и Фонду борьбы с коррупцией. Миллиардер требует, чтобы оппозиционер опроверг информацию о коррупционных связях Усманова с премьер-министром Дмитрием Медведевым. В своих двух майских видеообращениях бизнесмен обвинил Навального во лжи, коррупции и популизме. Открытая Россия публикует выступление Алексея Навального на судебном заседании.

Ваша честь, хочу начать с того, с чего начинать не хотел. Ну как можно настолько все извращать, настолько черное называть белым. [обращаясь к представителям истца] Вы утверждаете, что Усманов не увольнял из «Коммерсанта» Максима Ковальского. Но в материалах, которые суд отказался приобщать, четко написано: «Владелец „Коммерсанта“ Усманов заявил о кадровых решениях в руководстве». Причиной стала «публикация некоторых материалов в последних номерах журнала, которые владелец, до того времени ни разу не вмешивавшийся в журналистскую деятельность своих изданий, расценил как нарушение журналистской этики».

Далее об увольнении пишут все СМИ. Сами журналисты тогда писали обращение, и истолковали все довольно однозначно, и был большой скандал. Все это было в 2011 году, когда были массовые митинги; Усманов бравировал этим увольнением, продемонстрировав тем самым лояльность власти. Он демонстративно уволил журналиста и кичился этим. А вы сейчас говорите — это был не он, это были некие таинственные акционеры. Вот это и есть суть вашего процесс: вы пытаетесь назвать белое черным. Весь процесс в том, что Алишер Усманов выполняет поручение высших должностных лиц, берет огонь на себя, пытается переключить внимание с нашего расследования, которое говорит о том, какой ужасный коррупционер Медведев. Он устраивает веселые шутки, видеообращения, дарит айфоны за мемы. [судье] Вы знаете, что такое мемы? Это смешные картинки.

Представитель Алишера Усманова — адвокат Генрих Падва. Фото: Евгений Фельдман / проект «Это Навальный»

Представитель Алишера Усманова — адвокат Генрих Падва. Фото: Евгений Фельдман / проект «Это Навальный»

Мне жаль, что уважаемые адвокаты стали частью этого шоу, но это так. Спор идет не о том, что в России коррупция и воруют миллиардами, а о том, что я сказал про Усманова. Тем не менее, суть ваших требований заключается в том, чтобы удалить страницу расследования «Он вам не Димон» и фактически удалить весь фильм, который сейчас посмотрело уже более 20 миллионов человек. Я не буду цитировать вашего доверителя [Усманова], то действие, которое он позволяет себе в отношении меня в конце каждого ролика, но могу вас заверить, что ничего удалено не будет, и мы еще сильнее будем распространять наши расследования, нравится ли это Усманову или нет.

Передо мной лежит книжка. Я не знаю, может быть она не такая, как у вас, но я смотрю в Гражданский процессуальный кодекс, в статью 57, и вижу, что «в случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств». Это не ваше право, вы должны сделать это не потому, что Навальный — классный парень, или, наоборот, не сделать этого, потому что он не классный и мы ему не поможем. Суд помогает достать документы для обеспечения состязательности процесса, для обеспечения моих прав. Требуемые документы находятся не на Луне, они в Росреестре или в Узбекистане. Но нам отказывают во всем.

[обращаясь к представителям Усманова] Генрих Павлович [Падва], вы просите предъявить документы. Но что я вам предъявлю? Они же ничего не приобщили. Вот эпизод из вашего иска номер один. Простой факт: Усманов дарит дом за 5 млрд долларов фонду, возглавляемому одноклассником Медведева. У сделки нет объяснения, и все, что говорят о ней в интервью различным СМИ ее участники — это ложь. Если истец по-прежнему настаивает на том, что сделка прикрывала другую, то она должна быть признана ничтожной. Сейчас мы видим дарение имущества колоссальной цены фонду одноклассников премьер-министра для того чтобы он извлекал выгоду. А он извлекал. Он плавал на яхтах, заказывал те самые зеленые кроссовки, фотографировался в замечательных особняках. Домом на Рублевке пользуется и он, и его родственники. И именно поэтому нам отказали в вызове всех руководителей этих фондов. Если бы они не лгали, в суде они бы рассказали о том, кто из медведевских родственников пользуется особняками.

Вам когда-нибудь дарили дом за пять миллиардов? Наверное, нет. И мне — нет. А им дарят. И нет никакого объяснения, кроме того, что это взятка, и мы не прекратим об этом говорить.

Что касается Шувалова. Интересно, что иск подали только сейчас подали. Почему бы вам не привлечь к ответственности Wall Street Journal? Все, что я рассказывал тогда о Шувалове — это их расследование. Они доказали, что Усманов и Абрамович отправляли деньги Шувалову, и никто из участников этой схемы в суд тогда не подал. Если вы хотите, чтобы мы молчали об этом, этого не произойдет никогда. Иначе (цитирует свою старую запись с сайта) «многонациональный народ Российской Федерации (так в Конституции), который даже не узнает об этой вечеринке и этой яхте, потому что Путин, Шувалов и Усманов позаботились о наличии цензуры в СМИ. Усманов отдельно — в своем издательском доме „Коммерсантъ“».

И это чистая правда. Есть народ, который обокрали, и те, кто его обокрал, веселится там на яхтах, и никто об этом не знает, потому что в российских СМИ есть цензура. Невозможно себе представить, что в стране, где нет цензуры, вице-премьер отдыхает на яхте олигарха, и об этом не пишет ни одно СМИ.

«Генрих Павлович, можно с вами сфотографироваться?». Фото: Евгений Фельдман / проект «Это Навальный»

«Генрих Павлович, можно с вами сфотографироваться?». Фото: Евгений Фельдман / проект «Это Навальный»

Публикация номер 12, об изнасиловании. Не понимаю, зачем вы тут все передергиваете. Характеризуя личность Усманова, я делаю то, что делает любой человек — получаю информацию из открытых источников. Я читаю газеты... если мне нужно будет что-то узнать об адвокате Генрихе Падве, я открою интернет, например. В том же случае я основывался на публикации Крейга Мюррея. Я согласен, что это было давно, 40 лет назад, и судимость была погашена, но мне нужна была характеристика его личности. Посол говорил, что его обвиняли в изнасиловании, сам Усманов — что в расхищении социалистической собственности. Поэтому я и сказал — «то ли за изнасилование, то ли за мошенничество». Я нигде не утверждал, что он сидел за изнасилование.

То, что суд отказывает запросить приговор, тоже очень многое показывает. Например, Генрих Павлович говорит, что Усманов был осужден в рамках «хлопкового дела», но это не так — Усманова приговорили в 80-ом году, а дело началось в 84-ом. Я согласен, что судебная система СССР была ужасной, но у нас нет ни единственного свидетельства того, что Усманов был политзаключенным. Почему же он не говорил о том, что его несправедливо покарали, раньше? Вы что, хотите, чтобы я поверил узбекскому суду 2000 года, куда пришел друг Каримова, чтобы получить документ? Мы с вами все прекрасно понимаем.

Про приватизацию. Каждый раз представители госкорпораций говорят, что они не госкорпорации, но катаются на машинах с мигалками, требуют льготы и называют себя «национальным достоянием». Газпром, де-факто — государственная компания, де-юре — с государственным участием. Отчуждение ее активов в офшор — это, безусловно, приватизация. Усманов, имея пост в «Газпроме», продал предприятия своим частным офшорам. Безусловно, он участвовал в приватизации. И схема, конечно же, преступная, здесь есть огромный конфликт интересов — он продавал активы сам себе и дешевле, чем ранее купил у самого себя, это махинация.

Возвращаясь к вопросу Генриха Павловича о том, какую же услугу оказал Медведев за ту взятку в 5 млрд долларов, вот и ответ. Он оказывал покровительство Усманову, находясь в Газпроме, без его покровительства эти сделки были бы невозможны. Ровно об этом же и говорил Березовский в видеозаписи, которую суд отказался приобщать.

Ну и, наконец, налоги. Усманов не доплачивает налоги годами. Поэтому он и стал таким состоятельным. Таких олигархов, как он, нет за границей, потому что они платят налоги, а не продают сырье с использованием трансфертного ценообразования. Усманов занимается этим, и мы это доказали в том числе и документами, которые вы, ваша честь, отказались приобщить, грубо нарушив наше право на защиту.

Самое неприятное, самая большая ложь — это, конечно, «Коммерсантъ». Так говорить вообще нельзя. Остальные факты тоже есть, поэтому я прошу в иске отказать.

util