«Губы, крики, стоны, восторг, восторг». Любовь глазами нового директора Исаакия
 Ирада Вовненко на презентации своей книги. Фото: Виталий Коликов / Facebook
1 June 2017, 16:53

«Губы, крики, стоны, восторг, восторг». Любовь глазами нового директора Исаакия

Отрывки из книг писательницы Ирады Вовненко — нового директора собора

Новым директором Исаакиевского собора стала Ирада Вовненко. В музее Вовненко была заместителем директора по связям с общественностью, организовывала несколько выставок, руководила проектом «Собрание друзей Исаакиевского собора».

Ирада — член Союза писателей Санкт-Петербурга, автор любовных романов «Любовь и счастье добавлять по вкусу», «Дресс-код вдохновения», «Любовь и другие диссонансы» (в соавторстве с Янушем Вишневским), сборника «Влечение. Истории любви». Иллюстрации к нескольким ее книгам создал Никас Сафронов.

«Бесспорно, в общении и в управлении очень важны психологические аспекты. Умение выстраивать отношения — важная составляющая для любого руководителя. Ну и, конечно, новую книгу после всего этого я напишу — 100 процентов», — ответила писательница «Фонтанке» на вопрос о том, поможет ли ей умение выстраивать взаимоотношения книжных героев в управлении собором.

Открытая Россия выбрала несколько фрагментов из книг Вовненко, которые демонстрируют пылкость отношений созданных ею персонажей. Орфография и пунктуация оставлены без изменений.

Из книги «Влечение. Истории любви»

Сергей целовал ее нежную шею, полную грудь, которая отзывчиво устремлялась под его пальцы. До обширной кровати они не добрались, антрацитово-черная юбка и кружевная единица белья были отброшены прямо на подоконнике.

Возбуждение было невыразимо сильным, она кричала, кусала губы, не имея возможности сдержаться.

Что это? Как давно она не испытывала таких ощущений, этого уплывающего неба, ускользающей действительности... Сергей усадил ее на кровать, в подушки, завладел ногой в дорогом педикюре и принялся целовать каждый пальчик, от чуть изогнутого мизинца до аккуратного большого; Ольга даже немного сопротивлялась, смущенная. После нескончаемых ласк они весело плескались в ванне, и все повторилось снова: подоконник, губы, крики, стоны, восторг, восторг«

Из книги «Любовь и другие диссонансы»

«Сделать приятное» означало две вещи, допустимые в их интимной жизни.
Первое. Он погладит Анну по голове. Потом возьмет ее обеими руками и опустит к бедрам. Даже герои фильмов Тинто Брасса проявляли больше фантазии, прежде чем перейти к самому главному.
Второе. Он подойдет сзади, очень близко. Подтолкнет ее к кровати — так, что она распластается по одеялу, словно подстреленная утка. Потом Сергей будет долго пыхтеть и даже стонать. И самоуверенно спросит: «Тебе ведь было хорошо, малыш?»

— Мой господин, — обратилась она к нему по-русски, — давайте поговорим о сексе! О сексуальных фантазиях! Представьте себе, я ни с кем никогда об этом не говорила! Не знаете, почему?
Танец закончился, она рассмеялась и сжала лицо музыканта в ладонях. Он поцеловал ее ладонь, и запястье, и ямочку на сгибе локтя.
Казалось, в груди у нее взорвался праздничный салют. Она приложила усилия, чтобы наконец от него оторваться.
— Сексуальные фантазии... — бормотала она вполголоса. — Надо же, что мне в голову пришло! Такое ощущение, что я обезумела. И это мне нравится! Нравится!"

Он снял с нее плащ, потянул за ленту, и ее волосы рассыпались волной, закрывая лицо. Он целовал их, перебирая пальцами пряди и вдыхая аромат. Потом резко подхватил ее и опустил на стол. От нетерпения он порвал ей платье. А она просто доверилась ему— впервые доверилась мужчине без оглядки. А потом вскрикивала и царапала ему спину, чувствуя себя русалкой с жемчужинами в волосах.

Я попытался дотянуться до лежащего на полу платья, но стол был слишком высокий.
— Постойте, не сейчас, — прошептала она, откидываясь назад, — я снова хочу вас...
И начала приподниматься и опускаться. Потом повернулась ко мне спиной. Я крепко обнял ее за талию, а она передвинула мои руки себе на ягодицы. Наше дыхание участилось. Я услышал вздох и тихий сдавленный стон. Обернувшись, она улыбнулась, кусая губы:
— Я опередила вас, да?
Я молча кивнул и погладил ее по голове. Она слезла со стола и опустилась передо мной на колени. Ее волосы коснулись моего живота...

util