День отказов в ходатайствах. Как миллиардер Усманов защищал честь и достоинство от Навального
 Адвокат Генрих Падва (слева) и председатель партии «Партия прогресса» Алексей Навальный (справа) перед началом заседания суда. Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ
30 Мая 2017, 22:59

День отказов в ходатайствах. Как миллиардер Усманов защищал честь и достоинство от Навального

30 мая Люблинский районный суд начал рассматривать иск о защите чести, достоинства и деловой репутации миллиардера Алишера Усманова. Ответчики — Алексей Навальный и его Фонд борьбы с коррупцией — обвинили судью Марину Васину в предвзятости после того, как она отказала в удовлетворении почти всех их ходатайств.

Судебные прения и разрешение спора перенесли на следующий день. Если суд встанет на сторону олигарха, Навальный будет обязан удалить и опровергнуть сведения, признанные порочащими. Сам политик уже заявил, что ничего удалять не намерен.

Никаких свидетелей

Перед началом процесса Алексей Навальный сделал селфи с одним из своих оппонентов — представителем Усманова адвокатом Генрихом Падвой. «Одну хорошую вещь сделал Усманов. Благодаря ему увижу в процессе легендарного Падву» — подписал оппозиционер снимок в своем Твиттере.

Начав заседание, судья Васина сходу отклонила ходатайство ответчиков о съемке происходящего в зале — даже несмотря на то, что истцы были не против. Затем юристы Навального попросили прекратить производство по делу и перенести разбирательство в арбитражный суд, так как спор касается предпринимательской деятельности Усманова. Подумав, судья отказала и в этом.

Ответчики попытались вызвать в суд свидетелями премьер-министра Медведева и вице-премьера Шувалова, так как они смогли бы прояснить фактическую сторону дела; это оставили без рассмотрения «до пояснений сторон». Затем юрист ФБК Жданов попросил приобщить выписку из Росреестра, подтверждающая факт передачи участка фонду «Соцгоспроект», но Васина отложила и его. «Фактически, вы отказали нам в третьем ходатайстве. Наверное, Медведева и Шувалова еще как-то можно объяснить, но когда вы отказываетесь приобщать документы... Это очевидно доказывает, что вы заранее встали на сторону истца», — возмутился Навальный. «Еще ходатайства будут?», — перебила его судья.

Фонд борьбы с коррупцией попросил истребовать доказательства — договор между Усмановым и «Соцгоспроектом», который Росреестр им предоставить отказался. «Суть нашего спора такая: я говорю, что дарение Усманова — это взятка, а он говорит — не взятка, а часть сделки. Давайте истребуем договор и разберемся», — пояснил Навальный. С документом происходят «необъяснимые вещи», добавили ответчики. Ходатайство возмутило Падву: он заявил, что такая просьба очень хорошо иллюстрирует позицию ответчиков, которые публиковали информацию, не изучив исходные документы. Истребование также отложили «до выступления сторон».

В следующие несколько часов Васина отложила почти десяток ходатайств ответчиков. Она отказалась приобщить ответ ФБК из Генпрокуратуры, вызвать в качестве свидетеля председателя набсовета «Соцгоспроекта» Илью Елисеева, директора «Фонда поддержки социально значимых государственных проектов» Алексея Четверткова и учредителя «Соцгоспроекта» Виталия Головачева. «Вы делаете этот процесс юридически невозможным потому что лишаете меня возможности представлять свою позицию», — возмущался Навальный. Последнее, что попытались сделать ответчики до перерыва — доказать то, что Усманов цензурировал принадлежащий ему «Коммерсантъ». «В декабре 2011 года Усманов уволил главного редактора „Коммерсантъ-Власть“ Максима Ковальского. Изданию „Газета.ру“ Усманов сам прямо говорил, что до этого не вмешивался в редакционную политику. То есть, он признавал факт вмешательства, что, безусловно, цензура», — заявил Жданов.

По просьбе Падвы суд объявил небольшой перерыв. В коридоре Навального ждала толпа журналистов с видеокамерами; политик, кажется, был от этого не в восторге и искал камеру, писавшую для его видеоблога «Навальный Live».

После перерыва представители истца возразили против приобщения статьи из «Газеты.ру». Падва отметил, что она доказывает отсутствие цензуры в «Коммерсанте», так как Усманов никогда напрямую не заявлял, что кого-то уволил, а сказал лишь о самом факте увольнения.

В ходатайстве Навальному отказали, так как документы сочли «оформленными ненадлежащим образом».

Следующий эпизод разбирательства касался судимости Усманова. Ответчики попросили истребовать приговор Верховного суда Узбекистана. «Заявляйте сразу все ходатайства, мы на этой стадии очень долго сидим», — прервала Жданова судья. «Нет никакой нужды гнать нас», — начал Навальный; Васина потребовала от него выразить мнение по заявленному ходатайству. Политик поддержал его, так как на этот документ ссылался истец.

Адвокаты Усманова ожидаемо возразили, и суд во всем отказал.

Жданов попросил вызвать в качестве свидетеля экс-посла Великобритании в Узбекистане Крейга Мюррея, на чьи слова ссылался Навальный, говоря об обвинениях Усманова в изнасиловании. Судья вновь попросила зачитать все ходатайства сразу. «Что произошло за перерыв, пока вы выходили? Пожар какой-то, новый ураган? Я не вижу причин торопиться», — вопрошал Навальный. Тем не менее, им пришлось заявить вместе с вызовом Мюррея вызов Владимира Милова. «Мюррей может рассказать об обстоятельствах, при которых он узнал информацию об обвинениях в изнасиловании, а Милов, как бывший замминистра энергетики, курировавший в том числе и „Газпром“, сможет пояснить, как Усманов сначала сам у себя выкупил акции, а потом сам себе продал, но уже дешевле», — объясняли свою просьбу ответчики.

Ни Милов, ни Мюррей в зале суда не нужны, решила Васина.

Ходатайства закончились

Покончив с вызовом свидетелей, ответчики перешли к документальной стороне вопроса. Чтобы доказать, что Усманов недоплачивает в налоги в РФ, ФБК попросил приобщить отчетность принадлежащей ему компании «Металлинвест». Как считают в фонде, через компании, оформленные в офшорах, истец экономил на выплатах государству. «Документы оформлены не надлежащим образом», — отвергла их судья. «По закону, отчетность на сайте компании — это официальный источник. Несмотря на это, вы отказываетесь приобщить одно из важнейших доказательств защиты», — выступил Навальный. На Васину его реплика не подействовала, и через несколько минут она отказалась запросить и информацию о стоимости железнорудных окатышей (что бы это не значило) и в приобщении старого видеоинтервью Березовского, где упоминается приватизация горно-обогатительных комбинатов и, в, частности Усманов. «Может быть, мы еще дух Березовского вызовем», — прокомментировала последнее адвокат Усманова Элеонора Сергеева. «Мне бы живого Усманова вызвать», — парировал политик.

Получив еще несколько отказов, ответчики заявили ходатайство об отводе Васиной. «Мне кажется, вам не хочется вести этот процесс. Мы вам даем прекрасный шанс отвести себя. Возможно, на ваше место придет судья, который даст нам хоть какой-то шанс соревноваться с замечательным олигархом Усмановым», — говорил Навальный.

Через полчаса судья приняла решение себя не отводить. «Ходатайства закончились», — сообщила в твиттере пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш.

Наконец, судья зачитала иск Усманова. Согласно документу, миллиардер требует удалить и опровергнуть все сведения, связанные с ним, из расследования «Он вам не Димон», интервью Навального «Эху Москвы», записи на странице Навального в фейсбуке, в которых написано о взятке, которую Усманов якобы дал Игорю Шувалову, и из заявления Навального о цензуре в газете «Коммерсант». «Усманова на весь мир объявили взяточником. Но если Медведев получил такую огромную взятку в 5 миллиардов, он ведь должен был что-то сделать», — рассуждал Падва, поддерживая иск. Адвокат отметил, что «неприлично называть человека преступником за то, что он был осужден сорок лет назад, особенно при советской власти».

«Поскольку истец не пришел, я буду задавать вопросы вам», — обратился Жданов к адвокату. Он попытался выяснить, при каких обстоятельствах Усманов познакомился с Медведевым и связано ли знакомство с деятельностью Медведева в Газпроме, но Падва отказался на это отвечать. «Эти вопросы перекладывают бремя доказывания вины на сторону истца», — сказал он. «Тогда уточняющий юридический вопрос. В иске вы утверждаете, что ответчик высказался в форме утверждения фактов [о судимости за изнасилование], или это было предположение?», — не унимался Жданов. «Я был бы очень рад, если бы вы сказали, что это ваше предположение, умозаключение, что это вам приснилось», — улыбнулся адвокат.

После перепалки стороны начали обсуждать цензуру в «Коммерсанте». Навальный выступил с довольно объемной речью, где подчеркнул, что отрицание цензуры возмущает его больше, чем что-либо в этом деле. «Вы утверждаете, что Усманов не увольнял из «Коммерсанта» Максима Ковальского. Но в материалах, которые суд отказался приобщать, четко написано: «Владелец „Коммерсанта“ Усманов заявил о кадровых решениях в руководстве». Причиной стала «публикация некоторых материалов в последних номерах журнала, которые владелец, до того времени ни разу не вмешивавшийся в журналистскую деятельность своих изданий, расценил как нарушение журналистской этики», — горячился политик.

Спустя час, потраченный сторонами на уточнение слов Навального о налоговом резидентстве Усманова и о взятке Шувалову, Падва попросил приобщить к делу документ из Верховного суда Узбекистана с перечислением статей, вменявшихся Усманову; уголовной статьи за изнасилование среди них не было. Суд ходатайство удовлетворил.

Адвокаты олигарха принесли в множество документов — акты приема-передачи имущества Усманова фонду «Соцгоспроект», материалы о сделке Усманова и Шувалова и выписки из налоговой о том, что с 2003 по 2016 год Усманов выплатил государству более 12 млрд рублей. Все они, по мнению истца, доказывают ложь Навального. Ответчики попросили перерыв в заседании для того, чтобы ознакомиться со всеми документами, но им дали только десять минут. Юрист ФБК Жданов назвал это «издевательством» и потребовал занести свои слова в протокол.

Отказав представителям Навального еще в паре ходатайств, Васина объявила о переходе к прениям и сразу же объявила перерыв до следующего дня. Приставы попросили всех покинуть здание суда. «Там опять меня журналисты ждут. Давайте и вы пару слов скажите, я не хочу один», — говорил Навальный своим юристам, проходя через турникет.

util